Вчера в Венесуэле для многих внезапно и весьма стремительно стала развиваться операция по освобождению Боливарианской Республики от диктатуры Николаса Мадуро. Хотя, внезапно ли и стремительно ли?

Рано утром, 30 апреля, в столице Венесуэлы Каракасе лидер венесуэльской оппозиции и объявленный временным президентом страны Хуан Гуайдо, со своим единомышленником и коллегой оппозиционером Леопольдо Лопесом, проведшем 5 лет в заключении, объявили о начале заключительного этапа операции по свержению диктатора Николаса Мадуро и о том, что они заручились поддержкой военных.

Что же, если для кого-то эти события несли непредсказуемый характер, то только не для меня. Но, для начала, давайте проследим, что им предшествовало.

Прежде всего, напомню, что вначале апреля в Вашингтоне прошло экстренное заседание Организации американских государств (ОАГ), которое призвала собраться Колумбия. Темой для собрания была, безусловно, Венесуэла, а так же признание законным и официальным представителем Венесуэлы в ОАГ Густаво Тарре.

По сути, это признание было важным шагом на пути венесуэльцев к свержению режима Мадуро, о чем я и написал в статье «Для интервенции в Венесуэлу — все готово». Ведь, имея своего официального представителя в ОАГ, признанного президента в мировом сообществе, в лице Хауна Гуайдо, обновленное руководство страны вполне могло воспользоваться 187-й статьей конституции Боливарианской Республики, согласно которой правительство Венесуэлы может запросить ввод иностранных войск на свою территорию.

Накануне того самого собрания президент Бразилии Жаир Болсонару заранее подтвердил, что его страна примет участие в “иностранной военной интервенции на территорию Венесуэлы” в случае, если того потребует ситуация. Колумбия и США так же готовы поддержать новую власть Венесуэлы, в операции по свержению Мадуро.

И вот, утро 30 апреля, сумбурное и хаотичное. В районе авиабазы Ла-Карлота мелькают в кадре не более полусотни национальных гвардейцев принявших сторону Гуайдо, пулеметы, бананы и, как говорится, больше дыма в эфире, чем огня.

Если эта и была попытка захвата авиационного транспортного узла Каракаса, то настолько бездарная и лишенная фактора неожиданности, что подобного в мировой истории спецопераций и припомнить сложно.

А потому, откровенно говоря, от старта «Operacion Libertad» уже на тот момент было крайне смутное первое впечатление и вот почему.

Народ Венесуэлы за 5 лет мог неоднократно повалить режим Мадуро, пользуясь тотальным превосходством народных масс, но всегда отступал. Сейчас ситуация весьма похожая, ведь при превосходстве народной массы имеется пока лишь визуальная картинка поддержки со стороны военных, но без тотального превосходства оной.

То есть, Гуайдо и его сторонники скорее имитируют поддержку армии, ведь даже при наличии таковой, она куда меньше чем та, что есть у Мадуро. Но эта имитация ему дает на уровне медиа говорить о поддержке народа военными, и, кто знает, возможно, даже призвать к помощи соседей и союзников. Что в принципе и получилось.

К середине дня, по венесуэльскому времени, когда уже окончательно стало ясно, что перевес силовиков не на стороне Гуайдо, в игру вступили США, от лица Майка Помпео и Джона Болтона на дипломатическом уровне пытающиеся заставить Мадуро уйти. В частности, Джон Болтон договорился с Падрино Лопесом, Майкелем Морено и Эрнандесом о том, чтобы венесуэльский диктатор покинул страну беспрепятственно, но и без сопротивления.

Разумеется, в игру вмешалась Москва и к вечеру не только изменилась позиция полуофициальной Венесуэлы, с намерения бежать на Кубу, до “ни шагу назад”, но и отправился в эту далекую республики борт из России. Что на борту этого самолёта, политический десант или “рязанский”, сложно сказать. Возможно этот самолет и вовсе для эвакуации Мадуро, но с учетом того, что это Москве не выгодно прямо сейчас – маловероятно.

А потому, итог первого дня “революции” крайне неоднозначный. С одной стороны, да, оппозиция привлекла в очередной раз внимание мирового сообщества к проблемам своей страны, а с другой – ни одна из реально поставленных задач по свержению Мадуро выполнена не была, а военные, перешедшие на сторону Гуайдо, уже вынуждены искать убежище на территории посольств, в частности, Бразилии.

Собственно, не удивлюсь, если помпезно и пафосно объявленная «Operacion Libertad» рассчитана в итоге всего лишь на одно, не свержение режима руками народа, а таки применение 187-й статьи Конституции и привлечение к правому делу колумбийских и бразильских коммандос.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко