Армия ЕС: «второе НАТО» или политический фантом?

-

Читайте также

Пока Украина сконцентрирована на собственных проблемах (что неудивительно) и попытках расширить сотрудничество с НАТО, на европейском континенте происходят события, которые не получают должного освещения в отечественных СМИ. В частности, практически за кадром осталась дискуссия на тему создания «армии ЕС» как некой параллельной структуры к НАТО.

Группа ИС-Харьков предлагает обратить внимание на основные рамки этого процесса.

Континентальный союз

Если говорить в целом – это давний сюжет, который то затухает, то снова выходит на первый план.

Попытка создать некую систему коллективной безопасности в Старой Европе была совершена еще до образования НАТО. 17 марта 1948 г. пять государств – Великобритания, Франция, БеНиЛюкс — подписали так называемый «Брюссельский пакт», который вводил понятие «коллективной самообороны».

Через год, 4 апреля 1949 г. был создан Блок НАТО, что несколько девальвировало значение Брюссельского пакта как основополагающего документа в сфере безопасности. Однако с подписанием Парижского соглашения 1954 г., которое явило миру новое образование – Западноевропейский Союз – тема коллективной обороны Европы получила формальную основу.

Характерно, что Западноевропейский Союз окончательно прекратил существование только в 2011 г. До этого его полномочия в оборонной сфере постепенно были абсорбированы структурами ЕС.

Несколько десятилетий Европа разрывалась между двумя позициями. С одной стороны, европейцы прекрасно понимали, что без американского присутствия и деятельного участия США в обороне континента советские танки просто сметут все оборонные структуры Западной Европы и за считанные дни выйдут на рубеж Лиссабон – Кале.

С другой стороны, американское присутствие и необходимость терпеть сопряженное с этим вмешательство раздражало многих. Однако «план Маршалла» и угроза со стороны СССР вынуждала держать раздражение при себе. Хотя отдельные страны, та же Франция, пытались отстоять свою особость. Но в конечном итоге все равно приходили к тому, что реальной альтернативы НАТО не существует и надо как-то находить общий язык.

В 1990-е годы Североатлантический альянс превратился в не самую популярную структуру. С исчезновением главного врага евробюрократы всё чаще ставили под сомнение необходимость Блока, в особенности – его требований по затратам на оборону (которые по большей части не выполнялись). Дискурс о «европейской армии» тлел где-то в недрах европейских структур.

В 2003 г. ЕС представил первую стратегию европейской безопасности  -«Безопасная Европа в лучшем мире». В этом документе акцент, среди прочего, делался на необходимость сотрудничества с Россией.

В 2008 г. был опубликован доклад «Об осуществлении Европейской стратегии безопасности: обеспечение безопасности в меняющемся мире». Он производил весьма странное впечатление на фоне конфликта в Грузии. Впрочем, как и всё, что «родил» ЕС относительно этой темы. Все помнят доклад европейской миссии, который сводился к тезису «Грузия говорит, что Россия напала, Россия утверждает обратное, а как было на самом деле мы не знаем». Так вот в докладе о стратегии безопасности указывали на необходимость ЕС и России соблюдать некие общие ценности, уважать границы и т.д.

Ввиду всего этого вопросы создания европейской армии воспринимались как своего рода интеллектуальное развлечение для некоторых чиновников Германии и Франции, проявлявших наибольшее рвение.

Лондон против

Тезис о европейской армии зазвучал с новой силой, когда основным его носителем стал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. С 2015 г. он время от времени указывал на необходимость наращивания собственных оборонных возможностей ЕС.

Единства по этой теме в Европе нет и не было. Главным фрондёром традиционно выступала Британия, в более или менее грубой форме отвергая все намёки на «армию ЕС».

Так, заместитель председателя Палаты лордов граф Хау еще до референдума по Brexit, донося позицию британского премьера Дэвида Кэмерона, высказывался на этот счет однозначно: «Соединенное Королевство никогда не будет участвовать в создании европейской армии. Мы против любых мер, которые подрывали бы возможность отдельных стран-членов ЕС распоряжаться своими вооруженными силами, вели бы к конкуренции с НАТО или же дублированию функций с этой организацией, являющейся краеугольным камнем нашей обороны». Эти же тезисы буквально слово в слово подтвердил 27 сентября новой министр обороны Великобритании Майкл Фэллон.

Основными лоббистами «европейской армии» были Париж и Берлин. Именно подопечные Ангелы Меркель подготовили драфт предложений, которые должны были лечь в основу концепции собственного оборонного компонента ЕС и единой армии. Британцы обещали наложить вето на эти предложения, однако после Brexit’а в континентальных столицах британцам вежливо указывают, что их слово теперь значит не так много. Хотя полностью отмахнуться о позиции Лондона нельзя, ведь Британия имеет крупнейший военный бюджет среди европейских стран и без неё играть в оборонный союз странно.

Стратегия безопасности Европы

Новый импульс «оборонного строительства» Европа получила в конце июня. По замыслу, который обсуждался давно, перед саммитом НАТО в Варшаве ЕС должен был обнародовать свою новую глобальную стратегию по внешней политике и сфере безопасности для спокойного обсуждения.

Однако после референдума в Британии верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини была вынуждена 28 июня спешно презентовать этот документ.

Интерес представляют два тезиса.

Во-первых, ЕС впервые, хоть и в своем стиле «глубокой озабоченности», назвал Россию «стратегическим вызовом для Европы», наряду с терроризмом, болезнями и нелегальной миграцией.

Во-вторых, был озвучен концепт развития оборонных инструментов Европы. Упор делался на то, что речь пока не идет о создании отдельной армии, а только об улучшении координации. И эта координация постепенно должна привести к тому, что страны ЕС получат свою специализацию в рамках общей армии – кто-то будет отвечать за авиацию, кто-то – за флот и т.д. Таким образом, удастся снизить расходы каждой страны, поскольку не будет необходимости развивать все виды и рода войск одновременно.

Озвучивалась также идея создания штаб-квартиры и системы командования. Что вызвало сдержанный ропот генсека НАТО Йенса Столтенберга, который резонно заметил: а чем Европу не устраивают аналогичные инструменты Альянса? Как они вообще собираются выстроить нечто параллельное?

Неожиданный поворот случился в конце августа на переговорах канцлера ФРГ Ангелы Меркель с лидерами «Вышеградской четверки». Представители Польши, Венгрии, Чехии и Словакии, хоть и в разной степени, но поддержали идею «европейской армии».

Премьер Венгрии Виктор Орбан сказал, что «вопросы безопасности должны быть приоритетными, и нам следует приступить к созданию общей европейской армии». Его чешский коллега Богуслав Соботка был еще более категоричен: «В условиях неконтролируемой массовой миграции даже государства, находящиеся в центре Европы, понимают, что внутренние границы в ЕС следует контролировать более жестко. Помимо более тесной координации внешней политики и усилий в сфере безопасности, я думаю, в долгосрочной перспективе нам не обойтись без единой европейской армии».

Эти ремарки были восприняты экспертами как элегантный пас Москве. Поскольку любая оборонная активность в Европе без Вашингтона на руку Кремлю.

Все эти слова были сказаны накануне неформального саммита ЕС в Братиславе 16 сентября, где должна была обсуждаться и тема европейской безопасности. По его итогам особых прорывов не случилось, но всем было дано понять, что проблематика «армии ЕС» теперь на повестке дня, хоть её появление рассматривают исключительно в отдаленной перспективе.

Помимо Brexit’а на общую тональность разговоров о НАТО-ЕС влияют высказывания кандидата в президенты США Дональда Трампа, который допускает сокращение участия Америки в деятельности блока и его переформатировании. Пока высказывания Трампа отличаются некоторой сумбурностью. В частности, он предлагал отказать в защите странам НАТО, которые не выполняют требования по расходам на оборону и не пополняют фонды НАТО. После выборов будет ясно, могут ли эти слова стать реальностью.

Между тем эксперты отмечают, что ситуация вернулась к диспозиции времен «холодной войны»: армии стран ЕС критически слабы и несопоставимы по потенциалу с армией РФ. И если Россия захочет оккупировать страны Балтии, ей никто не сможет помешать. Размещение 4-х батальонов НАТО в этом регионе воспринимается как более действенная мера, чем потуги ЕС.

Одним словом, между Европой и Америкой, а также между разными группами внутри ЕС ведутся статусные игры вокруг темы коллективной безопасности. Европейские эксперты сомневаются в том, что «армия ЕС» в принципе возможна и нужна. Напротив, российские СМИ освещают эту тему достаточно корректно, в какой-то мере даже комплиментарно.

Для Украины эти дискусии особых позитивов не несут. Наша страна ориентируется на НАТО, как на структуру, способную оказать хоть какую-то практическую помощь в войне с Россией. Евроармия пока выглядит как концепт, рискующий сковать инициативу НАТО.

ИС-Харьков

загрузка...

Свежее

Украина представит в ЕСПЧ доказательства нарушений прав человека Россией в ОРДЛО

26 января в Страсбурге состоятся первые слушания в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) о приемлемости межгосударственного дела «Украина...