В случае если Россия развернет полномасштабную войну против Украины, в первую очередь она запустит авиацию и ракетные войска, а далее проведет сухопутную операцию, — заявил помощник руководителя Офиса президента Иван Апаршин.

Иван Апаршин делает заявления относительно своего видения наступления Российской Федерации согласно тому, как его учили в военной академии Советского Союза. Он оперирует общевойсковой практикой, уставами и оперативными установками, которые есть в Украине и которые изучались в Союзе. Это не хорошо и не плохо. Об этом пишет офицер запаса, волонтер и журналист Мирослав Гай в статье на «Обозревателе».

Но меня немного удивляет заявление господина Апаршина вот почему. Пятый президент Украины Петр Порошенко и представители Генерального штаба подчеркивали, что есть высокий риск расширения агрессии РФ. Основной целью введения военного положения была проверка боеспособности Украины, возможности функционирования государственных институтов в таких условиях и того, насколько быстро мы сможем провести мобилизацию и подготовку резервистов.

Тогда из-за предвыборной кампании все эксперты со стороны Зеленского, в том числе Апаршин, кричали о том, что власти просто пугают, что это сделано для того чтобы отменить выборы, что на самом деле угрозы нет. И тогда возникла эта фраза, которая стала нарочитой: «А то Путин нападет».

Сейчас же Апаршин фактически повторяет то, что большинство специалистов по обороне говорили на протяжении нескольких лет, что говорил прошлый Верховный главнокомандующий – что Россия наращивает силы, что Россия готовится. Мне кажется, это не совсем справедливо.

Действительно, Российская Федерация накопила большое количество авиации, но для того чтобы ее использовать, сначала им будет нужно подавить наши системы противовоздушной обороны.

Но необходимо понимать, что все военные операции начинаются с информационно-психологических операций. А современная война начинается еще и с дестабилизирующих действий непосредственно в местах, где есть центры принятия решений и управления войсками, в частности, в Киеве.

Поэтому перед тем, как что-то делать, необходимо организовывать социальные протесты, необходимо дискредитировать военно-политическое руководство, необходимо уничтожить системы связи, необходимо подавить ПВО. Иначе эти самолеты, которых все видят, будут сбиваться нами.

Конечно, Российская Федерация готовится к войне, но индикатором начала войны будет не подъем в воздух авиации, а совсем другие вещи.

Сирия показала, что Россия может перебрасывать очень большое количество авиации. Даже американская разведка не успела сориентироваться, что РФ перекинула туда более 200 самолетов.

Но в нашей ситуации, в отличие от Сирии, все немного сложнее, потому что у нас есть современные системы ПВО, нам помогает американская разведка и разведка других стран НАТО. Поэтому я надеюсь, что мы немного быстрее, чем сирийцы, определим, что началась военная операция.

Россия однозначно готовится, но согласно ее военных доктрин, они достигнут необходимых оперативных возможностей примерно к 2020 году.

Теперь что касается перемирия. Что дальше мы будем делать в этой ситуации, неизвестно. За сегодняшний день у нас было 13 обстрелов, недавно снова был погибший, вчера был раненый. Семеро человек, как минимум, погибли во время выполнения боевых заданий в зоне ООС.

По моему мнению, при таких угрозах, которые озвучил господин Апаршин, а до этого озвучивали другие эксперты, не следует делать одностороннее разминирование или отведение войск. Это может привести к снижению нашей боеспособности и к улучшению ситуации и условий для противника.

Заявлений мало. Хотелось бы увидеть, какими будут действия с точки зрения безопасности и обороны в лагере Зеленского.

Мирослав Гай