«Гибридный» Иран в противостоянии с США использует опыт России

-

Читайте также

Нелепая история: боевики «лнр» показали задержанного «супершпиона» СБУ. ВИДЕО

Так называемое «мгб лнр» отчиталось о задержании жителя оккупированной части Луганской области, который якобы работал на Службу...

В Украине впервые презентовали отечественный мультикоптер. ФОТО и ВИДЕО

Предприятие Spaitech во время Международной специализированной выставки «Оружие и безопасность 2019» презентовало мультикоптер Windhover. Об этом сообщает Defense...

Сколько украинцев мечтают о «едином государстве» с РФ — данные опроса

О "едином государстве" Российской Федерации и Украины мечтают всего 19% российских респондентов и мизерные 3% - украинских. Об...

По словам некоторых военных чиновников и аналитиков, недавняя военная напряженность в отношениях между США и Ираном подчеркивает новую эру конфликта, в которой влияние страны на мировой арене больше не определяется исключительно экономическими возможностями, военной силой или даже дипломатическим влиянием.

Скорее, масштабное использование дезинформации для формирования общественного мнения внутри страны и за рубежом позволяет таким странам, как Иран и Россия, значительно превосходить свои весовые категории жесткой и мягкой силы при формировании мировых событий.

С этой целью, по словам экспертов, Иран применил на практике уроки гибридной войны, которые Москва применила против Украины, а затем развязала против западных демократий.

«Нападения Ирана на нефтяные танкеры в Персидском заливе, по своей сути, напоминают операции гибридной войны России, которые мы видели в Украине и в других местах», — сказала Наталья Бугаева, научный сотрудник по вопросам России из Института изучения войны, США.

«Россия и Иран используют операции гибридной войны для достижения своих более широких целей, пытаясь запутать реальность на местах и не дать Западу принять меры для защиты своих интересов», — сказала Бугаева, добавив, что Иран «использует опыт России на поле битвы».

В эту новую эру гибридной войны противники могут угрожать интересам безопасности США и подорвать демократический мир, не прибегая к прямым военным действиям.

Вместо этого, перенося бремя эскалации конфликта на США, практикующие гибридную войну проверяют, готовы ли американские лидеры принять ответные меры против несмертельной «серой зоны» с применением смертоносной военной силы.

 «Будущие столкновения между основными державами чаще всего могут происходить ниже уровня вооруженного конфликта. В этой среде экономическая конкуренция, кампании влияния, военизированные действия, кибервторжения и политические войны, вероятно, станут более распространенными», — пишет в оценке стратегических намерений России, недавно опубликованной в Пентагоне, заместитель директора по глобальным операциям Объединенного штаба Джеффри Черевко.

С 2014 года Россия использовала Украину в качестве испытательного полигона для своих современных доктрин обычных и гибридных военных действий, предоставляя тематическое исследование для новых видов угроз безопасности, которые США и их западные союзники могут предвидеть от своих противников.

Иран также обратился к тактике «серой зоны», чтобы компенсировать свою собственную неполноценность по отношению к США с точки зрения обычной военной мощи.

На каждом шагу Иран маскирует свои операции за завесой едва ли правдоподобной пропагандистской канвы — ключевого принципа российской гибридной войны. Так же как и концепция жертвы — присвоение себе титула ложной жертвы, чтобы оправдать свое плохое поведение, — что Россия часто использовала, чтобы оправдать свое глобальное использование гибридной войны в качестве законного противовеса предполагаемому американскому империализму.

«Безусловно, существуют параллели между действиями Ирана в Персидском заливе и действиями России в Украине в том смысле, что они оба используют секретные операции в рамках более широкого конфликта», — сказал Евгений Чаусовский, аналитик американского аналитического центра безопасности Stratfor, специализирующийся на постсоветском пространстве.

Эксперты предупреждают, что и американские, и иранские лидеры заявляют, что не хотят войны, но вероятность случайного конфликта возрастает.

Этот прогноз почти осуществился 20 июня, когда Иран сбил беспилотный летательный аппарат США RQ-4A Global Hawk ракетой «земля-воздух». Должностные лица США выразили протест, заявив, что беспилотный летательный аппарат действовал в международном воздушном пространстве над Ормузским проливом.

Президент Дональд Трамп санкционировал ответные воздушные удары, но, как сообщается, отменил их за 10 минут до начала. В конечном счете, США выбрали вместо этого ответную кибератаку.

В прошлую среду вновь обострилась напряженность, когда иранские катера напали на британский нефтяной танкер в Персидском заливе.

«Такие виды нетрадиционных и подпольных операций, вероятно, только возрастут», — сказал аналитик Евгений Чаусовский.

«Глубокая битва»

В 2014 году США и Евросоюз наложили на Москву карательные экономические санкции за агрессию в Украине. С тех пор отношения России и Запада достигли самой низшей точки после времен холодной войны.

Используя кибервойну и империю вооруженной пропаганды, Россия приступила к гибридной войне против западных демократий. Оглядываясь назад, становится ясно, что Украина была первым залпом продолжающейся войны России против международного демократического миропорядка.

«Российское руководство видит себя в состоянии войны с США и Западом в целом», — отмечает аналитик по безопасности Николь Петерсон в белой книге Пентагона о стратегических намерениях России.

 «С точки зрения России, эта война не полная, а скорее фундаментальная – тип «войны», который противоречит общему пониманию войны в США», — добавила она.

Гибридная война — это современный подход Кремля к советской военной доктрине под названием «глубокая битва», в которой передовые боевые операции подкрепляются другими действиями, направленными на распространение хаоса и путаницы на территории противника.

Как развивающаяся угроза, охватывающая все области боевых действий, гибридная война объединяет обычные военные силы с другими, так называемыми действиями в серой зоне, такими как кибератаки и пропаганда, как на поле боя, так и глубоко за линией фронта.

Одним из наиболее опасных атрибутов гибридной войны является то, что она превращает в оружие многие элементы повседневной жизни, в том числе смартфоны, социальные сети, доступное компьютерное программное обеспечение и журналистику.

«Я думаю, что в целом мы движемся к реальности, в которой гибридная война будет предпочтительным способом действий таких государств, как Россия, Китай, Иран, помимо обычной войны», — рассказала Александра Гадзала, независимый консультант по безопасности и старший научный сотрудник Атлантического совета.

«То, каким образом Москва ведет гибридную войну, развивалось и значительно расширилось со времен Евромайдана — то же самое относится к китайской тактике с тех пор, как президент Китая Си Цзиньпин вступил в должность. Иран ничем не отличается», — сказала Гадзала.

«Война бедняков»

Согласно апрельскому отчету Стокгольмского международного института исследований проблем мира, расходы на оборону США в 2018 году достигли 649 млрд долларов по сравнению с 61 млрд долларов России в этом году.

В экономическом отношении Россия также далека от американских аналогов. Номинальный валовой внутренний продукт России примерно вдвое меньше, чем в Калифорнии — примерно на уровне Южной Кореи.

Учитывая это, стратегия гибридной войны в России — это, по сути, «война бедняков», согласно июньскому отчету Института изучения войны.

«Президент России Владимир Путин в достаточной степени понимает, что он потерпит неудачу, если попытается восстановить что-либо, приближающееся к обычному военному паритету с Западом», — отмечают авторы доклада. «У Путина есть все основания полагать, что прямое противостояние с американскими военными закончится плохо для него».

Однако, несмотря на обычные слабости России, страна представляет собой гибридную сверхдержаву с беспрецедентной способностью контролировать мировое внимание общественности.

Россия вооружила информацию, развернув свои государственные медиа-организации, чтобы подорвать западное общество и демократические институты.

Воспользовавшись исторически низким уровнем доверия американцев к журналистике, информационная война России ориентирована на американский народ через Интернет и социальные сети. Эти действия манипулируют и разжигают разногласия в американском обществе, настраивая американцев друг против друга.

 «Формирование информационного пространства — это главное усилие, которому российские военные операции, даже обычные военные операции, часто подчиняются на этом пути войны», — говорится в отчете Института изучения войны. «Россия запутывает свою деятельность и запутывает дискуссию, так что многие люди поднимают руки и просто говорят: «Кто знает, действительно ли русские это сделали? Кто знает, было ли это незаконно?»

19 июня, за день до нападения Ирана на американский беспилотник, международные следователи обвинили трех россиян и украинца в атаке Боинга МН-17 Малайзийских авиалиний в июле 2014 года, в результате которой погибли 298 пассажиров.

Ракета была выпущена с территории, контролируемой пророссийскими сепаратистами, а зенитная установка принадлежала 53-й российской бригаде ПВО и была отправлена обратно в Россию на следующий день, отмечается в сообщении.

Путин отверг обвинения, заявив журналистам: «Нет никаких доказательств того, что Россия виновата в атаке MH17».

«У России есть свое объяснение крушения MH17, но нас никто не слушает», — заявил Путин

«Быть осторожным»

США отказались от ядерного соглашения 2015 года с Ираном в мае 2018 года. С тех пор возобновленные американские санкции были направлены против финансового и промышленного секторов Тегерана, нанеся сокрушительный удар по экономике страны.

С сокращением экспорта нефти на 90%, Тегеран быстро исчерпал наличные деньги, в то время как инфляция стремительно растет. Международный валютный фонд прогнозирует, что в этом году экономика Ирана сократится примерно на 6%, что является резким изменением темпов роста Исламской Республики в 4,6% в предыдущем финансовом году.

Аналитики говорят, что под давлением санкций США Иран намеренно активизировал свою деятельность в «серой зоне», чтобы напугать европейских лидеров, склонив их на уступки в отношении санкций.

6 июля было концом 60-дневного срока, установленного Ираном для европейских стран, чтобы как-то ослабить давление санкций США. Без помощи со стороны Европы Иран объявил 7 июля, что он продвигается вперед по обогащению урана, нарушая условия ядерной сделки 2015 года. В свою очередь, официальные лица США сейчас обдумывают дополнительные санкции в отношении Ирана.

 «Ирану лучше быть осторожным», — сказал президент Дональд Трамп о последних событиях.

В 2015 году Иран и Россия подписали пакт о военной обороне, подчеркивая более тесные военные отношения, направленные на противодействие влиянию США на Ближнем Востоке.

Россия снабжает Иран военной техникой, в том числе передовыми системами ПВО. Россия также помогла построить некоторые из ядерных реакторов Ирана.

Очевидно, по мнению некоторых экспертов, Россия также вступила в союз с Ираном в информационной войне, чтобы представить США в качестве глобального агрессора.

Выступая перед журналистами в Иерусалиме 25 июня, Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности России и близкий помощник Путина, сказал, что у России есть доказательства того, что сбитый американский дрон летал в воздушном пространстве Ирана.

Затем Патрушев опроверг данные разведки США, что Иран несет ответственность за недавнюю серию нападений на нефтяные танкеры на Ближнем Востоке.

 «Россия и Иран тесно связаны, и работают над тем, чтобы усилить и защитить друг друга. В этом случае Кремль был в центре внимания и проводил более широкую информационную кампанию в поддержку ложного повествования иранского режима о том, что Иран является жертвой, а не агрессором», — сказала Бугаева, сотрудник Института изучения войны.

Гибридный сбой

Россия аннексировала Крымский полуостров в марте 2014 года. В апреле российские спецслужбы и силы специальных операций организовали восстание сепаратистов в восточном регионе Украины на Донбассе, породив две отколовшиеся республики.

Кремль заявил, что его захват Крыма в 2014 году и последующий конфликт на Донбассе были спровоцированы массовыми восстаниями, созданными и возглавляемыми недовольными русскоязычными украинцами, которые полагали, что новое правительство в Киеве было нелегитимным, а является продуктом организованного ЦРУ путча для установки фашистского, неонацистского, проамериканского правительства в Киеве.

Москва планировала свою операцию на Донбассе в течение многих лет, и многие действия были проведены еще до революции 2014 года в Украине. Следовательно, в первые месяцы гибридное наступление России шло шаг за шагом по Донбассу, захватывая город за городом.

В то время регулярная армия Украины, истощенная десятилетиями коррупции, она мог выставить только около 6000 боеспособных солдат, когда началась война. Таким образом, чтобы защитить свою родину, обычные украинцы пополнили ряды боевых подразделений и отправились на передовую.

Это был пример общества, которое не нужно подталкивать к войне пропагандой. Украинцы всех социальных слоев просто взялись за оружие, часто практически без какой-либо формальной военной подготовки, и встали на за защиту своей родины.

К июлю 2014 года, всего через три месяца после начала конфликта, украинские войска вернули под свой контроль 23 из 36 районов, которые ранее находились под совместным российско-сепаратистским контролем. После чего, в августе 2014 года, Россия полностью вторглась в восточную Украину.

В конечном итоге Украина подписала договор о прекращении огня после катастрофической битвы за Иловайск, в которой регулярные российские подразделения убили сотни украинских военнослужащих.

Последующее прекращение огня в сентябре 2014 года остановило дальнейшую эскалацию войны. Второе прекращение огня, известное как Минск II, было подписано в феврале 2015 года.

Тем не менее, с оперативной точки зрения, оригинальный план гибридной войны в России на Донбассе потерпел неудачу. В исследовании 2017 года компания RAND пришла к выводу, что на востоке Украины Россия «не смогла достичь необходимых рычагов, не прибегая к обычной войне и прямому вторжению».

«Украина — это тематическое исследование не о том, чтобы вводить новые нелинейные подходы, а пример того, что гибридная война не принесла России желаемых политических целей», — отмечают авторы исследования.

Сегодня война на востоке Украины остается ограниченным, обычным конфликтом. Это статичная, окопная война, в которой два лагеря ежедневно обстреливают друг друга, и в которой солдаты и гражданские лица продолжают гибнуть. На сегодняшний день более 13 000 украинцев погибли в результате конфликта.

Поскольку две крупнейшие сухопутные армии Европы все еще ведут ежедневный огонь вдоль линии соприкосновения на Донбассе, всегда есть вероятность непредвиденного события — так называемого сценария Франца Фердинанда — запускающего эскалационную цепь домино, которая приводит к гораздо более смертоносному катаклизму.

Пример тому — столкновение между Россией и Украиной в Черном море в ноябре 2018 года, которое едва не ускорило большую войну.

За пределами зоны боевых действий на Донбассе Россия продолжает использовать гибридную военную тактику по всей Украине. Следовательно, вряд ли есть какая-то часть украинской жизни, которая не была бы затронута.

Российские кибератаки были нацелены энергосистему Украины, системы водоснабжения, банковскую систему страны (закрытие банкоматов), ее крупнейший международный аэропорт и избирательный процесс.

В течение многих лет украинские солдаты получали угрозы и требования о сдаче от своих российских врагов по текстовым сообщениям на мобильный телефон.

Российские беспилотники уничтожили украинские оружейные склады, а российские оперативники вели тайные операции всей Украине, направленные против ключевых украинских силовиков и российских отступников.

Недооценка

Используя гибридную тактику ведения войны, современные российские военные планировщики нацеливаются на ахиллесову пяту любого демократического противника — общественное мнение.

Концепция «эскалационного доминирования» была ключевым принципом стратегии ядерного сдерживания НАТО против Советского Союза. Теоретически, военное превосходство США неизбежно удерживало Советский Союз от войны.

Проблема концепции эскалационного доминирования, однако, заключается в том, что американское общественное мнение могло бы противостоять конфликту задолго до того, как российские военные полностью воспользовались своими возможностями.

Без общественной поддержки материальных преимуществ США недостаточно, чтобы заставить противника сдаться без боя.

Общественное мнение — это, как правило, слабость любой демократии, сказал Василий Мирошниченко, директор киевского Украинского кризисного медиа-центра. «И когда негативная сила узнает, как воздействовать на общественное мнение, она одерживает верх», — сказал Мирошниченко.

Тем не менее, гибридная война не является универсальной формулой. Скорее Кремль разрабатывает свою гибридную тактику ведения войны в соответствии со слабостями каждого противника.

 «Тактика российской серой зоны наиболее эффективна, когда цель глубоко поляризована или не способна противостоять российской агрессии и эффективно реагировать на нее», — говорится в недавнем исследовании Пентагона по России.

Действия серой зоны также не обязательно являются чем-то новым с точки зрения истории военных действий. Хотя многие эксперты отмечают, что гибридная война становится стратегией перехода к растущему количеству противников в США.

Для авторитарных режимов, таких как Россия, Иран и Китай, которые опираются на национализм, чтобы удержать власть, тактика гибридной войны дает возможность оттолкнуть США от внутреннего потребления.

 «Выходки, подобные тем, которые мы наблюдали в Иране в последние недели, и которые мы продолжаем видеть в России и Китае, относятся к тем слабым правительствам, которые стремятся продемонстрировать свою международную значимость и, соответственно, укрепить свою внутреннюю легитимность», — сказал Александра Гадзала, научный сотрудник Атлантического Совета.

В некоторых отношениях старые парадигмы справедливости войны, которые включают проверенные временем метрики, такие как соразмерность применения смертельной силы, ставятся под сомнение в эту эпоху гибридной войны.

Например, в какой момент кибератака заслуживает смертоносного военного ответа? Или оправданно этически наносить смертельные воздушные удары в отместку за нападение на беспилотный летательный аппарат?

Усугубляя эти этические дилеммы, гибридная война по своей сути призвана создать путаницу на поле битвы, в первую очередь в процессе командования и управления, затуманивая ситуационную осведомленность как персонала в бою, так и его командиров, контролирующих военные действия издалека. Для западных военных, которые предпочитают точные удары с минимальным риском побочного ущерба, такая путаница может быть парализующей.

Однако российские и иранские лидеры играют с огнем, предупреждают эксперты.

На практике полезность гибридной войны зависит от способности страны точно судить о терпимости противника к провокациям серой зоны. Это не легко сделать, тем более что США и их союзники еще не создали свои собственные правила, когда несмертельная деятельность в серой зоне заслуживает смертельного военного ответа.

«Расхождение между российским и американским пониманием« конфликта »и« войны »будет продолжать расти, что приведет к более высокому риску эскалации в будущих ситуациях с участием обеих стран», — отмечается в исследовании Пентагона.

 «Крайне важно, чтобы США приняли консенсусное определение «серой зоны», и пересмотрели старые парадигмы, определяющие войну и мир, когда мы вступаем в новую эру международной политики, которая определяется оттенками серого», — говорится в исследовании.

В своем нападении на беспилотник США Иран неправильно понял красную линию Трампа, и две страны оказались на грани войны. Со своей стороны, грубое ошибочное суждение Москвы о решимости украинцев бороться в 2014 году оказалось роковой ошибкой для гибридного военного плана России на Донбассе.

Аналитики говорят, что ставки не могут быть выше. Если Россия намеренно или нет перешагнет красную черту Америки за терпимость к агрессии серой зоны — это может привести к ядерной войне. И иранская кампания по борьбе за границу против интересов США на Ближнем Востоке также находится на грани разжигания региональной войны.

Аналитики предупреждают, что использование Ираном прокси-сил является серьезной проблемой. Один урок из российской операции на востоке Украины заключается в том, насколько беспорядочными могут быть эти прокси-силы — и как элемент-изгой может вызвать незапланированную эскалацию.

Соответственно, официальные лица США четко заявили о своей позиции, неоднократно предупреждая Иран о том, что нападение на его союзников не останется безнаказанным.

Тhe National Interest, перевод группы ИС

Свежее

Сколько украинцев мечтают о «едином государстве» с РФ — данные опроса

О "едином государстве" Российской Федерации и Украины мечтают всего 19% российских респондентов и мизерные 3% - украинских. Об...

Нелепая история: боевики «лнр» показали задержанного «супершпиона» СБУ. ВИДЕО

Так называемое «мгб лнр» отчиталось о задержании жителя оккупированной части Луганской области, который якобы работал на Службу безопасности Украины. Видео допроса «супершпиона» Алексея...

В России признали, что мухлевали с допинг-пробами — подробности скандала

Генеральный директор Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Юрий Ганус дал интервью американской прессе. Общаясь с журналистом New York Times, Ганус рассказал несколько скандальных...

Это может быть интересно