В последние дни только и новостей, что с привкусом иранских пряностей и буквально вчера я уже писал в статье «Сирийский сценарий для Персидского залива», что своими учениями в Ормузском проливе она реализует сирийский сценарий поддержки Тегерана в его гибридной войне против нефтяных танкеров.

Между тем, в целом, в отношениях двух стран, просматривается явный штамп геополитического влияния и нахального присутствия России. Штампованность действий и шагов, которые мы могли видеть в Сирии и Венесуэле.

Но, прежде всего, я бы хотел отметить, что Иран сейчас столкнулся с той же проблемой, что была у Сирии и Венесуэлы – катастрофическое падение сырьевого экспорта. В частности, за июнь Иран отправлял на экспорт не более 100 тысяч баррелей нефти в сутки, что в 30 раз меньше, нежели полгода назад.

То есть, страна, попавшая под действие санкций, уходит в глубокое экономическое пике. Аналогично, как это было в Сирии и Венесуэле. Но, не беда, ведь на помощь уже спешит “братская” Россия.

В частности, известно, что Меджлис Ирана одобрил привлечение в экономику исламской республики российского кредита на сумму 5 млрд долларов.

Напомню, что Венесуэла должна России более $17 млрд, взятых так же в форме кредитов.

Ну и третий, отчетливый контур российского штампа – это введение войск. В Сирии это поначалу были “солдаты удачи”, а после представители регулярных ВС РФ. В Венесуэле на сегодняшний день это представители ЧВК. В случае с Ираном, разного рода военные консультанты там уже давно присутствуют, но важным для Москвы станет присутствие ВМФ РФ в регионе. И, так называемые учения, вполне обеспечат реализацию данной задачи.

Таким образом, не особо отбиваясь от традиционной концепции, Россия продолжает реализовывать свои геополитические амбиции в мире согласно испробованной не единожды кальке. Вот только насколько ей далеко разрешат зайти в Персидском заливе, где вопросы ставятся ребром — покажет время.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко