«Газпром» и Кремль «разбудили» Казахстан себе на погибель

-

Читайте также

«Газпром» таки доигрался с ценами на газ, чем случайно или намеренно вызвал протесты в Казахстане. Газоперерабатывающий завод в Жанаозене и завод «Газпрома» в Оренбурге – два главных продавца газа в Казахстане, где он занимает 80% рынка автомобильного топлива. С 1 января правительство Казахстана отказалось от регулирования цены на него и оба продавца подняли цену в два раза, мотивирую это желанием подтянуть ее до мирового уровня. Точнее, до уровня цен в Оренбурге и в РФ, пишет Сергей Климовский на своей странице в Facebook.

Заинтересованность «Газпрома» в этом вроде бы очевидна, но не однозначна. До 1 января разницу между отпускной ценой «Газпрома» и розничной ценой в Казахстане покрывало его правительство из госбюджета. «Газпрому» в принципе должно быть безразлично, кто оплатит эту маржу – правительство Казахстана, как делало это годами, или потребители напрямую. Гипотетически «Газпром» от этой новации мог в туманной перспективе немного потерять в деньгах, если предположить, что его конкурент в Жанаозене установил бы более низкую цену и газоперерабатывающие заводы в Казахстане начали расти бы как грибы после дождя на гребне высоких цен. Но это ближе к научно-экономической фантастике.

Помимо «Газпрома» в РФ есть еще и политическое руководство, обитающее в Кремле, а оно после 2014 г. все активней говорит, что не только Украины, но и Казахстана никогда не существовало и что это исконно российские земли. Говорит в том числе и ртом Путина, что не раз вызывало возмущенные ответы из Астаны, как до ее переименования в Нурсултан, так и после переименования. Для Кремля эта новация с ценой автогаза хорошо укладывалась в привязку Казахстане к России в рамках ее Евразийского союза, больше известного в Украине как «Таежный союз». Эта новация устраняла экономическую границу между Казахстаном и РФ, привязывала его к ней на выгодных для Москвы условиях, и в перспективе «Газпром» мог построить там еще пару-тройку газоперерабатывающих заводов и стать монополистом.

Ситуация с ценой автогаза в Казахстане схожа с тем, как Лукашенко бодается с Кремлем, чтобы «Газпром» продавал газ в Беларусь по 70 долларов за куб как в Смоленске, а не по-братски за 140 долларов и выше. Бодается давно, но ничего кроме скидок на $ 20-30 в обмен на сдачу суверенитета порциями не добился. Теперь казахи, вслед за украинцами и европейцами, смогли на личном опыте увидеть, как газ может работать в качестве оружия российского империализма.

Пока сложно однозначно сказать, хотела ли Москва только еще сильнее подчинить себе Казахстан или вынашивала и план операции по свержению там власти посредством резкого разового повышения цены автогаза и замене ее таким правительства, которое согласится, что Казахстан – это если не исконно российская земля, то нечто к ней близкое. Вероятно, такие планы были, поскольку повышение цены можно было растянуть во времени, чтобы избежать вполне ожидаемых протестов. В Казахстане с его расстояниями автомобиль в самом прямом смысле средство передвижения, а не роскошь. Почему это не учло правительство Казахстана – загадка. Возможно, деньги от лобби «Газпрома», а возможно, кто-то в нем сам хотел смены власти.

Косвенно на возможность наличия таких планов в «башнях» Кремля указывает заявление Вадима Чабана, главы молдавской «дочки» «Газпрома», появившееся 6 января. Он сказал, что с 10 января отпускная цена газа для Молдовы вырастет, но уточнил, что еще рано говорить о повышении тарифов для населения. Его мысль в Москве развил чиновник «Газпрома» Сергей Куприянов, заявив, «Газпром» может прекратить подачу газа в Молдову, если она не заплатит за него наперед. Правительство Майи Санду – кость в горле Кремля, и там явно примеряют к Молдове сценарий свержения его посредством резкого повышения цены на газ. Вторичные имперские СМИ в РФ уже мечтают об этом. Не стоит это считать экспромтом, навеянным Казахстаном, поскольку идея сменять правительства Украины с помощью «Газпром» в СМИ России и в Госдуме многократно озвучивалась с 2005 г.

Показательно, что информационная вылазка «Газпрома» в адрес Молдовы произошла через два дня после того, как Санду 4 января провела срочное заседание Высшего Совета безопасности на тему, где брать газ и деньги. Показательно и то, что повышение цены для Молдовы «Газпром» приурочил к дню начала переговоров в Женеве между США и РФ. Но еще до событий в Казахстане «Газпром» вдруг с 1 января включил транзит газа на Балканы через Украину, который прекратил с марта 2021 г. Весь 2021 г. он гнал газ на Балканы и в Молдову лишь через Турцию, и вдруг такая смена политики на фоне того, что с 1 января «Газпром» стал плавно снижать транзит через Украину в Словакию.

Кремль и «Газпром» с 1 января, похоже, начали тихо готовиться к большому конфликту с Турцией из-за Украины и Сирии. Теперь к ним добавляется еще и Казахстан после ввода в него войск ОДКБ. За заявлениями в последние дни декабря МИД Турции о помощи Украине в случае нового вторжения в нее войск РФ последовали масштабные бомбардировки Идлиба российской авиацией и вылазки войск Асада, стихшие только к 2 января. Турция ответила на них «асимметрично» – не в Идлибе, а мощными артиллерийскими ударами на другом берегу Евфрата по курдским отрядам, сотрудничающим с РФ.

В эти же дни ИГИЛ с подконтрольной Асаду части Сирии запустил две баллистические ракеты куда-то за Евфрат по территории, контролируемой отрядами сирийских демократов, курдов и США. Затем ИГИЛ выложил в Интернет видеозапись, где похвастался, что у него еще есть такие ракеты, сделанные в РФ. Военное министерство РФ на это заявило, что не поставляло ракеты ИГИЛ и что он сам отобрал их у российской армии в Сирии. Вроде как отмежевались, но коряво, так как вышло, что ИГИЛ, дважды или трижды уничтоженный подчистую Россией, не только никуда не исчез, но и отбирает у ее армии ракеты. Поэтому с 3 по 5 января обстрелом нефтяных полей Конко за Евфратом занимался уже не ИГИЛ, а армия Асада и шиитские отряды, связанные с Ираном. Из-за Евфрата им в ответ тоже прилетало, в том числе в виде ударных дронов США. Ничего и близко похожего не было со времен битвы за Ракку.

Эти боевые действия и возобновление «Газпромом» транзита на Балканы через столь ему ненавистную Украину указывают на подготовку Кремля к серьезному конфликту с Турцией. Теперь напряжения в отношениях между Москвой и Анкарой добавится, так как «Газпром» и Кремль «разбудили» на свои головы Казахстан.

Наиболее вероятно, у Кремля были какие-то виды на протесты, которые были неизбежны из-за столь резкого повышения цены автогаза, и их планировалось использовать как рычаг давления на Нурсултана Назарбаева, чтобы добиться от него части из того, о чем после ввода войск ОДКБ стала кричать Маргарита Симоньян. А именно: признания Крыма частью РФ, придания российскому языку в Казахстане статуса второго государственного, размещения военных баз РФ и создания российских автономий. Симоньян сейчас занята популяризацией этой программы-максимум Кремля, но в реальности Кремль вполне удовлетворила бы лишь фраза Назарбаева, что Крым – это Россия. До 5 января в Кремле вряд ли рассчитывали на что-то большее.

Но все пошли не по плану. Протесты переросли в восстания, а те переходят в революцию. Назарбаев, с которым Кремль планировал договариваться, ушел по-английски, ни с кем не попрощавшись. Мудро, но не идеально. Статус «отца нации», который он возложил сам на себя, обязывал Назарбаева выступить с телеобращением к народу, еще раз попрощаться со всеми после своего ухода с поста президента в 2019 г. и благословить грядущие перемены. Это был бы не только сильный и красивый шаг, но и практичный, так как Назарбаев по сути санкционировал бы революцию. Такой шаг мог бы резко уменьшить число перестрелок и направить борьбу бизнес-чиновничьих кланов в более спокойно русло. Но мир не идеален, и Назарбаев тоже. Если использовать украинские параллели, то Назарбаев – это Леонид Кучма, которому конституционный суд сообщил, что 1 + 1 = 1, и можно остаться еще на один срок. Кучма этого не сделал, а Назарбаев сделал и остался президентом на третий, четвертый и последующие сроки. Оставался, пока самому не надоело. В профессии политика важно вовремя уйти и заняться чем-то другим, но мало кто это понимает.

Правительство Назарбаева тридцать лет боялось всего лишь трех вещей: России, Китая и салафитов. Поэтому Казахстан – единственная мусульманская страна, где «Коран» издают с купюрами. Сказался советский опыт удаления из священных текстов марксизма неудобных абзацев. В то, что США, НАТО, ЦРУ и еще какие-нибудь аббревиатуры сделают «цветную революцию» в Казахстане, о чем сейчас говорят в Москве, в окружении Назарбаева никогда не верили. Вероятно, в это и сейчас в Казахстане никто не верит, кроме части старых русских колонистов. Власть Назарбаева не принимала всерьез даже троцкистов-ирландцев, делавших в Казахстане профсоюзы с прицелом на мировую революцию. В поляков, которые сейчас ее якобы устроили, вряд ли верят сами авторы статей об этом в СМИ России.

Идея «польского следа» строится лишь на том, что известный белорусский телеграмм-канал NEXTA в Польше в позитивном ключе описывает протесты в Казахстане. Тему – «штаб Казахской революции находится в Киеве», запустил из Парижа через «Эхо Москвы» банкир-эмигрант Мухтар Аблязов, аффилированный со спецслужбами РФ. Аблязов пытается в этой революции стать таким же ее спойлером, каким в Украинской революции был Олег Ляшко. Но Андрей Парубий точно не обучает в Киеве казахов как вбивать в асфальт колья палаток, чтобы их не сносил ветер, и Петр Порошенко эти курсы точно не финансирует.

Революция в Казахстане началась из-за политической близорукости его правительства, из-за жадности «Газпрома», из-за имперских происков Москвы и потому, что раньше или позже должна была начаться. Казахстан 30 лет технологически и ментально модернизировался и эти изменения неизбежно должны были вступить в конфликт с архаичной авторитарно-клановой политической и социальной системой. Как всегда, никто не может предсказать момент, когда такой конфликт войдет в острую фазу, но известно, что это неминуемо. Еще более сложно сказать, как будут происходить изменения, поскольку все известные революции развиваются зигзагами, из-за чего революция – это дело не быстрое. Разумеется, если не выдавать за нее какой-нибудь контрреволюционный переворот, вроде того, что в 1917 г. сделали большевики, которые и сами плохо понимали, что делают и последствия своих действий.

У революций есть две движущие их силы – либералы-реформаторы из правящих классов и демократы-реформаторы их подчиненных классов. Отношения между обеими этими силами могут быть самыми разными – от сдержанной конкуренции до вооруженной борьбы. К тому же внутри каждой из них обычно есть широкий спектр из умеренных и радикальных групп.

Консервативные и реакционные силы тоже не исчезают в одночасье, тоже не однородны, тоже редко во всем едины до монолитности, и далеко не всегда, к сожалению, страдают от дефицита креатива. К этому следует добавить околополитических мародеров, иностранное вмешательство и широкий слой бесполезных идиотов, ожидающих появления социального «вечного двигателя», где перемены уживаются со стабильностью.

В результате революциям, как сумме всех этих векторов, ничего другого не остается, как продвигаться зигзагами и рывками. Наибольшего прогресса им удается достичь лишь тогда, когда либералы и демократы действуют более-менее скоординировано, спойлеры отсечены, и никто не пытается, подобно якобинцам или большевикам, всех «съесть» или обратить в свою веру. Для этого либералам из «верхов» и демократам из «низов» целесообразно начать диалог с самого начала революции и чем быстрее, тем лучше для обоих. Хрестоматийный пример –Американская революции, где нишу либералов до сих пор занимает Республиканская партия.

С начала революции в Казахстане прошло слишком мало времени и о ней не так много той информации, которая могла бы дать полную картину. Пока несомненно одно – президент Касым-Жомарат Токаев становится центром притяжения для либералов-реформаторов из правящих групп и пытается наладить контакты с демократами с «улицы», если верны новости о переговорах его эмиссаров с протестующими в Актау и Жанаозене. Вопрос, насколько он сможет справиться с этой миссией и в целом удержать ситуацию под контролем. Его слова о 180 днях спокойствия для начала реформ и досрочных парламентских выборах указывают на движение в верном направлении. Он приемлемая фигура и для умеренных консерваторов, как гарант от стихийных акций возмездия, гражданской войны, войн полукриминальных бизнес-структур, обычного мародерства и «творчества» спецслужб России.

Не исключено, что большая часть перестрелок в Алматы организована спецслужбами РФ с использованием местных полукриминальных групп, подобно тому, как они пытались это делать в 2014 г. в Украине. Москва через Аблязов предлагает срочно заменить временное правительство, назначенное Токаевым, временным правительством Национального доверия из ветеранов сопротивления Назарбаеву и неких авторитетных людей. Разумеется, Аблязов видит себя в нем на первых ролях. Лозунг такого правительства был популярен во многих революциях, но в случае Казахстана почти нет таких авторитетных реальных структур и лидеров мнений. Все сопротивление насчитывает лишь неделю. Это даже не те три месяца, которые длилась осада майдановцами режима Януковича, и в Казахстане нет такой длинной истории политической борьбы, какая была у Украины к 2014 г. В этом Казахстан ближе к СССР в период выборов 1989 г., когда в нем впервые начало возникать что-то похожее на массовую политическую жизнь.

Призывы срочно заменить правительство Токаева правительством национального доверия, исходящие из источников, близких к Кремлю, наводят на подозрение: Москва не в восторге от Токаева и хочет устранить его. Это подозрение подкрепляет очевидный фейк, который разгоняет Симоньян, что Токаев в обмен на ввод войск ОДКБ якобы согласился на четыре названных ею условия. Если бы у Кремля действительно было бы такое согласие, то он точно его не афишировал бы, чтобы не вызвать возмущения у казахов, не дискредитировать в их глазах Токаева и не портить себе всю игру. Поскольку фейк Симоньян тиражируют все СМИ РФ, вплоть до «иноагентов», то это означает только одно – у Кремля нет такого договора с Токаевым.

Токаев, пригласив войска ОДКБ, сделал интересный и сильный, но рискованный ход. Де-факто, он пригласил российских десантников пострелять российскую же агентуру на улицах Алматы. Разруливать эту интересную ситуацию и помчался экстренно Патрушев. Этим ходом Токаев сломал Кремлю также еще два сценария. Кремль теперь не может вывести на улицы толпы с лозунгом «Путин, введи войска». Кремлю сложно запускать и сценарий «народных российских республик» на севере Казахстана, поскольку в этом случае он теряет территории к югу от них, где в основном и добывают все полезные ископаемые. Кремль получит лишь моногорода по их переработке, которым нечего перерабатывать. Сколько не называй север Казахстана югом Сибири, но экономически он привязан к Казахстану, а не к ней. Тот же Оренбургский газоперерабатывающий завод берет газ из Казахстана.

На данном этапе Токаев явно переиграл Путина и, похоже, он сел надолго за «шахматную доску». В Кремле это понимают, почему и не видно радости в российских СМИ от ввода войск ОДКБ, и они эту новость стараются не выпячивать, оставив ее разбор медиа-группе «Газпрома» и разным «иноагентам». Токаев в Казахской революции может сыграть ту же объединяющую роль, которую в Украинской на ее первом этапе сыграл Порошенко, не допустив гражданской войны к досаде Кремля. Теперь Кремль вынужден разрабатывать новые сценарии для Казахстана, а не использовать кальки со старых сценариев для Украины.


Информация – одна из граней войны! Подписывайтесь на аккаунт «Информационного сопротивления» в Twitter – ссылки на наши эксклюзивы, а также самые резонансные новости Украины и мира.

загрузка...

Свежее

С сайта ростовского суда исчез документ, подтверждающий присутствие войск РФ на Донбассе

С сайта Кировского райсуда российского города Ростов-на-Дону исчез вердикт по делу о коррупции, который подтверждает присутствие военнослужащих РФ на Донбассе. Издание Znak.com сообщает, что в...