Внимание Совета Европы к украинскому языковому вопросу воспринимается несколько разбалансированно. Особенно – на фоне игнорирования вопиющих нарушений и преступлений путинского режима против Украины.

Цель Кремля – уничтожить Украину и ее язык

С 28 февраля ВРУ возобновила рассмотрение во втором чтении законопроекта №5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». После принятия 4 октября 2018 г. документа в первом чтении, народные депутаты предложили более двух тысяч поправок. Их на протяжении четырех месяцев обрабатывал комитет ВР по вопросам культуры и духовности.

Подробнее о целях и содержании законопроекта можно узнать здесь.

Главное: будущий закон должен окончательно, четко и бесповоротно, обеспечить утверждение и развитие государственного украинского языка в Украине, усовершенствование условий для его изучения, владения им и применения. Это является непременным национальным интересом и приоритетом для каждой развитой, цивилизованной, демократической страны.

Четкое правовое урегулирование функционирования украинского языка как государственного должно стать одним из предохранителей и действенным инструментом в противостоянии гибридной войне России против Украины. Это необходимое дополнение к отражению реальной вооруженной агрессии РФ. Следовательно, Кремль не оставляет, а только активизирует стремление уничтожить Украину, оставить ее территорию под своим влиянием, в том числе – с помощью так называемой федерализации и попыток обеспечить русскому языку официальный статус.

Поэтому, чем ближе ВР к голосованию во втором чтении и в целом по законопроекту о государственном украинском языке (по состоянию на утро пятницы рассмотрено 489 поправок), тем отчаяннее звучит голос Кремля. Его отголоски слышны и от «пятой колонны» в Украине, а также от высокопоставленной и уважаемой международной организации в Европе.

Как только в ВР активизировались дискуссии вокруг второго чтения языкового закона, и нардепы начали по полной процедуре рассмотрение тысяч поправок, комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович выступила с собственной позицией по этому вопросу. Главный сигнал от чиновника СЕ – Верховная Рада должна перенести (отложить) рассмотрение законопроекта на период после выборов Президента Украины.

«Во время обсуждения нового законопроекта или реформы языковой политики страны-члены Совета Европы должны внимательно соблюдать баланс между законодательной целью по поддержке государственного языка, обязанностью защищать и поддерживать языки национальных меньшинств и сохранением культурного разнообразия», — заявила комиссар СЕ.

Миятович отметила, что разные языковые сообщества должны быть эффективно вовлечены в процесс разработки таких законов, и их мнение следует должным образом учесть. «В контексте избирательной кампании такие дискуссии часто поляризуются и не способствуют достижению сбалансированных решений. Поэтому я призываю украинский парламент отложить принятие этого важного закона на период после выборов», — заявила Миятович.

В целом содержание ее заявления, а также изложенные в тексте обоснования не вызывают возражений в части возможной дискуссии вокруг вопроса функционирования украинского языка в Украине и безусловной необходимости защиты языков национальных меньшинств. Что, собственно, и делается, и не несет никакой угрозы языкам нацменьшинств и правам их носителей.

С чем можно полностью согласиться в позиции Миятович, так это с тем, что заявление обнародовано действительно в политически чувствительный период, когда украинский парламент вышел на заключительный этап законодательного утверждения надлежащего функционирования украинского языка. Именно поэтому сопротивление Кремля становится все более активным и мощным. Ну а прикрываться выборами, очевидно, — это играть на поле российского агрессора, который хочет реванша в Украине, стремящейся в Европу и подальше от Москвы.

«Выборочная» озабоченность на фоне преступлений РФ

Кроме этого, удивление вызывает факт такого внимания со стороны комиссара СЕ в Украине из-за языкового вопроса на фоне игнорирования других острых проблем, которые создает для Украины и украинцев путинский режим. Это тотальные нарушения прав человека, убийства украинских граждан, удержание политических заложников и военнопленных, оккупация части территории Украины, включая Крым.

Масштаб российской преступной агрессии против Украины и Европы в целом является таким огромным, что комиссар СЕ по правам человека имеет множество фактов и оснований обнародовать свои заявления с беспокойствами, призывами и требованиями в РФ, хоть каждый день, хоть несколько раз в день — все будет актуальным, объективным, соответствующим ценностям и принципам Совета Европы и обязанностям института комиссара по правам человека организации.

Но, увы, именно такой ожидаемой и необходимой поддержки и заботы от госпожи Миятович украинцы не слишком замечают. К примеру, нет подобной реакции на прямую военную агрессию против Украины. На применение флота и авиационных средств поражения против украинских военных моряков в районе Керченского пролива комиссар СЕ осторожно отреагировала лишь на пятый день после вооруженного столкновения и взятия в плен 24 украинских военнослужащих. И произошло это только после письменного запроса корреспондента «Укринформа» на получение такой позиции…

На тот момент весь мир — ООН, ЕС, НАТО, правительства государств, отдельные политики и правозащитники — уже решительно осудили акт прямой агрессии РФ, заявили об очевидном нарушении международного морского права, призвали к немедленному и безусловному освобождению пленных украинцев и к введению против Москвы дополнительных санкций. Даже латентно пророссийский генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд отреагировал на азовскую агрессию РФ почти немедленно — 26 ноября, на второй день после эскалации ситуации.

Заявление комиссара как спекулятивная «зацепка» для пятой колонны

Но вернемся к вопросам в контексте беспокойства действующего комиссара СЕ по правам человека стремлениями украинцев утверждать и развивать язык своего государства.

Следует отметить, что указанное заявление является личной позицией госпожи Миятович, а не официальным документом Совета Европы. Заявление было распространено пресс-секретарем среди журналистов по электронной почте. Она не была опубликована на официальных ресурсах СЕ, включая Twitter комиссара по правам человека.

Но заявление уже стало спекулятивной «международно-правовой» зацепкой для отдельных политиков, представляющих кремлевско-реваншистскую колонну в Украине, и действующих кардинально вопреки национальным интересам государства и стремлениям настоящих украинских проевропейских патриотических сил. Бывший «регионал», народный депутат Нестор Шуфрич уже с десяток раз на этой неделе делал ссылки на заявление «комиссара Европейского Союза», которая призывает перенести принятие языкового закона. Правда, позже нардепу, наверное, объяснили тот факт, что Евросоюз и Совет Европы — это разные международные организации, и госпожа Миятович работает комиссаром именно в последнем.

Об истинных мотивах комиссара СЕ высказаться о государственности украинского языка как раз накануне выборов и в унисон с кремлевской пропагандой можно лишь догадываться, предполагать, анализировать.

Есть ли в этой ситуации прямое российское влияние, или это искренняя позиция и прямая обязанность чиновника правозащитной международной организации – реагировать на все проблемы и противоречия в сфере своей ответственности, однозначно ответить сложно. По крайней мере, на запрос «Укринформа», направленный в офис комиссара с просьбой разъяснить мотивы, ответа не последовало.

Но коварство методов и средств развязанной Кремлем гибридной войны не исключает российского следа в этой истории. По крайней мере, отсутствие сбалансированности в деятельности комиссара Совета Европы по правам человека, учитывая российскую агрессию против Украины, факт отсутствия реакции на нарушения и подавления прав украинцев в России, вызывают глубокое беспокойство и требуют решительных и активных действий. При условии, что Совет Европы и его комиссар по правам человека имеют на это незаангажированную политическую волю и институциональную способность.

Андрей Лавренюк, Страсбург