Интрига на Балканах: российский гамбит в Боснии, — ИноСМИ

-

Читайте также

Война в Нагорном Карабахе: грабли для Франции

Депутаты парламента Франции опять спровоцировали международный скандал. И его в срочном порядке приходится разгребать правительству Жана Кастекса, пишет автор...

Ситуація в зоні ООС: біля Авдіївки та Мар’їнки працювали ворожі снайпери

Від початку поточної доби, 5 грудня, у смугах відповідальності наших підрозділів зафіксовано п’ять порушень режиму припинення вогню. Так, противник...

«Руководство нашей страны искренне хочет закончить войну», — Главнокомандующий ВСУ

Четыре месяца назад вступил в действие режим прекращения огня на Донбассе и ВСУ прекратили стрелять. Оккупанты, в основном, тоже...

После двух лет кризиса Македония, наконец, сформировала новое правительство в июне, установив реформистскую левоцентристскую коалицию, приверженную перезагрузке застопорившейся интеграции страны в ЕС и НАТО. В том же месяце Черногория стала новым государством-членом НАТО после бурного процесса присоединения, который длился почти десять лет. Эти события являются хорошей новостью для общей стабильности на Западных Балканах, региона, все еще увязшего в межрелигиозных конфликтах и провинциализме.

Но Западные Балканы также находятся под серьезными ударами региональных устремлений России, которая надеется сохранить нейтральными до сих пор не инкорпорированные сегменты бывшей Югославии, то есть вне рамок ЕС-НАТО, пишет Foreign Affairs. Москва активно стремилась предотвратить прозападную трансформацию в Македонии и Черногории, иногда драматично и жестоко, и, несомненно, будет продолжать вмешиваться в дела обеих стран. Но цель очередного балканского гамбита России, возможно, самого сильного, находится в стратегическом центре региона: в Боснии и Герцеговине.

Боснийские марионетки Москвы

План России по Боснии будет определяться двумя основными факторами. Первый из них — давние отношения Кремля с Милорадом Додиком, сепаратистским президентом Республики Сербской, независимой от Сербии Боснийской автономной области. Вторым, более тревожным фактором является появляющаяся связь между Москвой и Драганом Ковичем,  главой Хорватского демократического союза Боснии и Герцеговины, ответвление Хорватского демократического союза, нынешней правящей партии в Загребе.

Цель России проста: оставить Боснию вне НАТО и ЕС. Москва хочет обеспечить, чтобы страна оставалась этнически фрагментированной корзиной в сердце Балкан. Соответственно, Россия стремится объединиться с Додиком и Ковичем, двумя крупнейшими лидерами этнической фрагментации и дисфункции в Боснии.

Додик является основным активом России в регионе. Тем более, что президент Сербии Александер Вучич, давний кремлевский союзник, а Додик — это балканский лидер, который наиболее громко защищает российские интересы, выражая решительное сопротивление НАТО, ЕС и особенно влиянию США на Балканах. За последние три года Додик также стал частым гостем в Москве, и чем хуже была экономическая ситуация в его нелиберальной вотчине, тем более открыто он лоббировал финансовую поддержку России. Например, недавнее погашение долга  Югославии в размере $ 125 миллионов, было главным образом для Додика, который в январе был санкционирован Казначейством США за проведение неконституционного референдума в конце 2016 года. Вашингтон считает, что референдум, который был призван признать официально День образования Республики Сербской, нарушил мирные соглашения, подписанные в Дейтоне, игнорируя повторный вывод Боснийского Конституционного суда о том, что праздник является дискриминацией не сербского населения региона.

Кович является более туманной фигурой. Во-первых, трудно отделить его от своих благодетелей в Загребе. Как и националисты в Сербии, правящий ХДС в Хорватии никогда не отказывался от своих ирредентистских претензий хорватского большинства в регионах Боснии. Действительно, его братская партия, ХДС Боснии и Герцеговины, часто работает как средство для Загреба, чтобы озвучить свои самые крайние националистические позиции, сохраняя при этом видимость дипломатической респектабельности. Но карьера видных представителей ХДС Боснии и Герцеговины, таких как Бозо Любич, член хорватского парламента, глава неправительственной хорватской национальной ассамблеи Боснии и бывший член боснийского парламента, четко иллюстрирует связь между двумя партиями ХДС.

Несмотря на свои ирредентистские тенденции, пост-югославская Хорватия исторически подозрительно относилась к присутствию Москвы на Балканах. В конце концов, Россия является основным международным сторонником главного конкурента Хорватии Сербии, спонсором которой, она была во времена бывшего президента Сербии Слободана Милошевича. В свою очередь, Загреб традиционно тяготел к Брюсселю и Вашингтону.

Однако в Боснии эта региональная динамика всегда проявлялась по-разному. В 1990-х годах Загреб и Белград вместе работали против своего соседа, благодаря негласной координации военных действий против Сараево и договорам, таким как злополучное Грацское соглашение 1992 года. Это сотрудничество сохранилось в форме многолетнего альянса между Додиком и Ковичем, которые стали непоколебимыми друзьями в стране, известной, по-видимому, постоянным межнациональным конфликтом. Для Ковича абсолютный контроль Додика в Республике Сербской служит шаблоном для его собственных поисков создания «третьей силы» в Боснии — якобы моноэтнической, хорватской провинции в Герцеговине. Со своей стороны, Додик видит Ковича как союзника в его попытках подорвать усилия национального правительства Боснии и его сторонников в Брюсселе и Вашингтоне создать более упорядоченное и рациональное административное управление для страны, в которой сегодня действуют 14 различных местных органов власти с населением менее четырех миллионов человек.

В эту ситуацию внезапно вмешалась Россия, которая стала ярым сторонником того, что ХДС Боснии и Герцеговины называет «хорватским самоопределением», то есть хорватским национализмом в Боснии. Но что случилось с номинальной оппозицией Загреба к балканским операциям Москвы?

Хорватская связь

Дело в том, что, вопреки недавнему утверждению Дагмара Скрпека, Хорватия далека от света региональной стабильности в международных отношениях. Страна находится на краю своего худшего политического и экономического кризиса с момента обретения независимости. Агрокор, одна из крупнейших фирм на западных Балканах и костяк экономики Хорватии, находится на грани краха. Если она рухнет, это полностью уничтожит как страну, так и регион в целом. В ожидании чуда, российский Сбербанк России стал самым агрессивным кредитором Агрокор. Другими словами, Москва готова захватить огромную часть хорватской экономики одним махом — и Загреб об этом знает. Поэтому вместо того, чтобы быть оплотом против влияния России на Балканах, Хорватия собирается стать следующей костью российским домино, чтобы упасть. Недавно Загреб уменьшил свою критику относительно деятельности Кремля в регионе (в то же время рекламируя одобренные Москвой ревизионистские заявления о роспуске Югославии) в обмен на благоприятные условия для решения финансового кризиса в стране.

И тут очень важны два крыла ХДС. 24 августа, в разгар экономического кризиса в Хорватии, посол России в Боснии Петр Иванков решительно высказался по так называемому хорватскому вопросу Боснии, который он назвал «реальностью, которую нельзя игнорировать и  нужно найти решение». Слова Иванкова повторили риторику как хорватской, так и боснийской партий ХДС, в которых утверждается необходимость дальнейшей этнической фрагментации в Боснии для защиты позиций хорватской общины страны. Явным образом, ссылаясь на «хорватский вопрос», Иванков разворачивал термин, выраженный ХДС, который отклоняется не только в Сараево, но и в Брюсселе.

Иванков сделал это заявление в тот же день, после разговора с Додиком в Баня-Луке, столице Республики Сербской. Там посол пообещал поддержку со стороны России  Республике Сербской противостоять недавнему решению Конституционного суда Боснии, в котором было установлено, что все военные объекты на ее территории являются государственной собственностью  Боснии. Этот вопрос занимает центральное место в устремлениях НАТО в Боснии, поскольку альянс потребовал от Сараево полного учета всех военных объектов в стране до того, как будет продолжена заявка на членство.

Нацеленная на вступление в НАТО, Босния является анафемой как для Баня-Луки, так и для Москвы, и они сделают все возможное, чтобы остановить ее. Таким образом, за один день Россия стала лидером как хорватских, так и сербских националистических прецедентов в Боснии. Создавая эту коалицию хаоса, Кремль с перспективой смотрит вперед на выборы в Боснии в 2018 году. В частности, Москва обеспокоена тем, что есть возможность создания реального реформистского альянса.

Борьба с муниципальными и левыми партиями Боснии движется к пакту о коалиции, который уже давно является их мечтой. В то же время оппозиционные силы в Республике Сербской и среди хорватских конкурентов ХДС укрепляют свои ряды. Конституционный режим Боснии, с его сложными слоями этнических квот, таков, что партиям, которые не основаны на этнической принадлежности, нелегко претендовать на места в правительстве. Но для постепенного изменения не требуется никаких потрясений. Немногие стратегические победы оппозиционных сил, такие как победа оппозиционного лидера Младена Иванича в 2014 году над Додиком за должность представителя сербов в Президиуме Боснии и Герцеговины, могут создать эту возможность. Действительно, именно так страна смогла наконец подать заявку на будущее членство в ЕС в прошлом году. Просто разрешив подачу заявки, Иванич значительно изменил обструкционистскую позицию Николы Спирика, его предшественника, поддерживаемого Додиком.

Если в 2018 году произойдет аналогичная победа оппозиции, то Босния, как и Македония, быстро возобновит свою заявку на вступление в НАТО, как более простой, но и более важный проект, чем присоединение к ЕС. Для Сараево членство в НАТО означает гарантию суверенитета и территориальной целостности.

Россия, однако, понимает, что она не может позволить Боснии проскользнуть сквозь пальцы. Даже ее углубляющиеся корни в Сербии будут в значительной степени бесполезны, если она потеряет контроль над центром Балкан. Так или иначе, следующий год станет поворотным пунктом для планов России в регионе. Если московские приспешники в стране сохранят контроль над властью в 2018 году, то Россия, скорее всего, отступит в тень. Ее главная цель — оградить Боснию от НАТО и ЕС в очередной раз. Но если когорта реформистских сил совершит прорыв, то тогда Москва будет вынуждена реагировать на это любыми средствами.

Foreign Affairs, перевод группы ИС

 

загрузка...

Свежее

Оккупанты в Крыму завели новые дела на «уклонистов» от армии

В ноябре 2020 года Крымская правозащитная группа зафиксировала три новых уголовных дела в отношении жителей временно оккупированного РФ украинского...

Громадянин Чехії, який воював на Донбасі за окупантів, отримав три роки в’язниці

У липні крайовий суд міста Ческе Будєйовіце засудив до трьох років умовного покарання з відстрочкою на п’ять років громадянина Чехії Павела Кафку, який у...

На Донеччині відзначили поліцейських-спецпризначенців

Роту поліції особливого призначення було створено у Донецькій області 4 грудня 2017 року. Сьогодні у підрозділі, який виконує ризиковані завдання в екстремальних умовах, служать...