Сталин, Гоблин и крымские татары

-

Читайте также

Трудные времена для Газпрома: Китай наращивает закупки СПГ

Китай резко увеличил поставки сжиженного природного газа на свою территорию. Это происходит, несмотря на снижение спроса на топливо из-за...

Зачем пропагандисты ГРУ отправили в Хабаровск “турецких террористов”

Шесть дней назад, 20 октября, я подметил, что в Хабаровске, совершенно неожиданно оказался российский военный корреспондент, Семен Пегов, отправившийся...

Протест металлургов Енакиево: оккупанты обманули с выплатой долгов по зарплатам

В оккупированном Енакиево, возле памятника Алексею Куракину, прошел мирный митинг рабочих металлургического завода, с требованием выплаты задолженностей по ЗП,...

Вслед за Мустафой Джемилевым, советским диссидентом, отсидевшим 14 лет за право крымских татар вернуться на родину, жить в Крыму запретили главе Меджлиса крымскотатарского народа Рефату Чубарову — интеллектуалу, закончившему один из лучших московских вузов, который никогда не позволял себе ничего такого, что можно было даже с большой натяжкой посчитать экстремизмом, написал на своей странице в ФБ Айдер Муждабаев.

В слова крымского «Гоблина»-Аксенова о том, что Рефат разжигал межнациональную рознь, думаю, не верит и сам Аксенов. Они знакомы давно, и ему прекрасно известно, что Чубаров — едва ли не самый толерантный в Крыму политик. Просто Аксенову нужно было как-то объяснить этот акт морального вандализма, да просто мерзость, если чисто по-человечески говорить.

Реальное объяснение, конечно, иное. Рефата Чубарова лишили родины и матери (она, пожилая женщина, жертва депортации 1944 года, живет в Крыму), собственности и возможности служить народу, который избрал его своим лидером, исключительно и только из-за того, что он — крымский татарин и одновременно не банальный подлец.

Рефат Чубаров никогда не занимался национал-популизмом, никогда не произносил слов, которые кого-то могут обидеть по национальному, религиозному и любому другому признаку. Это вообще не свойственно крымским татарам — какого-либо унижать. Их всегда самих пытались унизить, и они знают, как это больно.

Также крымских татар всегда клеймили предателями, и это тоже наложило отпечаток на их характер — им в принципе трудно любое предательство совершить; этим ты как бы подтвердишь несправедливое обвинение, которое в 40-е годы стоило жизни четырем крымским татарам из десяти. Не мог Рефат Чубаров, как и сотни тысяч его соотечественников, часть которых родилась и выросла в (здесь именно — «в») Украине, наутро проснуться патриотом России и поклонником Владимира Путина. Но он делал все, чтобы выстроить отношения с установившейся в Крыму властью, чтобы сгладить острые углы и в конечном счете защитить свой народ, сохранив при этом его человеческое достоинство. Не целовал ботинки, но и подчеркнуто не шел на конфликт.

Этого оказалось мало. Нынче в России, чтобы заниматься политикой (даже в таком узком секторе, как защита прав небольшого репрессированного народа) обязательно надо валяться в ногах, при этом — лгать и предавать, лгать и предавать. Готовности сотрудничать, соблюдать все законы и спокойно решать любые вопросы — недостаточно.

Увы: с «решением по Чубарову» неясностей насчет настоящего и будущего крымских татар практически не осталось. Обещаниям государственной реабилитации большинство людей уже не верят — видят, какая она на практике. Крымские татары — снова народ-изгой; люди второго сорта, подлежащие как минимум жизни под постоянным подозрением силовых структур, а как максимум — выдворению с родины.

Для современной Европы это, конечно, нонсенс, а нам-то не привыкать. Сталинское время вернулось, но в новом виде. Теперь депортации подлежит каждый крымский татарин, пребывание которого в Крыму властям покажется нежелательным. Это может быть кто угодно, и это может быть за что угодно — достаточно не вовремя открыть рот на работе, написать что-то не то в Интернете, выйти на мирный протест. Раз — и ты в депортации. Как в 1944-м, только уже не за счет государства, а за свой счет.

Мне не хочется как-то хлестко оценивать политику запугивания и содержания коренного народа Крыма в моральном гетто; впрочем, отчасти оно уже и физическое — запрещено поминать жертв депортации и даже отмечать народные праздники где-либо, кроме «мест компактного проживания». Людям, которые способны думать и сострадать, не требуется громких слов. Вот только много ли таких людей?

Вообще-то я сначала хотел написать несколько о другом. Но ничего, напишу в конце.

Протест против депортации Рефата Чубарова, которая является составной частью дискриминации крымских татар по национальному признаку, выразил МИД Украины, — ну, понятно, ему по службе положено… А почему другие молчат?

Нет, я не про Америку — она дежурно выскажется, конечно. И европейцы тоже выразят озабоченность. Глядишь, даже Турция вспомнит о как бы все более дальнем родстве…

Я про Россию — ведь именно власти нашей страны возрождают сталинские репрессии, модернизированные тактикой «точечных ударов». Где сбор подписей выдающихся представителей российской интеллигенции под петициями в защиту крымских татар? Ладно, это долго и муторно — тем более летом, когда нашу интеллигенцию больше интересуют условия жизни в европейских отелях. А где открытые обращения к Президенту России уважаемых, известных в стране людей? Про митинг или, ну, хоть пикетик, не говорю — этого не надо, могут в автозак посадить, а то и похуже, чего я никому не желаю.

Услышать бы для начала хоть где-нибудь, хоть один, хоть чей-нибудь голос: так жить нельзя! Ведь это всем нам, живущим в России, а не крымским татарам нужно. А то не заметим, как сами, — все, включая патриотов и даже русских националистов, — у себя на родине превратимся в крымских татар.

Ранее группа «Информационное Сопротивление» сообщала, что крымский «Гоблин» по-прежнему не хочет слышать татар. 

загрузка...

Свежее

ВС Азербайджана уничтожили передовой пункт управления армянской дивизии

В течение дня 26 октября и в ночь на 27 октября армянские вооруженные силы, не соблюдавшие новый режим гуманитарного прекращения огня, подвергли обстрелу из...

Резников прокомментировал идею отказа от Минских соглашений

Отказ от Минских соглашений в одностороннем порядке будет самоубийством. Об этом заявил вице-премьер-министр, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников в эфире...