Одной из главных заслуг Владимира Путина его сторонники считают «наведение порядка в стране». Однако стоит включить телевизор, интернет или развернуть российскую газету, как становится очевидно, что «криминальный беспредел» не настолько ушел в прошлое вместе с «лихими 90-ми», чтобы о нем можно было забыть.

Кремль продолжает использовать различные ветви политизированного государственного бюрократического аппарата для обуздания независимых СМИ. Переход от явных методов давления к более завуалированным, таким как политически мотивированные судебные процессы и передача непокорных органов СМИ в управление конкурентам-бизнесменам, тесно связанным с Путиным, позволила Кремлю запугать или заставить замолчать критически настроенных журналистов с минимальными последствиями для международного имиджа страны. Между тем, в 2003 году в российских регионах независимых журналистов, политических оппонентов и бизнесменов продолжали притеснять. Все, кто пытался противодействовать Кремлю, были эмигрированы, отправлены в тюрьму или убиты.

Путин и его сторонники закрыли или взяли под контроль все независимые общенациональные телевизионные каналы, которые прежде служили альтернативными источниками новостей для российских граждан. Правительство продолжало преследовать журналистов, разоблачавших коррупцию и правонарушения в Минобороны и других силовых ведомствах, пользующихся в стране значительным влиянием.

Скорбный список

Вот несколько откровенных критиков политики Путина, которые были убиты или умерли при загадочных обстоятельствах. Бывшего члена Российской коммунистической партии Дениса Вороненкова, который начал резко критиковать Путина после бегства из России в 2016 году в Украину, убили. Президент Украины Петр Порошенко назвал это «актом государственного терроризма со стороны России».

Убийство оппозиционера Бориса Немцова — очередное подтверждение того, что Кремль не гнушается любых методов в борьбе с несогласными. За время независимости — это не первый политик и общественный деятель, чья жизнь внезапно оборвалась.

Первым убийством в России, потянувшим на общенациональную сенсацию, стала расправа над корреспондентом газеты «Московский комсомолец» Дмитрием Холодовым (17 октября 1994 года журналист погиб в результате взрыва мины-ловушки, помещенной в портфель-дипломат).

27-летний Холодов не имел ни личных врагов, ни больших денег, зато писал о коррупции в вооруженных силах, особенно в ходе распродажи имущества бывшей Западной группы советских войск.

Ведь точку в громких делах в России ставят редко. Показательный случай —российский журналист Владислав Листьев был убит в Москве вечером 1 марта 1995 года через 34 дня после своего назначения генеральным директором Общественного российского телевидения (ныне «Первый канал»). Киллер дважды выстрелил в журналиста и скрылся с места происшествия, прихватив с собой оружие. При этом забрал у журналиста портфель с деньгами. Уже тогда многие назвали убийство политическим и с уверенностью отвечали на вопрос, будут ли пойманы исполнители заказа.

Листьев был народным любимцем в России, бескомпромиссным и честным журналистом с большими планами на будущее.

Еще один российский журналист, известный правозащитник Анна Политковская, была российским корреспондентом «Новой газеты», застрелена в 2006 году в Москве. Следователи, расследующие дело Немцова, видят много общего между этими убийствами. Мол, оба совершены ненадежным оружием и под определенную дату. Политика убили за день до марша оппозиции, а журналиста — в день рождения Путина, 7 октября 2006 года. Журналистка поднимала такую ​​неудобную для президента России тему войны в Чечне.

Сильно доставалось от журналистки и ставленнику Кремля в Чечне Рамзану Кадырову. Владимир Путин выступил с двусмысленным, по мнению многих, комментарием, что «это убийство само по себе наносит действующей власти и в России, и в Чеченской Республике гораздо больший урон и ущерб, чем ее публикации».

34-летний московский адвокат Станислав Маркелов и 25-летняя журналистка «Новой газеты» (той самой, в которой работала Анна Политковская) Анастасия Бабурова 19 января 2009 года были среди бела дня застрелены преступником в маске на Пречистенке, в 15 минутах ходьбы от Кремля.

Маркелов вел ряд дел правозащитной направленности, в том числе связанных с Чечней, и регулярно получал телефонные угрозы от российских ультраправых.

Наталья Эстемирова, сотрудница общества «Мемориал», была журналисткой, расследовавшей похищения и убийства, которые стали обычным явлением в Чечне. Как и журналистка Анна Политковская, Эстемирова рассказывала о гражданских лицах, которые часто оказывались между этими двумя жестокими сторонами. Эстемирову в 2009 году похитили возле ее дома, несколько раз выстрелили, в том числе в упор в голову, и выбросили в лесу поблизости. За ее убийство никто осужден не был.

Александр Литвиненко — бывший агент КГБ, который умер через три недели после того, как выпил в лондонском отеле чашку чая со смертельным полонием-210. Британское расследование показало, что Литвиненко был отравлен российскими агентами Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном, которые действовали по приказу, «вероятно, одобренному президентом Путиным». Россия отказалась их экстрадировать, а в 2015 году российский президент вручил Луговому медаль за «заслуги перед Отечеством». После ухода из ФСБ Литвиненко стал активным критиком службы, которой руководил Путин, и позже он обвинил службу безопасности в организации серии взрывов домов в России в 1999 году, в результате которых погибли сотни людей. За этим последовало вторжение России в Чечню в том же году, а вместе с ним и приход к власти Путина. Есть подозрения, что Березовский был причастен, по крайней мере, к части плана, целью которого было привести Путина в Кремль, но позже он попытался обвинить Путина в убийстве Литвиненко. Литвиненко также обвинил Путина в убийстве Политковской.

Печальный список далеко не полон. Жертвами громких и в большинстве случаев нерасследованных или «недорасследованных» преступлений стали еще шесть депутатов Госдумы, магаданский губернатор Валентин Цветков, банкир Иван Кивелиди, главный редактор газеты «Советская Калмыкия» Лариса Юдина, американский бизнесмен Пол Тэйтум, журналист Пол Хлебников, генерал-пограничник Виталий Гамов, глава концерна «Алмаз-Антей» Игорь Климов, отставные генералы ФСБ предприниматели Анатолий Трофимов и Александр Рогачев, владелец сайта «Ингушетия.ру» Магомед Евлоев, глава дагестанского отделения «Яблока» Фарид Бабаев, зампредседателя Верховного суда Ингушетии Аза Газгиреева, бывший армейский полковник Сергей Юшенков, журналист и автор, который писал о преступности и коррупции в бывшем Советском Союзе, Юрий Щекочихин и т.д.

Например, Борис Березовский, самопровозглашенный магнат, за короткий промежуток времени из соратника Путина превратился в его оппонента. Оказавшись в оппозиции к Путину, Березовский эмигрировал из России. Здесь против него сразу начали открывать уголовные производства: за мошенничество, отмывание денег и попытку насильственного захвата власти. Россия неоднократно требовала экстрадиции олигарха, впрочем, просьбу правоохранителей объединенное королевство не удовлетворило. Однако вынужденный эмигрант мечтал вернуться в Россию, но не суждено, его убили в Великобритании.

Еще одна жертва так называемого российского правосудия — юрист фонда Heritage Capital Management Сергей Магнитский. Он раскрыл теневую схему в МВД и налоговой, по которой силовики присвоили более 5 миллиардов рублей из государственного бюджета России. Вместо того, чтобы взяться за коррупционеров, власть взялась за того, кто их разоблачил. Юриста в 2008 году отправили в СИЗО «Матросская тишина» и обвинили в уклонении от уплаты налогов.

Впрочем, виновные в этом деле так и не были наказаны. Сам Магнитский до суда так и не дожил — через год после заключения он умер в камере СИЗО. Официально — от сердечной недостаточности. А по мнению матери и правозащитников — из-за отсутствия медицинской помощи, условий содержания, граничащих с пытками, и возможно, и издевательств со стороны надзирателей.

Поколение Навального

Самый очевидный следующий на очереди, несогласный с политикой Кремля — ​​Алексей Навальный. В его случае власть закрутила гайки очень особым образом. Чтобы сделать политика ручным, Навального оставили на свободе с условным сроком 3,5 года, а его брату досталось столько же реального срока и полумиллионный штраф в рублях, за растрату 30-ти миллионов рублей в так-называемом «деле Ив-Роше».

«Поколение Навального» все время доставляло Кремлю хлопоты, но все же не такие масштабные, как в 2017 году. Сам Навальный продолжал знакомить общественность с состояниями жуликов, которые рулят экономикой и политикой России. Однако эти разоблачения начинают несколько приедаться аудитории.

Все и так уже все поняли: страна давно превратилась в частную собственность узкого круга друзей и коллег президента. Что с этим делать, как начать ломать систему, которая столь эффективно объединяет власть и собственность, никто не знает.

В оппозиционных кругах все чаще требуют справедливости. Однако это понятие так прочно связано в российской истории с лозунгом «Грабь награбленное!», что Вайно, Кириенко, Громову не составит большого труда объяснить всем, и особенно городскому среднему классу: Путин, может быть, не ваш герой, зато ответственный, а оппозиционеры хоть и говорят красиво, но совершенно ни за что не отвечают.

В России все еще остается много людей, которые хотят перемен. Впрочем, действовать им приходится либо из-за пределов страны, либо с оглядкой на то, какая судьба постигла тех, кто пытался противостоять режиму. А так называемая оппозиция в парламенте уже давно ручная и не делает ничего такого, чтобы не потерять свой статус.

Секция «Дельта» группы «Информационное сопротивление»