О фальсификации истории и манипуляциях историческими фактами, как о методе информационной войны РФ

-

Читайте также

Українські сапери Центру розмінування пройшли спеціальний курс навчань у Німеччині

Центр розмінування Командування Сил підтримки Збройних Сил України упродовж багатьох років розвиває партнерські відносини із аналогічними військовими центрами провідних...

Засуха в Геленджике: жители курортного города три месяца живут без воды. ВИДЕО

Группа «ИС» сообщала, что на Кубани российские власти уже несколько лет подают населению воду по графику. Причиной является острый...

Ситуація в зоні ООС: за минулу добу окупанти п’ять разів порушили перемир’я

Ситуація в районі проведення операції залишається контрольованою підрозділами Об’єднаних сил. Українські захисники сумлінно виконують завдання за призначенням і продовжують...

Введение

Кремль учитывает все особенности стран, народов или этнических, религиозных групп, на которые пытается повлиять в информационном пространстве, применяя при этом различные «примочки», средства и методы для достижения цели. Этот арсенал относится к виду гибридных агрессий и угроз.

В нашем постмодернистском мире эпохи постправды, циничная ложь и фейки стали его составляющей частью, а всевозможные манипуляции с дезинформацией стали чуть ли не нормой вещей. Манипуляции с историческими фактами, нарративами, тоже не редкое явление и своего рода категория пропаганды. Некоторые люди, сообщества и даже государства, возвели это в ранг информационных кампаний (Franke 2015) и манипулятивных техник, искажая и изменяя факты на промышленном уровне, производя сотни тысяч фейков, распространяя их по всем доступным каналам. Так, например, делает современная путинская Россия, фокусируясь в основном на исторических событиях Второй Мировой войны (в том числе «Великая Отечественная» в советской и российской историографии) и на советском прошлом страны, но иногда используют исторические ключевые события, очень важные для стран, и которыми можно манипулировать в двухсторонних отношениях – к примеру нерешенный вопрос о ратификации приграничного договора между Эстонией и Россией (Sinisalu 2008: 154-162), прибегая к использованию нарратива о русофобии (Postimees 2018). Хотя спектр использования истории Кремлем в пропагандистских целях гораздо шире.

История как средство для пропагандистских манипуляций

История как предмет и историческая наука, стала для Москвы своего рода орудием, используемым, в частности, в стабилизационных сценариях, т.е. стала составляющей частью гибридной войны (Winnerstig 2014). В России фальсификацию истории поставили на промышленный поток и легитимизировали на самом высшем уровне (O protivodeistvii 2012), продуцируя «новое понимание истории» как для внутренней, так и для внешней аудитории, а россиян, сохраняющих здравый смысл и адекватное понимание исторических процессов, т. е. не согласных с официальной «трактовкой» истории (т. е. по сути с перевиранием истории), по указке Кремля (Poberezkin 2009), подвергают разного рода гонениям и притеснениям (Levchenko 2018).

Более того, прокремлевски ориентированные «историки» и «ученые», а также «журналисты» и общественные деятели РФ и политический истеблишмент, опираясь на якобы верное прокремлевское толкование истории, очень часто обвиняют западных и ученых постсоветских стран (Sinoptik 2009), а также независимых авторов и даже солидные научные институты, в фальсификации исторических событий, связанных прежде всего с советским прошлым. К примеру, звучат такие абсурдные обвинения со стороны российских «коллег» (Litvinov 2015: 58-60):

… музейное дело как перспективный формат влияния на общественное сознание, становится объектом пристального внимания агентов идейного фронта. Это с неизбежностью ведет к попыткам превращения музейных структур в инструменты заведомых искажений истории. В частности, это отразилось в настоящей «волне» открытия «музеев советской оккупации» на постсоветском пространстве. Так, 30 ноября 2001 г. был открыт Музей советской оккупации Украины (Киев), 26 мая 2006 г. в составе Национального музея Грузии был открыт Музей советской оккупации в Тбилиси, в 2010 г. была озвучена идея открытия Музея советской оккупации в Кишиневе. Музей оккупации Эстонии действует в Таллинне (следует заметить, что он специализируется не только на периоде вхождения Эстонии в состав СССР, но и стремится отражать и историю германской оккупации в период Второй мировой войны) (Zagoskin, Chernyak, Shirko 2013: 106).

Всем известная аксиома — то, что самое первое средство пропагандиста или лжеца – это обвинить оппонента в том, что ты сам постоянно делаешь, т. е. во лжи (Бабин 2016: 48-50; Ionov, Haritoniva 2013: 110-127). Чтобы твоя ложь была эффективней – обвини во лжи других. Возьмем пример балтийских стран, которые Москва и ее пропагандисты упорно называют Прибалтикой. В использовании термина «Прибалтика» проглядывается четкая пропагандистская имперская коннотация эпохи СССР (Propastop 2017), так как Прибалтика означает «что-то, что находится при Балтии», что-то, что было в составе СССР и находилось на периферии. Т.е. скрытый смысл посыла примерно таков: «Прибалтика – это что-то на отшибе, что-то при Балтии, при Балтийском море, то есть что-то, находящееся непосредственно при балтийской части России, под боком у Москвы». На самом деле, Россия владеет лишь небольшой частью Балтийского моря в районе Кронштадта, Петербурга и части восточной Пруссии, т. е. Калининградской области (к слову сказать, оккупированной в 1945-м году у Германии в ходе войны). Страны Балтии – Латвия, Литва и Эстония – не Прибалтика, а непосредственно и есть сама Балтика, и не находятся ни при ком и ни при чем, они не прилагаемы, т.е. не являются окраиной России или СССР, ни ее частью и не принадлежат ей, как нечто исторически обусловленное.

Поэтому не стоит оперировать этим термином, который еще раскрутили в советское время политтехнологи Кремля. Подобные технологии и подходы Россия применяет и по отношению к Украине (Sazonov 2017: 239−242) (используя, к примеру, «на Украине»), утверждая, что Украины как государства нет, или что Украина failed state (Nicholaides 2016; см об информационной войне РФ против Украины – Müür, Mölder, Sazonov, Pruulmann-Vengerfeldt 2016: 28–71), также, как Москва утверждает что не было двойной оккупации стран Балтии со стороны СССР в 1940-ом и в 1944-ом (Litvinov 2015: 58-60). Еще словосочетание «Их там нет» из арсенала московского пропагандиста, хотя оно несколько из другой оперы, и связано с событиями на Донбассе и в Сирии. Манипуляции с историческими фактами, нарративами и событиями стали уже одним из элементов современной российской исторической науки, что поддерживается даже на высшем государственном уровне в РФ (O provodeistvii 2012).

В любом случае, многие российские профессиональные историки и историки-любители стараются видоизменить и даже сфальсифицировать исторические факты, нарративы, создавая фейки и полуправду. Показательно то, как российские историки, такие как Д. В. Загоскин, Э. И. Черняк, К. Н. Ширко и другие, используют обвинения в фальсификации истории в адрес Балтийских стран в качестве пропагандистского приема:

Необходимость противодействия фальсификациям истории в исторической науке в настоящее время осознана как проблема национального масштаба. Об этом свидетельствует создание Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России (Указ Президента Российской Федерации от 15 мая 2009 г. № 549) (Zagoskin, Chernyak, Shirko 2013: 106).

Одна из наиболее дискутируемых тем по истории в прокремлевском дискурсе — это Великая Отечественная война, а также советское наследие, в том числе оккупация стран Балтии советскими войсками в 1940-м и в 1944-м году. Факт оккупации Россией либо замалчивается, либо его пытаются выставить в том свете, что никакой оккупации и не существовало вообще, а была добровольная инкорпорация стран Балтии в СССР при всеобщем одобрении народа вышеназванных стран. Такую аргументацию и пытался в своих работах представить генерал российской армии Махмут Гареев (1923–2019), также известный, как эксперт в сфере военный истории. «Эксперт» Гареев защитил докторскую диссертацию по истории и военной науке, и долгие годы являлся президентом Российской академии военных наук, он автор ряда книг и статей, в том числе, по советской и российской военной истории. Однако, тут важно отметить, что этот самый Гареев был тесно связан с информационной войной, он был главой научно-редакционной коллегии журнала «Информационные войны». А в своих «речах» и «исследованиях» он не раз затрагивал вопросы истории Эстонии в связи с советским наследием и Второй мировой войной. Эти его высказывания, заключения и иные замечания, отличаются предвзятостью, порой изобилуют желчью, достаточно эмоциональны, а также грешат искажением ряда ключевых фактов. Для профессионального историка это, однако, не допустимо. Рассмотрим лишь пару примеров в связи с его утверждениями об Эстонии.

Пример первый

В контексте, связанном с «Бронзовой ночью» в Таллинне в апреле 2007-го года, Гареев сделал следующее пропагандистское утверждение:

 Постоянно прилагаются пропагандистские усилия, чтобы представить Договор о ненападении с Германией 1939 года в качестве одной из причин Второй мировой войны. Подвергаются критике Ялтинские, Потсдамские и даже Хельсинкские соглашения. Ведущие газеты пишут, что, мол, лучше бы победил Гитлер… К этому же списку можно добавить и нашумевшую историю эстонского «Бронзового солдата». Но борьба с памятниками — это лишь верхушка айсберга борьбы с нашим прошлым. Прием очередной страны в НАТО неизменно сопровождается реабилитацией эсэсовцев, бандеровцев, власовцев (Великовский 2008).

 То, что договор СССР о ненападении с Германией, заключенный 23 августа 1939 года был одной из основных причин Второй мировой войны – это давно доказанный факт. Этот пакт Молотова-Риббентропа был снабжен секретным протоколом, по которому нацистская Германия и сталинский режим, по сути, поделили Восточную Европу. Это в свое время признали не только европейские, но и многие видные российские историки. В СССР существование этих секретных протоколов категорически отрицалось. Теперь в России находятся историки, которые пытаются их умолчать, и изменить, так сказать, ход истории. Однако, в результате именно этого договора и его секретного протокола СССР оккупировал Эстонию, Латвию, Литву, Бессарабию, Северную Буковину и область Герца в 1940-ом году. Также империалистический СССР в ноябре 1939-ого напал на Финляндию. А вместе с гитлеровским режимом СССР напали на Польшу и поделили эту страну, развязав, по сути, Вторую мировую войну в Европе. 1 сентября 1939 года Вермахт вероломно напал на Польшу, 17 сентября, союзник Германии Сталин послал Красную Армию с целью оккупации восточных частей Польши. Таким образом, Сталин и Гитлер наряду с империалистической Японией, инициировали Вторую мировую войну.

Комментарий по поводу того, что ведущие газеты Запада/Эстонии пишут, что, мол, лучше бы победил Гитлер, не соответствует истине. Никто такого не писал, тем более в ведущих газетах. Это – фейк. А лживая фраза «прием очередной страны в НАТО неизменно сопровождается реабилитацией эсэсовцев, бандеровцев, власовцев», никак не соответствует истине. А вот героизацией и реабилитацией сталинизма, сталинского террора и оккупации других стран, и порой русского фашизма, занимается Кремль довольно планомерно и систематически. Нацистская идеология в Эстонии запрещена и осуждена, как и в НАТО, так и во всем ЕС.

Исходя из даже беглого анализа таких известных событий, как оккупация Польши в 1939 году, заключение договора Молотова-Риббентропа, можно заключить следующее: a) либо М. Гареев не владел историей даже на уровне базового первого курса истории среднестатистического ВУЗ-а, а в таком случае возникает вопрос, как заслуженный генерал армии РФ, известный военный историк и доктор наук стал крупным экспертом и автором многих книг и статей по военной истории;

б) либо (что, скорее всего, вернее) М. Гареев просто продвигал пропагандистскую агенду Кремля, нарочно искажая фактологию, игнорируя элементарную этику ученого.

 Пример второй

В статье было приведено также утверждение Гареева о событиях «Бронзовой ночи» в Таллинне в апреле 2007-го. Именно тогда пророссийские активисты, а также мародеры, вышли под российскими триколорами, вопя «Россия, Россия», на улицы Таллинна и стали громить машины и магазины, некоторые из них предались откровенному мародерству и грабежу. Гареев же утверждал следующее, никак не соответствующее истине:

В прошлом году празднование Дня Победы было омрачено беспорядками в Таллине. Перенос «Бронзового солдата» и останков солдат Красной армии из центра эстонской столицы показал, насколько сильно современная политика определяется исторической памятью и интерпретацией итогов Второй мировой войны. О связи стремления оспорить и опорочить победу СССР над фашизмом с пропагандистской кампанией против современной России «Русскому репортеру» рассказал генерал армии и президент Академии военных наук Махмут Гареев (Великовский 2008).

Все сказанное покойным Гареевым в данном случае, либо полная ложь, либо грубое искажение фактов, впрочем, даже название столицы Эстонии было искажено на российский пропагандистский лад, который уходит корнями в советскую эпоху. Было использовано написание Таллинна с одной «н» – Таллин, вместо верного написания Таллинн. Кроме того, т. н. памятник «Бронзового солдата» (а точнее монумент оккупанта) был перенесен в целости и сохранности на почетное место – на кладбище в центральной части Таллинна. Не будем тут комментировать и то обстоятельство, сколько военных памятников было снесено в путинской России, а не перенесено на кладбище.

Пример третий

С. В. Богданов и В.Г. Остапюк во втором номере «Военно-исторического журнала» от 2018 года издали статью «Преступления националистических бандргупп в Эстонии и борьба с ними в июне-августе 1941 года», которая просто изобилует фейками и ложными трактовками истории. К примеру, статья начинается с того, что Эстонию авторы пытаются показать национал-социалистской страной, утверждая следующее, искажая при этом ряд фактов:

C начала 1920-х годов Великобритания, Франция, Польша и Германия отвели прибалтийским государствам роль «санитарного кордона» в отношении СССР. С середины 1930-х годов в них началась активизация фашистского движения, стимулировались антисоветские настроения, сопровождавшиеся ростом русофобских проявлений в отношении русскоязычных граждан прибалтийских стран. Усиление симпатий к германскому национал-социализму и его лидеру А. Гитлеру было наиболее заметно в Эстонии (Богданов, Остапюк 2018: 34).

Далее авторы пытаются оправдать и даже узаконить оккупацию балтийских стран и пакт Риббентропа-Молотова и т. н. договора с балтийскими странами, которые по сути были мощным политическим давлением и шантажом с последующим введением советских военных баз на территорию Эстонии, Латвии и Литвы в 1939 году и оккупацией этих стран в 1940-ом. Авторы ввели в оборот следующее утверждение, которое более чем спорно:

Прибалтийские страны могли превратиться в плацдарм для нападения на Советский Союз. Эта угроза потребовала упреждающих действий – заключения договоров СССР со странами Прибалтики о взаимопомощи и о соответствии с ними ввода в 1939-1940 гг. частей Красной армии (РККА) на территории прибалтийских стран. (Богданов, Остапюк 2018: 34).

Т.н. советская «взаимопомощь» привела к гибридной агрессии против стран Балтии, усилению там советского влияния, к введению войск на их территорию, а затем к оккупации и инкорпорации этих стран в состав красной империи Сталина.

Даже современных эстонских историков и политиков очерняют, выставляя их русофобами, как например, был назван бывший премьер-министр
Эстонии и историк Март Лаар (Богданов, Остапюк 2018: 35).

Средства и активисты

 Для «донесения месседжей» до целевой аудитории, Россия использует не только ТВ, газеты, онлайн-СМИ, но также социальные медиа (Helmus 2018). Кроме того, используются и местные прокремлевские организации, и активисты, полезные идиоты. К примеру, к ним можно отнести и организаторов прокремлевских акций вроде «Бессмертного полка» (Караев 2017), апеллирующих к военному прошлому СССР, а точнее к участникам Великой Отечественной войны (Анцупов 2019). В Эстонии тоже есть люди, особенно ностальгирующие по советскому прошлому, готовые участвовать в антиэстонских обвинениях, публикуя идеи и мысли, если и не всегда близкие Кремлю, то, по крайней мере, полезные для Москвы (см к примеру Klensky 2016).

Так, пророссийский активист Д. Линтер внес свой вклад в попытку дестабилизации ситуации внутри страны во время т. н. «Бронзовой ночи» в апреле 2007 года в Таллинне. Кроме информационно-психологической кампании, Кремль также использовал тогда кибератаки, а также агентов влияния, прокремлевских активистов и другие подручные средства. Именно тогда, в апреле 2007 года, в создании дестабилизационной обстановки в Таллинне, в попытке расшатывания системы безопасности и в распространении антиэстонских настроений в виде массовых беспорядков и вредоносной пропаганды участвовали многие пророссийские активисты – такие, как Дмитрий Линтер и ряд других. Георгиевские ленточки, флаги Российской Федерации и громкие выкрики: «Россия! Россия!» под аккомпанемент разбиваемого стекла и отчасти откровенного мародерства в Таллинне – все это можно было увидеть в ночь с 26 на 27 апреля 2007-го. Однако, то был только внешний фасад давно спланированной провокации и жесткой информационной кампании против Эстонии. Линтер был одним из руководителей группы «Ночной Дозор», которая активно выступала против переноса памятника советским оккупантам в Таллинне, а также был одним из инициаторов беспорядков в Таллинне в апреле 2007 года, а затем и организатором «Бессмертного полка» (Копытин 2016).

Теперь Линтер — российский госчиновник, состоит в президиуме прокремлевской организации «Мир без нацизма» и, если верить данным, он также советник исполнительного директора Российского военно-исторического общества и Член Президиума Международного правозащитного движения «Мир без нацизма». В 2014 году Д. Линтер работал в Москве в т.н. Центре координации «Новая Русь». А в марте 2014 года, когда Россия оккупировала Крым и начала войну против Украины, Линтер попытался организовать в Эстонии поездку для ряда жителей Эстонии в оккупированный Россией Крым.

Итак, с целью раскачивания ситуации и дестабилизации, Кремль и прокремлевские личности, группы в Эстонии и вне еe, в других странах, раскручивают уже которое десятилетие избитый пропагандистский нарратив о якобы русофобских настроениях в Эстонии (Баранов, Афонина 2016; Середенко 2017).). Русофобия – давняя стратегия кремлевской пропаганды (Darczewska, Żochowski 2015).

 

Вторая избитая тематика — это нарратив нацизма в странах Балтии, с которым Москва ведет якобы извечную борьбу (Batlnews 2017). Опираясь на очернение истории стран Балтии, а также используя героизацию и обеление сталинского режима, его преступлений, путинский режим, Москва пытается заполучить в сферу своего влияния как можно больше русскоговорящих. Страшный кровавый массовый убийца и диктатор Сталин, преступники и убийцы из НКВД, а также нарративы Великой Отечественной войны нужны Кремлю именно для этой цели и, как правильно отметил депутат парламента Эстонии М. Михкельсон, «в связи с этим неудивительно, что президент России именно сейчас выдвинул на первый план борьбу «за историческую правду». Путин отлично знает, что российская национальная идентичность привязана несколькими поколениями к прославлению Великой Отечественной войны и восхвалению Сталина как «гениального полководца». Это кратчайший путь к сердцу русского человека» (Михкельсон 2020).

Вместо заключения

Не стоит забывать и тот факт, что любая авторитарная или тоталитарная системы пытаются подчинить себе прошлое, через него влияя на настоящее, пытаются формировать будущее. Битва за умы с Кремлем только началась, поэтому нельзя поддаваться на их уловки, обманные трюки, и стоит всегда помнить, что любой исторический факт, любое событие или его трактовка, могут быть искажены российской пропагандисткой машиной. Поэтому, все надо перепроверять, особенно контент, поступающий из России. Россия пытается манипулировать живущими в Эстонии русскоговорящими, особенной молодежью, зная, что молодежь – это будущее любой страны, и как стало известно по данным ежегодника Эстонской Полиции безопасности (КаПо), еще одним новым трендом в кремлевской политике раскола стало то, что Кремль начал еще больше обращать внимание «на русскую молодежь в Эстонии. Им пытаются помешать интегрироваться в эстонское культурное пространство, из них пытаются создать подрастающее поколение несущих кремлевскую политику раскола в Эстонию, их вербуют в ряды спецслужб» (KAPO 2018). Таким манипуляциям надо противодействовать, их нужно пресекать, а молодежи разъяснять угрозы в информационном пространстве, особенно те, которые исходят непосредственно из Кремля или сочувствующих ему лиц и организаций. И история тут может быть использована Кремлем в качестве манипулятивного средства.

Старший научный сотрудник Университета Тарту (Эстония), PhD (istoriya), PhD (kulturologia), участник международного информационного консорциума «Бастион» Владимир Сазонов

Список литературы

Анцупов, В. 2019. Время показать правду: «Бессмертный полк» в Таллинне объединил людей https://ee.sputniknews.ru/estonia75/20190510/16166584/tallinn-bessmertnyj-polk-shestvie.html (последнее посещение 29.7.2019).

Бабин, И. 2016. Морально-психологические аспекты коллаборационизма, In: Исторические исследования: материалы IV Mеждунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.) Казань: Изд-во «Бук», 2016, 48-50.

Batlnews 2017. Эксперт: нацисты в НАТО — это враги, и их вновь придется разбить, Batlnews.ee, 26.7.2017, https://baltnews.ee/mir/20170726/1016170075.html (последнее посещение 1.2.2020).

Баранов, А.; Афонина, Е. 2016. Прибалтийская русофобия и ее истоки. – Комсомольская Правда. Северная Европа, 08.04.2016. https://www.kompravda.eu/radio/26511/3531281/ (последнее посещение 2.2.2020).

Богданов С. В.; Остапюк В.Г., 2018. Преступления националистических бандргупп в Эстонии и борьбы с ними в июне-августе 1941 года. – Военно-исторический журнал 2/2018, 34-38

Gareev, M. A. 2014. The Great Victory and modern interests of international security, Военно-исторический журнал 9/2014, 30-34.

Darczewska, J.; Żochowski, P. 2015. Russophobia in the Kremlin’s strategy. A weapon of mass destruction. Point of View 56. Warsaw: Centre of East European Studies. December 22, 2016, http://www.iarex.ru/articles/53412.html (последнее посещение 15.3.2020).

Franke, U. 2015. War by non-military means: Understanding Russian information warfare. Stockholm: Totalforsvarets forskningsinstitut.

Helmus, T. C., et al., 2018. Russian Social Media Influence: Understanding Russian Propaganda in Eastern Europe. Rand Corporation.

Ionov, Haritoniva 2013 = Б. В. Ионов, Н.И. Харитонова. ПРОБЛЕМА ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2013. № 4, 110-127

Караев, Н. 2017. «Бессмертный полк»: непрерывность истории. Rus.Postimees, 9.5.2017, https://rus.postimees.ee/4107043/bessmertnyy-polk-nepreryvnost-istorii (последнее посещение 15.1.2020).

Klensky, D. 2016. Estonia: Zames patriotizma s rusofobiei dayot natsionalizm. REX Information Agency, http://www.iarex.ru/articles/53412.html (последнее посещение 2.2.2020).

KAPO 2018 = КаПо: Россия все больше манипулирует русской молодежью в Эстонии. RUs.err.ee, 12.4.2018, https://rus.err.ee/746519/kapo-rossija-vse-bolshe-manipuliruet-russkoj-molodezhju-v-jestonii (последнее посещение 15.3.2020).

Копытин, И. 2016. Организуемая Линтером акция «Бессмертный полк»- это провокация, Veceherka. 4.05.2016 (http://www.vecherka.ee/730834/igor-kopytin-organizuemaya-linterom-akciya-bessmertnyi-polk-eto-provokaciya) (последнее посещение 15.2.2020).

Levchenko G. 2018. How Russia prosecutes its own people for ‘falsifying history’. Meduza, https://meduza.io/en/feature/2018/05/11/how-russia-prosecutes-its-own-people-for-falsifying-history (последнее посещение 15.2.2020).

Litvinov, M. Y. 2015. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ДОВОЕННОЙ ИСТОРИИ ПРИБАЛТИКИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ / FALSIFICATION OF THE PRE-HISTORY OF THE BALTIC STATES IN THE HISTORICAL LITERATURE, Исторические науки и археология. Historical science and archaeology 93/94, pp. 58-60, https://www.geopolitica.ru/en/article/falsification-history-ukraine-not-country (последнее посещение 25.9.2019).

Михкельсон, M. 2020. Почему для Путина так важна сталинистская история? Rus.err.ee, 21.1.2020, https://rus.err.ee/1026277/marko-mihkelson-pochemu-dlja-putina-tak-vazhna-stalinistskaja-itorija (последнее посещение 15.2.2020).

Müür, K.; Mölder, H.; Sazonov, V.; Pruulmann-Vengerfeldt, P. 2016. Russian Information Operations Against the Ukrainian State and Defense Forces: April–December 2014 in Online News’, Journal of Baltic Security, 2(1) (2016), pp. 28–71

Nicholaides, N. 2016, THE FALSIFICATION OF HISTORY: ”UKRAINE» IS NOT A COUNTRY. https://www.geopolitica.ru/en/article/falsification-history-ukraine-not-country (последнее посещение 15.3.2020).

Nissen, Th. E. 2015. The weaponization of social media, Royal Danish Defence College, Copenhagen, 2015, http://www.fak.dk/publikationer/Documents/The%20Weaponization%20of%20Social%20Media.pdf?pdfdl=theweaponizationofsocialmedia?.pdfdl=TheWeaponizationOfSocialMedia (последнее посещение 10.11.2019).

O provodeistvii 2012. О противодействии попыткам фальсификации истории народов в ущерб интересам России 2012. http://council.gov.ru/activity/activities/roundtables/30331/ (последнее посещение 22.7.2019).

Poberezkin, A. 2009. Противодействие попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России Научно-практическая конференция МГИМО (У) МИД России Стенограммы выступлений https://histrf.ru/uploads/media/default/0001/26/ce03bfc4bba89d5663f26edf09011f54ec3c5ed8.pdf (последнее посещение 12.6.2019).

Postimees 2018 = Лавров – Postimees: договор о границе не ратифицирован из-за русофобской риторики Таллинна. Postimees, 15.1.2018, https://rus.postimees.ee/4375693/lavrov-postimees-dogovor-o-granice-ne-ratificirovan-iz-za-rusofobskoy-ritoriki-tallinna (последнее посещение 8.7.2019).

Propastop 2017. What Does Pribaltika mean. Propastop, 3.10.2017, https://www.propastop.org/eng/2017/10/03/what-does-pribaltika-mean/ (последнее посещение 12.6.2019).

Sazonov, V. 2017. Роль информационных операций Кремля в гибридной войне против Украины. − Марова С.Ф.; Балуєва О.В. Українське суспільство в умовах війни: виклики сьогодення та перспективи миротворення: матеріали Всеукраїнської науково-практичної конференції, м. Маріуполь, 9 червня 2017, Маріуполь: Донецький державний університет управління, 239−242.

Середенко, С. 2017. Русофобия прибалтийская и украинская. RuBaltic.ru, 17.7.2017, https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/17072017-rusofobiya-pribaltiyskaya-i-ukrainskaya/ (последнее посещение 3.04.2019).

Sinoptik 2009 = СБУ показала фальшивые материалы о Голодоморе // Sinoptik, 10.03.2009. http://obozrevatel.com/news/2009/3/10/290431.htm (25.2.2020.).

Sinisalu, A. 2008, Propaganda, Information War and the Estonian-Russian Treaty Relations: Some Aspects of International Law, 154-162, http://www.juridicainternational.eu/public/pdf/ji_2008_2_154.pdf (последнее посещение 12.6.2019).

Snegovaya, M. 2015 Putin’s Information Warfare in Ukraine: Soviet Origins of Russia’s Hybrid Warfare. USA: Institute for the Study of War.

Великовский, Д. 2008. 7 вопросов Махмуту Гарееву, генералу армии. — Русский репортер, № 17 (47), 8 мая 2008, https://web.archive.org/web/20080512234713/http://www.expert.ru/printissues/russian_reporter/2008/17/interview_gareev/ (v 24.8.2019).

Zagoskin, Chernyak, Shirko 2013 = Загоскин, Д. В. Черняк, Э.И. Ширко К. Н. 2013. Музей — фальсификатор истории: субъект или интсрумент? Вестник Томского государственного университета. 2013. № 372, 106–109.

загрузка...

Свежее

Ситуація в зоні ООС: за минулу добу окупанти п’ять разів порушили перемир’я

Ситуація в районі проведення операції залишається контрольованою підрозділами Об’єднаних сил. Українські захисники сумлінно виконують завдання за призначенням і продовжують...

Українські сапери Центру розмінування пройшли спеціальний курс навчань у Німеччині

Центр розмінування Командування Сил підтримки Збройних Сил України упродовж багатьох років розвиває партнерські відносини із аналогічними військовими центрами провідних країн світу. Одним із важливих...

Мехбат ЗСУ знищив два ворожих десантно-штурмових батальйони

Діючи в обороні, механізований батальйон за підтримки танків знищив два десантно-штурмових батальйони ймовірного противника, переправив одну з рот через річку та приховано провів ротацію...