В попытке сохранить актуальность «Аль-Каида» сместила свой стратегический акцент с Йемена на Сирию, но продолжает преследовать глобалистскую повестку дня, изыскивая пути для нападения на западные цели, согласно отчету эксперта.

Об этом говорится в анализе специалистов корпорации RAND.

После стремительного подъема Исламского государства в 2014 году Аль-Каиде было трудно сохранить свой титул главного представителя повстанческого движения суннитов во всем мире. Но в отчете, опубликованном на прошлой неделе на сайте корпорации RAND, два эксперта по вопросам «Аль-Каиды» утверждают, что движение боевиков восстанавливается.

Авторы, старший научный сотрудник Института Ближнего Востока Чарльз Листерис и старший политолог корпорации RAND Колин Кларк, пишут, что «Аль-Каида» следовала прагматичной и терпеливой стратегии после 2014 года. В частности, группа оставалась на обочине и «намеренно позволила Исламскому государству взять на себя основной удар» антитеррористической кампании Запада».

В то же время «Аль-Каида» стремится сохранить свою актуальность, переместив центр своей деятельности из Йемена в Сирию. Авторы утверждают, что это решение было принято в 2014 году, когда группа начала систематически перевозить активы и ресурсы из своих традиционных опорных пунктов в Афганистане и Пакистане в Левант.

Специалисты все еще оценивают последствия стратегического сдвига «Аль-Каиды». Листерис и Кларк отмечают, что экспертам по борьбе с терроризмом еще предстоит полностью понять их. Не вызывает сомнений то, что филиал «Аль-Каиды» в Сирии, фронт «Аль-Нусра», «оказался самым мощным военным игроком на поле боя» в Леванте. Он сделал это, действуя в значительной степени независимо от центрального ядра Аль-Каиды, что позволило ему действовать быстро, преследуя строго локализованную повестку дня, которая привлекла многих местных жителей.

В то же время, независимость аль-Нусры фактически отделила его от его материнской организации. Многие сторонники «Аль-Каиды» обвинили группу в том, что она отказалась от принципов организации, и оставили ее, когда она переименовалась в «Джабхат Фатех аш-Шам» (Фронт завоевания Леванта) в 2016 году и «Хаят Тахрир аш-Шам» (Организация освобождения Леванта) в 2017.

Аль-Каида сама осудила действия «Хаят Тахрир аш-Шам» в 2018 году и сегодня поддерживает ряд более мелких ополченцев, действующих на местах в Сирии. Эти небольшие группы, по-видимому, чрезвычайно профессиональны и опытны, укомплектованы «ветеранами с многолетним опытом работы на самых высоких уровнях Аль-Каиды».

Что это означает о стратегических приоритетах Аль-Каиды? Листерис и Кларк утверждают, что Сирия остается приоритетом Аль-Каиды. Но группа по-прежнему сосредоточена на том, чтобы атаковать Запад и вести партизанскую войну в Сирии, говорят они. Это отражает всеобъемлющее изложение «Аль-Каиды», а именно борьбу в локальных конфликтах и ​​преследование «далекого врага» (Запада), которого она считает смертельным врагом ислама.

Перевод группы «ИС»