Украина и «информационный фронт»: специфика национального бессилия (окончание)

-

Читайте также

Facebook и Instagram удалили 120 тысяч постов за вмешательство в американские выборы

Компания Facebook Inc удалила из социальной сети Facebook и приложения для обмена фотографиями и видеозаписями Instagram 120 тысяч постов...

Европейские политики «двойного» назначения в рамках карабахского конфликта

При вторжении Российской Федерации в Украину в 2014 году и в дальнейшем, на протяжении последующих лет конфликта, многие украинцы...

Резников предложил новый формат переговоров по Донбассу: что известно

Украине нужен новый формат переговоров о деоккупации части территорий Донецкой и Луганской областей. Об этом заявил министр по вопросам...

 

Начало см. здесь

Говорил в последнее время не раз, повторюсь: Украину сегодня спасает то, что она – жертва агрессии. Ей, в отличие от агрессора в лице России, не нужна мощная машина пропаганды и дезинформации. Для нее оперативное информирование, предоставление объективной информации – это уже какой-никакой инструмент контрпропаганды.

Но и здесь у нас, мягко говоря, не сложилось. Не смотря на то, что КАЖДОЕ министерство и ведомство Украины имеет штатный инструмент оперативного информирования в лице пресс-служб и пресс-центров.

Сложилась следующая ситуация. В ходе аннексии Крыма подобные структуры просто молчали. Их не было в информационном пространстве. Некому было во всей стране (кроме все тех же энтузиастов-патриотов) противопоставить информирование общественности той лавине лжи, которая обрушилась в информпространство со стороны России.

Далее. В начале событий на Донбассе картина кардинально не изменилась – госструктуры предпочитали не высовываться. Затем с началом АТО в штабе операции формально была создана информгруппа (это предусмотрено законом про АТО), во главе которой поставили «свадебного генерала», занимающегося решением своих проблем. В группу вошли по два пресс-офицера от каждого вооруженного формирования и спецслужбы. Которые, не имея единого руководителя, занимались «информационным обслуживанием» руководства своих структур. О единой информационной политике речь просто не шла.

Ситуация изменилась с подписанием в апреле и.о.Президента Украины распоряжения о создании группы информационного обеспечения во главе с офицером Минобороны. Писалось это распоряжение под конкретных людей, которые уже показали свой потенциал. Так в штабе АТО появился спикер.

Следующим шагом, согласно распоряжению и.о.Президента, должно было стать обеспечение и организация полноценной работы группы – причем в трехдневный срок. Однако, увы, прошло три месяца (!), но этого так и не сделано. То есть спикер АТО фактически вещает в плане оперативного информирования лишь в части, касающейся армии, в то время как остальные вооруженные формирования – в частности, Национальная гвардия – живут своей «информационной жизнью», отдельной от централизованной системы информирования в рамках АТО.

Сейчас эта ситуация частично исправлена после создания информцентра СНБО, куда стекается информация от всех силовиков. Это архиважная инициатива, но речь об оперативном информировании здесь идет несколько условно.

Тогда как именно оперативность информирования – с промежутком в пару-тройку десятков минут после события – имеет колоссальное значение. Ведь правила игры диктует тот, кто сообщает о событии первым. Если это сделали не украинские структуры, а российские пропагандистские СМИ (а механизм оперативного получения, «интерпретации» и выдачи в эфир сообщений у них отлажен до мелочей, и вся система пропаганды работает как часы), то мир получает полностью перекрученную картинку. В итоге мы постоянно лишь опровергаем российские сообщения и оправдываемся, что уже само по себе является безусловным проигрышем в информационной войне.

Стоит заметить, что после долгого ступора в министерствах и ведомствах наконец поняли, что противостояние России на информационном фронте необходимо. Но (вот она, специфика бюрократической Украины) понимание этой необходимости выразилось не в защите интересов державы, а в стремлении отдельных наших чиновников пиариться на АТО (особенно после того, как она стала демонстрировать успехи).

Я не против того, что кто-то безумно рвется попиариться. Это личные проблемы каждого чиновника или политика в отдельности. Если бы это не мешало делу.

Так, против нас, группы «ИС», не столь давно вспыхнула тайная и необъявленная война со стороны одной весьма серьезной госструктуры. Причин этой войны мы не могли понять. Нам попортили немало нервов, а мы все гадали: это чиновничья тупость или какая-то диверсия? Когда же мы о причине войны против нас узнали, были изумлены: дело в том, что наша оперативность мешала пиариться некоторым чиновникам. Только они подготовили пресс-релизы и приготовились красоваться перед телекамерами, как оказывается, что эта информация уже давно в эфире – от группы «ИС».

Понятно, что никто и не попытался работать оперативнее нас (что мы только приветствовали бы, ведь это позволило эффективнее противостоять российской пропаганде – за что мы, собственно, и боремся с марта этого года). Нет, посчитали более логичным просто попытаться нас заткнуть.

Но это половина проблемы. Вторая половина состоит в том, что даже после создания (с безумным опозданием) информцентра при СНБО, вокруг него постоянно идет какая-то мышиная возня. Некоторые господа в СНБО (те самые, которые в марте посчитали глупостью наше предложение создать такой информцентр) никак не угомонятся и не могут решить, кто будет красивее смотреться в роли спикера информцентра. Нынешний спикер полковник Андрей Лысенко (кстати, как раз его в этой роли я считаю более чем уместным) всем хорош, кроме одного – у него нет высоких покровителей. А потому сейчас доходит до прямых провокаций, лишь бы его заменить.

(К слову, пытаясь – на голом энтузиазме – оказать посильную помощь державе в создании механизмов информационного противостояния, мы, координаторы группы «ИС», констатируем: за все годы жизни мы не сталкивались с таким количеством интриг и подковерных игр, как за последние несколько недель, столкнувшись с нашим чиновничьим аппаратом. Это весьма гадкое зрелище, но теперь мы понимаем, отчего Украина в целом оказалась столь малозащищенной против российской агрессии. Наши чиновники во всей сфере нацбезопасности и обороны решают совсем другие проблемы – интриги занимают слишком много их служебного времени).      

Но вернемся к штабу АТО. Как я упомянул, информгруппа и сегодня так и не начала полноценную работу. Особенный провал – в аккредитации журналистов и обеспечении их деятельности в зоне АТО.

…Как-то на одном из брифингов журналист, если не ошибаюсь, из Австрии меня спросил, почему украинские силовики не проводят такую аккредитацию, и западные журналисты вынуждены работать в зоне АТО по аккредитации террористических организаций «ЛНР» и «ДНР». Я для начала заметил, что не могу себе представить, чтобы, например, в Афганистане тот же западный журналист работал по аккредитации Талибана или «Аль-Каиды». Но тут же признал, что это даже не проблема журналиста – это проблема наших силовиков, которые не дают возможности журналистам работать по аккредитации на нашей, т.е. «на светлой стороне».

Здесь надо понимать важность такой работы в плане информационного противостояния. Этот циничный (а точнее – прагматичный) прием давно освоили военные на Западе, где, с одной стороны, свобода слова, а с другой стороны – надо и интересы державы блюсти. Хитрость состоит в том (это общеизвестная истина), что если вы обеспечиваете работу журналиста – он фактически у вас в кармане, если только не имеет четкого задания освещать события в нужном кому-то ракурсе. Работая с военнослужащими, которые защищают представителя СМИ, катают его по передовой и едят с ним из одного котелка, журналист поневоле проникается к ним симпатией. Это чистой воды психология. Журналист (как и любой человек) не лишен эмоций, он ассоциирует себя частью той стороны, в окопах которой он сидит.       

Но и на сегодня вопрос аккредитации не решен, и журналисты в основном имеют возможность работать в зоне АТО при «содействии» силовиков разве что в различных пулах при высоких чиновниках, приезжающих сюда и жаждущих пиара. Во всех остальных случаях для журналиста упросить военных поработать в их среде «на передовой» — очень большая проблема. В штабе АТО просто боятся ответственности за этих самых журналистов, что можно понять, но с чем ни в коем случае нельзя согласиться.

В то же время могу заверить, что с приходом к власти новой команды мы видим понимание этой проблемы со стороны тех адекватных ее представителей, с которыми контактируем. Есть все поводы надеяться, что уже в ближайшее время информгруппа при штабе АТО заработает в полную силу – практически в формате полноценного пресс-центра, в тесном взаимодействии с информцентром СНБО (надеюсь также, что интриги вокруг последнего все же прекратятся, ибо они безумно мешают нормальной работе).

…Помимо тех моментов, на которые я указал, существует еще масса аспектов в информационном противостоянии: проведение информационно-психологических операций на оккупированных территориях, «закрепительная» работа с населением в освобожденных районах, «война» в соцсетях и пр. Все они крайне важны, и без умения успешно осуществлять такую работу мы не увидим успеха в противостоянии с Россией. А нам ведь мало освободить Донбасс и завоевать умы его жителей. Нам еще предстоит вернуть Крым тем же образом, как он был у нас украден (чего не сделать без победы на информационном фронте). А потому проблем и задач на будущее – море. И в этом не только для державы, но и для нашей группы «ИС» и Центра военно-политических исследований работы хватит, боюсь, на многие годы.    

Дмитрий Тымчук, руководитель ЦВПИ, группа «ИС»

загрузка...

Свежее

Допомога мешканцям Донбасу: Командувач ОС ЗСУ повідомив, що зроблено військовими   

В ході розмінування територій Донецької та Луганської областей було очищено близько 35 000 га, а також вилучено понад 450000 мін та вибухонебезпечних пристроїв. Про...

ЗСУ закуплять комплекс «Нептун» вже до кінця року: заява міністра оборони

Спланованим фінансовим ресурсом на 2020-й рік кошти на закупівлю берегового ракетного комплексу «Нептун» передбачені не були. Проте Міністерством оборони прийнято рішення про закупівлю комплексу...