Домой Аналитика Нидерландам придется решить, какие «ценности» важнее в деле о крушении MH17

Нидерландам придется решить, какие «ценности» важнее в деле о крушении MH17

9801

Сегодня вечером роспропагандисты начали активно разгонять «срочную» новость: три малайзийских НГОшки обратились к правительствам Голландии и Малайзии с просьбой приостановить уголовный процесс по делу сбитого Россией Боинга МН17. По мнению «общественников», «в докладе международной следственной группы нет ответов на многие важные вопросы».

Ранее уже появлялась информация о том, что Кремль, похоже, нашел подход к властям Малайзии, которым начало резко всё не нравиться в ходе расследования. Теперь в этот блуд пытаются с новой силой втянуть Голландию. И это не так безобидно, как может показаться.

Сохранение весьма тесных отношений между Россией и Голландией после инцидента с боингом МН17, а также явное нежелание голландской стороны ссориться с российской верхушкой из-за «какой-то там» Украины, имеет предельно простое объяснение. Россия – это сырьевой придаток Голландии.

Свежие цифры красноречивы до безобразия.

По данным Федеральной таможенной службы РФ за январь-июнь 2019 г., Голландия является торговым партнером №2 для России, после Китая. Впечатляет?

Товарооборот с Голландией составляет 8,1% от всего российского внешнеторгового оборота. Для сравнения: Китай – 15,8%, Германия – 7,9%, Беларусь – 4,9%, США – 4,1%.

По итогам прошлого года Голландия была на 3 месте после Германии. Но если у России с Германией товарооборот в этом году упал на 13,7%, то с Голландией вырос на 13,8%.

Причем российский экспорт в Голландию за полгода вырос на 15,3% и составил 11,8% ВСЕГО российского экспорта.

Для Голландии Россия – менее важный партнер (8-9 место), а с точки зрения экспорта – вообще неубедительный (РФ потребляет порядка 1%) голландского экспорта.

Но самое прелестное в следующем.

Голландия – это самый выгодный для Москвы рынок с точки зрения сальдо. Торговля идёт фактически в одни ворота. В прошлом году Россия продала в Голландию товаров на $43,5 млрд., а купила только на $3,7 млрд. Позитивное сальдо – $39,8 млрд.

В этом году картина аналогичная: продали на $24,2 млрд., купили — на $1,7 млрд. (импорт упал на 8%). Т.е., уже заработали $22,5 млрд.

Для сравнения. Весь украинский экспорт товаров в Голландию за полгода составил $935,6 млн., а импорт – $364,6 млн. Т.е., торговый оборот России и Голландии больше в 20 раз, чем украинско-голландский.

В структуре экспорта РФ в Голландию 86,1% составляют «минеральные продукты»: сырая нефть и нефтепродукты, а также немножко уголь.

В 2017 г. 40% всей сырой нефти и 25% нефтепродуктов Голландия покупала у России. И тенденция очень наглядная: в 2018 г. Россия продала в Голландию нефти и нефтепродуктов на $7 млрд. больше, чем годом ранее (прирост 23%). В этом году цифры ещё вырастут: по сравнению с первым полугодием 2018 г., Россия за аналогичный период 2019 г. продала в Голландию нефти и нефтепродуктов на $18,2 млрд., что на $2,6 млрд. (или 14,5%) больше.

Бенефициары этой торговли очень наглядно локализованы. За 6 месяцев 2019 г. город Москва продал в Голландию «топлива минерального, нефти и продуктов их перегонки» на $9,6 млрд. Ещё на $4 млрд. продал Санкт-Петербург. Замыкает тройку Ханты-Мансийский автономный округ – $3 млрд. Почти $1 млрд. наторговал Татарстан.

Вдаваться в технические детали (какие компании продают/перепродают «черное золото», с кем в России они аффилированы и т.д.) не буду, чтоб не перегружать.

Лишь одна маленькая циферька по одной товарной категории: в 2017 г. Голландия экспортировала (!) нефтепродуктов на $4 млрд. больше, чем импортировала. Эксплуатация (переработка, перепродажа) ресурсов сырьевого придатка – это очень выгодный для Голландии бизнес. Даже если по факту он осуществляется через прокладки российских компаний.

Поэтому, даже там, где Украина железобетонно права в спорах с Россией, позиция Голландии будет формироваться с поправкой на эти «ценности».

Не удивлюсь, если инициативу малайзийских «общественников» поддержат какие-нибудь голландские «общественники», и правительство на них среагирует.

Алексей Копытько, координатор группы «Информационное сопротивление»