Обреченный на терроризм: почему режим Путина такой, какой есть

-

Читайте также

Пикирующий рейтинг и циркулирующие в СМИ сообщения о болезни вынудили дряхлеющего российского диктатора всем доказать, что он все еще не просто man, а strongman. Как это сделать? Единственно приемлемым для режима Путина способом является демонстрация силы. Посему Кремль в срочном порядке принялся «отсель грозить» всяким шведам. Ну, шведам страшновато — они расходы на оборону увеличили сразу на 40%, пишет «Newssky».

Потому безопаснее грозить казахам и латвийцам: у первых требовать вернуть все земли России, а на вторых обижаться за «преследование» так называемых российских журналистов.

Таким образом, Москва продолжает цементировать свой статус геополитического гопника. И ни повесившаяся в холодильнике экономики РФ мышь, ни потеря любви крепостных не смогли заставить Кремль изменить курс, которым Россия полным ходом идет с 2014 г.

Сегодняшняя Россия — государство без друзей, которому приходиться опираться на «дружбу» со странами— Echeneidae и теми, кто РФ попросту использует (Китай).

Государство, превратившееся в террористическое. Государство, ведущее гибридную войну едва ли не со всем миром посредством использования прокси—сил, хакеров, адептов информационно—психологической войны. Государство—оккупант. Государство, с которым в той же Европе готовы общаться лишь такие же маргиналы и лишенные морали приспособленцы.

Мы все успели привыкнуть, что российский режим именно такой. Но как Россия до этого докатилась? Почему предпочла добровольное изгнание?

Ведь после распада Советского Союза у России был экономический ресурс, который позволил бы цивилизованным путем достигнуть вершины развития. Да, было технологическое отставание. Но деньги есть, покупайте, используйте, диверсифицируете экономику и энергетику.

Незрелая политическая система и общество? Дело времени. Нужно было только плотно поработать над социально—политическими преобразованиями, обмениваясь опытом и принимая советы от других стран. Тем более, что те же Соединенные Штаты были к этому готовы. И даже смогли наладить многообещающий диалог с Борисом Ельциным.

Да, Ельцин ангелом не был. При нем структурировался олигархат, начиналась диффузия спецслужб, криминального мира и олигархов, вышедших из этого мира. Но в то же время при нем налаживалось сотрудничество между Россией и НАТО. К примеру, сообща они участвовали в миротворческой миссии в Боснии и Герцеговине в рамках Дейтонских соглашений.

Глубоко травмированный распадом СССР, дарившим ему место на вершине пищевой цепи, криминально—КГБшный элемент достаточно быстро избавился от Ельцина, радовавшегося завершению «75—летнего коммунистического кошмара».

Да, тот не был серьезным реформатором. Он был продуктом советской номенклатуры, но его настроя хватило бы на запуск полноценных реформ, которые реализовал бы уже кто-нибудь более продвинутый, более молодой. И молодой пришел. Только его видение будущего России было более закостенелым, нежели у предшественника.

Путин грезил о былом величии. Вместо того, чтобы смотреть вперед, он оглядывался назад. Предпочел развитию регресс, ориентируясь на отсталую уже во время своего существования советскую систему. Пронизанную ложью систему, где люди жили во лжи и страхе, доносили друг на друга во благо советского государства или своего собственного, многие из которых принимали такую жизнь как данность.

Нынешний российский режим — прямое продолжение советского, только с «буржуазными» вкраплениями. И все так же стремившийся быть тем, кто решает судьбу мира.

Путину хотелось быть лидером сверхдержавы. И место под солнцем бывший КГБшник пытался заполучить единственным понятным и приятным для него способом. Конечно, первое время новоиспеченный президент России вроде как намеревался продолжать прежний внешнеполитический курс на нормализацию отношений с Западом. Однако недолго. Буквально через несколько лет отношения РФ с Западом начали ухудшаться.

Начало положила военная кампания США и союзников в Ираке в 2003 г. Затем были трения из-за планов администрации Джорджа Буша укрепить оборону страны с помощью ПРО в Чехии и Польше. Американские ракеты не были угрозой Москве, но Путин думал иначе.

Последней каплей же стали «цветные революции» в странах, которые Кремль считал де—факто своими, — в Грузии в 2003 г. и в Украине в 2004 г. Режим Путина воспринял попытки грузин и украинцев вырваться из цепких объятий «старшего брата» как прямое вмешательство США и Запада в целом в свои внутренние дела.

Поворотным же моментом стала Мюнхенская речь Путина 2007 г., во время которой обиженный на весь мир президент РФ четко проартикулировал возвращение к советским канонам. Мол, в однополярном мире иного пути у Москвы не осталось.

Диалог? Влиться в семью цивилизованных стран? Таких вариантов на столе не было. Были лишь агрессия и геополитический каннибализм. И через год после выступления в Мюнхене Россия вторглась в Грузию, оккупировав Абхазию и Цхинвальский регион. Воодушевившись тем, что Запад недостаточно болезненно отреагировал на интервенцию, Кремль продолжил идти проторенной дорожкой.

Следующей жертвой стали мы — украинцы. Москва в 2014 г. бурно отреагировала на нашу бурную реакцию на окончательную капитуляцию кремлевской марионетки Януковича перед Путиным.

Когда человек напуган, он может атаковать. Когда напуган адепт путинского режима, он атакует и наслаждается вкусом крови. Хотя даже верных путинцев, чтобы их не стошнило через некоторое время, нужно регулярно зомбировать и убеждать, что быть изгоем — счастье.

Путин и его подельники смогли вернуть страну к самоизоляции и противостоянию со всем миром, опираясь не только «традиции» СССР, но также аккумулируя всевозможные обиды на Запад — от войны с Речью Посполитой до Второй мировой войны.

Применяемые же режимом методы не новы. Они проверены временем. И не только в СССР. Взять хотя бы Российскую империю. В XIX веке с Запада повеяло либерализмом, до жути напугавшим Николая I. И он, как спустя двести лет Путин, увидел спасение в изоляции и агрессии, которая осуществлялась по до боли знакомым лекалам — защита своих интересов в буферных зонах. Тогда это были Польша и Венгрия.

А еще была Крымская война, в которой под предлогом защиты православных за пределами России та сражалась с британцами, французами и османами. И в итоге проиграла.

После был непродолжительный период качественных изменений, сменившийся возвращением к устоям полицейского государства, окончательно сформировавшегося после переворота большевиков.

И снова агрессия и неуемные аппетиты. Их жертвой пали не только Украина и другие страны, впоследствии ставшие советскими социалистическими республиками. Но и Финляндия. Дважды.

В Москве не смирились с тем, что захваченная в начале XIX века бывшая шведская провинция Финляндия, посмела после Октябрьского переворота провозгласить независимость. Советы в 1918 г. напали на Финляндию. Москва заключила перемирие в 1920 г., лишившись порта Петсамо и выхода в международные воды из Финского залива.

Советы продолжили раскачивать Финляндию. И опять мы видим уже знакомые приемы: в 1939 г. Кремль создал фейковую Финляндскую демократическую республику с «народным правительством», куда вошли прикормленные финские коммунисты.

И в том же году в рамках сговора с Третьим рейхом (пакт Молотова—Риббентропа) началась новая война с Финляндией, в ходе которой советы аннексировали часть финских территорий. А поводом для нападения на финнов стал «майнильский инцидент» — якобы обстрел с территории Финляндии, хотя на самом деле стреляли советские артиллеристы.

Все это Украина уже проходила, когда Россия вторглась в Крым и на Донбасс, организовав очередные фейковые республики.

Так что, повторимся, никакой новизны в методах Кремля нет. Новые — это компоненты таких методов, которые стали возможны благодаря новым технологиям: кибератаки, информационно—психологические войны, ставшие эффективнее из—за глобализации.

Все эти методы замешиваются в плавильном котле, отлитом из российских грез о гегемонии. Или хотя бы о том, что Россия входит в число избранных наряду с США или Китаем. У «лузеров» же нет права на суверенитет, они лишь средство достижения успеха. Только вот «лузеры», многие из которых куда более развиты нежели Россия (страны ЕС), с такой концепцией не согласны и преподают Кремлю урок за уроком — один неприятнее другого. В результате тот замыкается на себе, проблем уже не снежный ком, а лавина, которая в перспективе может снести режим Путина.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

Главарь Пушилин использует бюджетников для пропаганды идей «национальной идентичности»

Пророссийские оккупационные администрации привлекают бюджетников для агитации жителей ОРДЛО. Об этом пишет "Информационный навигатор". В оккупированном Донецке и Макеевке открылись уличные...