Региональный эгоизм: почему ось Варшава-Бухарест может стать новым вызовом для ЕС

-

Читайте также

Почему российский агент пытался взорвать Кирилла Буданова: история потрясающего рейда спецназа ГУР МО в Крым

Ровно год назад, 4 апреля 2019 года, российский диверсант с паспортом гражданина Кыргызстана Алексея Ломако установил мину под сиденье...

SpaceX успешно испытала прототип корабля для полета на Марс. ВИДЕО

Компания SpaceX провела успешный тестовый пуск полноразмерного прототипа космического корабля следующего поколения Starship SN5 с двигателем Raptor, которому предстоит...

Правительство РФ ради финансирования силовиков обрежет расходы на образование и медицину

Масштабный секвестр федерального бюджета на фоне трехкратного падения нефтегазовых доходов предполагает сокращение расходов на важные социальные программы. Чтобы избавиться от...

Европейская интеграция открыла для стран Центральной и Восточной Европы огромные возможности как экономического, так и политического характера. Польше, например, она принесла значительные инвестиции, а для Румынии, среди прочего, стала дополнительным инструментом дипломатии Бухареста на Черном море, пишут в своем материале для IPG-Journal заместитель председателя правления Совета внешней политики «Украинская призма» Сергей Герасимчук и исполнительный директор Группы стратегических исследований и исследований в области безопасности Ярослав Матийчик.

Однако события последних лет изменили место стран Центральной и Восточной Европы на геополитической карте мира. 2014 год и агрессия России в Украине стали вызовом для безопасности Восточного пограничья ЕС, НАТО и Черноморского региона, в частности. Дискуссия о Европе «нескольких скоростей» и инициативы тандема Меркель – Макрон поставили вопрос о первенстве национальных интересов и общеевропейских интересов ЕС. Возрастающее геополитическое соперничество между Россией, США и Китаем за влияние в странах Евросоюза заставило адаптироваться к новой реальности.

Страны Восточного пограничья Европейского союза в последнее время демонстрируют как общие черты, так и некоторые различия в отношениях с США, «ядром» ЕС, Россией и Китаем. При определении новых подходов свою роль играет как внутриполитический контекст, так и геополитические и геоэкономические соображения. Если рассматривать уже упомянутые Польшу и Румынию, то можно заметить общий подход в отношениях с Вашингтоном. Обе страны рады приветствовать на своей территории американских солдат и размещать военные базы. К примеру, в Румынии находится база Девеселу, а предложение президента Польши Анджея Дуды о создании базы «форт Трамп» стало четким сигналом о желании Варшавы вывести отношения с США в сфере безопасности на новый уровень. Румыния и Польша также чутко отреагировали на требования президента США Дональда Трампа выделять необходимые финансы на безопасность, в частности, в 2020 году ожидается, что оборонный бюджет Румынии будет составлять 2% ВВП страны, а в Польше этот показатель – 2,2% ВВП.

Достаточно согласованными являются и позиции Варшавы и Бухареста по отношению к России и Китаю. Россия для этих стран – давний исторический и геополитический вызов. В 2020 году Варшава в своей Стратегии национальной безопасности откровенно назвала агрессивную политику России главной угрозой Польше. Румыния еще со времени российско-грузинской войны призывала обратить внимание на то, как сказывается усиление России на безопасности Черного моря, а с 2014 года постоянно и настойчиво пытается удерживать вопрос безопасности Черного моря на мировой повестке дня (прежде всего в рамках НАТО, в чем ее поддерживает Турция).

В отношениях с Китаем обе страны также, похоже, имеют общую позицию. Они входят в состав инспирированного Китаем формата 17+1, но при этом с опаской относятся к Пекину. В условиях конфронтации США – КНР Польша среди первых пересмотрела отношение к китайской компании Huawei, а директор одного из польских отделений компании был даже арестован за шпионаж в пользу Китая в 2019 году. Румыния в свою очередь в 2020 году отказалась от сотрудничества с Китаем относительно строительства двух ядерных реакторов (хотя переговоры об их строительстве велись с 2014 года).

Независимо от того, какая партия находится при власти, проекты регионального сотрудничества остаются приоритетными.

Парадоксальным образом дефицит понимания у обеих стран возникал во взаимоотношениях с Брюсселем. В последнее время Бухарест довольно четко декларирует приоритетность отношений с Брюсселем и Берлином, является ярым сторонником евроатлантического диалога. Но такая ситуация сложилась лишь после переизбрания президентом страны Клауса Йоханниса и формирования правительства Людовика Орбана. Именно это дает Румынии очередной шанс исправить свой негативный имидж, сложившийся во время правления серого кардинала румынской политики Ливиу Драгни, который пытался свернуть в стране борьбу с коррупцией и только в 2019 году попал за решетку по обвинению в злоупотреблении властью, а в 2020-м потерпел поражение в попытке опротестовать в Европейском суде обвинения OLAF в нецелевом использовании европейских фондов.

В Варшаве румынская модель не сработала. Правящая партия «Право и справедливость» избрала путь конфронтации с Брюсселем и Берлином и пока не уступает оппозиции. Политика этой партии, основываясь на популизме, ставит под сомнение принципы верховенства права, а попытки провести президентские выборы в условиях пандемии коронавируса становятся триггером глубокого внутреннего кризиса и подрыва легитимности в рамках ЕС.

Тем не менее разница в подходах к отношениям с Брюсселем и популистские настроения в Польше все же не стали препятствиями для обеих стран в их попытках продвигать региональное сотрудничество. Польша и Румыния развивают проект «Триморье» и привлекают к участию в нем страны Европы. Варшава занимает здесь лидирующую позицию. Обе страны также входят в «Бухарестскую девятку» – объединение стран Восточного фланга НАТО. Здесь первенство за Бухарестом. Причем независимо от того, какая партия находится при власти, эти проекты остаются приоритетными.

Если сохранится отсутствие взаимопонимания и дефицит консолидированного видения общего развития и консенсуса интересов во внешней политике стран ЕС, то популизм, интриги и национальный или региональный эгоизм станут для Евросоюза серьезной проблемой.

Среди прочих общеевропейских аспектов, факторов и акторов для ближайшей перспективы ЕС крайне важными являются ответы на вопросы: насколько обоснованными и насколько успешными будут попытки Варшавы и Бухареста продвигать свою региональную повестку дня? Обоснованность в данном случае предусматривает не только политическую и экономическую перспективность (на почве взаимности региональных интересов и возможностей), но также и принятие Брюсселем «легитимности» (справедливости) права на региональную амбицию. В свою очередь успех региональных инициатив прежде всего будет зависеть от внутриполитической ситуации в этих странах, их положения в Брюсселе и от доверительности отношений с Берлином.

Если сохранится отсутствие взаимопонимания и дефицит консолидированного видения общего развития и консенсуса интересов во внешней политике стран ЕС, а маховик внутриевропейского кризиса будет набирать обороты, то популизм, интриги и национальный или региональный эгоизм станут для Евросоюза серьезной проблемой. Сохранение власти и неизменность политики партии «Право и справедливость», а также риск реванша в Румынии на парламентских выборах 2020 года могут стать вызовом, на который нынешние европейские лидеры не смогут дать адекватного ответа.

Вместе с тем если лидеры стран ЕС смогут преодолеть риск дезинтеграционных процессов в Евросоюзе, то оснований для поиска частных и региональных ответов на внешние вызовы внутри ЕС не будет, популизм утратит основание, а интересы региональных лидеров в области экономики, безопасности и обеспечения развития не будут противоречить интересам «ядра» ЕС, ось Варшава – Бухарест сможет скорее стать подспорьем, нежели вызовом для ЕС в Черноморском и Балтийском регионах.

Для этого Брюсселю стоит учесть: трансатлантический диалог остается приоритетом Восточного пограничья ЕС, по отношению к Китаю Европа должна определить общую политику, а в отношении России учитывать интересы безопасности, которые в общем совпадают как у стран Восточного пограничья, так и у «ядра».

На данном этапе Евросоюз находится в состоянии неопределенности, которая рискует перерасти в стагнацию. Поиски позитивного ответа пока остаются неудачными, им не хватает консолидирующего потенциала. Но шансы на то, что Евросоюз преодолеет этот вызов и превратит его в возможность, сохраняются.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Правительство РФ ради финансирования силовиков обрежет расходы на образование и медицину

Масштабный секвестр федерального бюджета на фоне трехкратного падения нефтегазовых доходов предполагает сокращение расходов на важные социальные программы. Чтобы избавиться от дефицита бюджета, в 2021-23 годах...

SpaceX успешно испытала прототип корабля для полета на Марс. ВИДЕО

Компания SpaceX провела успешный тестовый пуск полноразмерного прототипа космического корабля следующего поколения Starship SN5 с двигателем Raptor, которому предстоит доставить астронавтов к Марсу. Как сообщается,...