17 июля исполняется 5 лет со дня трагического крушения авиалайнера Boeing 777, следовавшего рейсом МН17 из Нидерландов в Малайзию и сбитого в небе над оккупированной пророссийскими боевиками частью территории Украины зенитно-ракетным комплексом «Бук-М1» 53-ей бригады ПВО Вооруженных Сил РФ с бортовым номером 332, завезенным туда с территории Российской Федерации.

Почему так категорично и однозначно? Да потому, что это выводы Совета по безопасности Нидерландов и Объединенной следственной группы (JIT) под руководством тех же Нидерландов, уполномоченных провести расследование катастрофы. Подробная информация об этих органах и установленных ими данных выложена в Википедии, и с ней вполне можно ознакомиться здесь.

Примечательно, что JIT не установила ни одного факта, подтверждающего муссируемую российскими медиа, псевдо-«экспертами», военным и политическим руководством РФ версии о причастности ЦРУ и других «злобных и коварных иноразведок» к организации уничтожения малазийского Боинга. Также напрочь отсутствуют, по крайней мере в области адекватности и разума, какие-либо «доказательства» тому, что к осуществлению этого преступления причастен некий таинственный и ненайденный украинский самолет «типа Су-25».

Кстати, именно несостоятельность этой версии (имеется ввиду «украинский Су-25») сразу была очевидна всем адекватным людям, поскольку указанный штурмовик предназначен для уничтожения наземных целей и, имея боевой потолок в 5000 м и практический потолок в 7000 м, просто неспособен был достичь той высоты, с которой можно было бы атаковать и поразить малазийский самолет имеющимися у него на борту средствами.

С таким же треском лопнули версии российского происхождения об «украинском БУК-е» и «зенитных управляемых ракетах, оставленных в Украине», причем несмотря на красочные брифинги руководства МО РФ и демонстрацию подложных документов. Вобщем, на сегодняшний день все попытки военно-политического руководства РФ скрыть свою причастность к этой трагедии и обелить в этом вопросе подопечный «восставший народ Донбасса», пока заканчиваются безрезультатно. Более того, чем глубже независимые расследователи, как со стороны официальных международных организаций, так и со стороны журналистов и международной общественности, начинают вникать в подробности и нюансы этой трагедии, тем явственнее и очевиднее наружу вылазят именно его «уши».

Есть еще один нюанс, связанный с уничтожением самолета рейса МН17, которым любят «жонглировать» в Кремле. Речь идет о многочисленных обвинениях со стороны РФ в сторону Украины, касаемо якобы «не закрытого воздушного пространства над зоной боевых действий» и якобы отсутствии со стороны Украины «положенных в таких случаях предупреждений». На этом «нюансе» нынешнее кремлевское руководство любит строить свою обвинительную риторику, когда речь на международной арене заходит об этой трагедии. Мол, все равно виновата Украина, ибо «не закрыла» и «не предупредила». На самом деле, если разобраться в вопросе высот и эшелонов, а также воздушных коридоров, которые были закрыты или не закрыты для международных полетов в тот злополучный день, можно вполне отчетливо уяснить степень вины всех сторон, оказавшихся вовлеченными именно по воле Кремля в эту ужасную трагедию.

Итак, в отчете Совета безопасности Нидерландов, опубликованном еще в октябре 2015 года, отмечено, что Россия обнаружила некую «странную дальновидность» и закрыла свое небо для полетов международной гражданской авиации с 00:00 17 июля 2014 года на высоте исключительно до 16 км. То есть фактически был введен полный запрет для полетов гражданской авиации, поскольку практический потолок гражданских самолетов не дотягивает до этой отметки (например, практический потолок того же Boeing 777 составляет 13140 м). Тем не менее, ростовский диспетчер, не взирая на введенный его же руководством запрет, позволил в тот же день входить в зону ответственности Ростовского зонального центра как самому малазийскому «Боингу», так и приблизительно 150 другим самолетам. Вплоть до того момента, когда Украина не запретила полностью полеты над зоной проведения АТО.

Еще один интересный и установленный факт: украинские NOTAM (Notice To Airmen − оперативно распространяемая информация (сообщение) об изменениях в правилах проведения и обеспечения полетов и аэронавигационной информации, то самое предупреждение «об отсутствии» которого с маниакальным постоянством «вспоминают» в Кремле) в то время четко читались всеми, как пилотами гражданской авиации, так и системами, которые формируют автоматизированные полетные планы. Все сотни самолетов, которые пролетели над зоной АТО с 14-го июля 2014 года, правильно и четко воспринимали украинские ограничения, о которых речь пойдет ниже. Но ни один из более сотни лайнеров, которые успели пересечь зону АТО и войти в российскую зону ответственности ростовских диспетчеров после 00:00 17.07.2014, не восприняли российский NOTAM UUUUV6158/14. И действительно, если бы МН17 получил этот NOTAM, то, имея практический потолок в 13140 м (то есть возможности набрать высоту для облета закрытой зоны «горкой» не было), система малазийского лайнера должна была бы построить новый маршрут, чтобы облететь ростовскую «закрытую» зону либо с севера, либо с юга, отклонившись от того злосчастного коридора. Однако этого не произошло.

Так что же это за закрытие ростовской зоны полетов такое странное было? В нашей ситуации этот вопрос следует ставить иначе: а для чего было сделано такое странное формальное закрытие ростовской зоны?

Анализ ситуации с организацией полетов над Донбассом позволяет утверждать, что как украинское авиационное руководство, так и малазийский авиаперевозчик, в пределах имеющейся у них информации, и исходя из концепции допустимого риска, абсолютно правомерно не запрещали полеты на высотах выше 10000 метров, учитывая опасность поражения самолетов на высотах ниже этого эшелона. Да, с 01.07.2014 украинская власть закрыла воздушное пространство над зоной конфликта для полетов гражданской авиации до высоты 7900 метров (эшелон FL260, то есть 26000 футов). 08.07.2014 Госавиаслужба отозвала сертификаты у трех аэропортов на востоке Украины, но транзит выше эшелона FL260 остался.

Правда, 14 июля, после уничтожения украинского Ан-26 на высоте до 6500 м, а 16 июля — штурмовика Су-25 ВВС Украины, который летел на высоте 6,2 км, высота полного запрета была поднята до 9 800 метров. Оба украинских самолета сбили российские военные с помощью переносных ЗРК «Стрела» и «Игла», завезенных с РФ, а не ракетами из «Бука». То есть военные самолеты и вертолеты ВС Украины тогда на высотах свыше 10000 метров не летали.

Таким образом, украинское авиационное руководство действовало, исходя из фактической обстановки, и правомерно оценивало ее как безопасную для полетов на высоте более 10000 метров. Постепенное повышение закрытых для гражданской авиации эшелонов до указанного потолка осуществлялось на основании данных о том, что орудующие на Донбассе российские наемники имеют средства ПВО, способные поражать цели лишь в полтора раза ниже этой высоты. Но и кроме того, на тот момент все те задачи, которые решались в ходе боевых действий при помощи штурмовой авиации, уже были выполнены. И украинское военное руководство решило отказаться от дальнейшего столь же активного использования этого инструмента в ходе разворачивавшихся наземных войсковых операций.

Российская сторона также была прекрасно осведомлена об указанных элементах развития военно-оперативной обстановки в зоне боевых действий, но тем не менее все же принимает решение передать донецким боевикам такое оружие как зенитный ракетный комплекс «Бук-М1». Напомним, максимальная высота поражения цели ракетой из установки «Бук-М1» − 22 тысячи метров.

Характерно, что за несколько дней перед трагедией с малазийским лайнером, в информационном пространстве достаточно активно распространялись российские фейки о том, что так называемые «ополченцы» якобы захватили у Украины несколько установок «Бук». На самом деле, это шла операция по информационному прикрытию передачи российским военным руководством боевикам на Донбассе такого вооружения. Причем, она была не первой и не последней, достаточно вспомнить о лже-захватах украинских танков на Артемовской танко-ремонтной базе и других «захватах» (например, целого грузовика, якобы груженного ПЗРК — информационное «легендирование» появления у боевиков ПЗРК), организованных российскими подразделениями ИпСО (информационно-психологических специальных операций).

Однако, вернемся к нашим высотам, эшелонам и воздушным коридорам. Итак, «удивительно заблаговременное» закрытие российскими властями ростовской зоны полетов вплоть до 16000 м вынуждало международные авиарейсы, шедшие через нее по коридорам север-юг, смещаться для ее облета к украинскому коридору над Донбассом, открытому для полетов свыше 10000 м. Иначе малазийский Боинг просто не оказался бы над тем самым районом Донбассом, где был поражен зенитной управляемой ракетой российского ЗРК.

Если мы вспомним, что уже установленный факт переброски из России в оккупированные районы Донецкой области установки ЗРК «Бук-М1» носил вполне себе намеренный характер, и он как-то так «случайно совпал» с заблаговременным закрытием ростовской зоны полетов, то вполне себе напрашиваются весьма неприятные для Кремля выводы. А именно — у «ополченцев Донбасса», по крайней мере, у какой-то их части, с большой долей вероятности существовал вполне себе четкий и недвусмысленный приказ из Москвы — сбить в небе над этими районами гражданский самолет на высоте свыше 10000 м. Военных целей, как мы помним, здесь не было, а именно этой высотой и именно этими коридорами, благодаря «заблаговременному» закрытию российскими властями ростовской зоны полетов, пользовалась исключительно международная гражданская авиация.

То есть целью был именно гражданский самолет и именно над украинской территорией, а «дальновидное» закрытие ростовской зоны обеспечивало 100-процентную такую возможность.

Отсюда понятно, почему никто, нигде и никогда из российских официальных лиц, акцентируя внимание на незакрытии Украиной своего воздушного пространства над зоной АТО, не оговорился о российской удивительной «прозорливости». Тем не менее, российская сторона регулярно вбрасывает эту сентенцию в западные ЗМИ через свою так называемую «информационную агентуру».

По данным JIT, завезенный на Донбасс «Бук» с российским экипажем, поначалу несколько часов стоял за 20 км от российской границы, а потом отправился к месту запуска ракеты, расположенному прямо под международным воздушным коридором L980. Через 20 минут после прибытия к месту назначения, «Бук» произвел единственный выстрел, которым сбил МН17, а потом сразу же вернулся в Россию. Инфракрасная камера «Бука» должна была создать тепловой силуэт цели. И вряд ли «Боинг 777» можно было с чем-то спутать. На тот момент в пределах его действия не было ни одного украинского самолета. Зато были сразу 4 пассажирских лайнера, включая и МН17.

Еще один момент. Экипажу «Бука» и тем лицам, которые им руководили непосредственно на месте, после его прибытия в город Донецк, отдали приказ развернуть установку в районе села Первомайское. Но в Донецкой области есть несколько населенных пунктов с таким же названием, один из которых расположен приблизительно в 20 км на северо-запад от Донецка. Российский экипаж и его российские же кураторы из числа «ополченцев», не зная хорошо местность, перепутали населенные пункты с одинаковыми названиями и переместили саму установку и ее экипаж на 70 км в противоположном направлении– на восток от Донецка (помните — «пойдешь с танками «Востока», речь шла о бронетехнике батальона «Восток», которая выдвигалась для участия в шедших в тот момент ожесточенных боях в районе Мариновки, Саур-Могилы и юго-восточнее Донецка). Об этом свидетельствует также нелогичный маршрут передвижения «Бука» по территории Украины. Установка пересекла российско-украинскую границу в Луганской области, проехала около 200 км на запад в Донецк, а позже вернулась на восток к границе между Донецкой и Луганской областями. Весьма странные перемещения…

А вот размещение установки «Бук» в Первомайском, который расположен именно северо-запад от Донецка, позволило бы поразить ракетой один из российских пассажирских самолетов, летевший из Москвы в воздушном пространстве Украины, с дальнейшим падением обломков самолета на территорию, контролируемую украинскими силами АТО. То есть «Бук» должен был направляться к селу Первомайское Ясиноватского района на запад от Донецка, расположение которого совпадает с коридором (север-юг) именно российских пассажирских самолетов.

17 июля 2014 года почти одновременно, в одном и том же месте воздушное пространство над Донецкой областью пересекал не только самолет рейса МН17 «Малазийских авиалиний», но и пассажирский самолет авиакомпании «Аэрофлот», который следовал рейсом АFL2074 Москва-Ларнака (Кипр), на его борту находилось 157 пассажиров, включая детей.

Таким образом, генеральный штаб ВС РФ разработал план уничтожения своего собственного пассажирского самолета «Аэрофлота» AFL2074 Москва-Ларнака, который приблизительно в то же время осуществлял полет в воздушном пространстве Украины. Лично у меня, не вызывает сомнения тот факт, что Верховный главнокомандующий РФ, президент России В.Путин санкционировал, и даже является заказчиком этой спецоперации, целью которой было уничтожение российского пассажирского самолета. Однако, из-за глупости и тупости непосредственных исполнителей (не знаю — намеренных или не намеренных), вместо этого был ошибочно сбит малазийский Боинг.

Уничтожение российского самолета должно было спровоцировать в России массовое гражданское возмущение, всплеск ненависти к Украине и отвернуть от нее мировое сообщество, которое поддерживает ее в войне с Россией. А главное – уничтожение самолета, якобы украинскими военными, должно было стать «весомым аргументом» перед мировым сообществом для полномасштабного вторжения в Украину регулярных вооруженных сил России, которые к этому моменту уже заканчивали оперативное развертывание вдоль всей российско-украинской границы (для этого достаточно посмотреть даже открытые источники по перемещению частей и подразделений ВС РФ в тот период, которых на сегодняшний день существует множество).

Вы можете сказать, что изложенное – просто выдумки, измышления. Вероятно, сказанное в отношении рейса Москва-Ларнака действительно является лишь предположением. Но вот выводы о том, что у Украины не было оснований закрывать небо над Донбассом для международных полетов выше 10000 м, и о том, что российская сторона имела умысел сбить там гражданский самолет, остаются очевидными, и служат неопровержимыми доказательствами исключительной виновности в случившейся трагедии политического руководства Российской Федерации.

Вина же Киева, возможно, состоит лишь в том, что, прекрасно зная азиатское коварство Москвы, он все же не смог предвидеть, что Кремль для достижения своих агрессивных целей способен пойти на преступление против человечества и совершить террористический акт.

Константин Машовец, координатор группы «Информационное Сопротивление»