Запад может только мечтать о демократии, как в Украине — Foreign Policy

Запад может только мечтать о демократии, как в Украине — Foreign Policy

В ноябре 2018 года Россия захватила три судна ВМС Украины и 24 членов экипажа в районе Керченского пролива. Международное осуждение агрессии против Украины — вернее его последнее проявление за пять лет российской агрессии — было смягчено ответным ударом президента Украины Петра Порошенко, пишет обозреватель издания Foreign Policy Пол Хоккенос, выдержки из материала приводит Зеркало недели.

На следующий день после атаки на Азове Порошенко призвал к введению на всей территории страны военного положения, что, казалось бы, подтверждает ужасную репутацию демократии в стране. Многим обозревателям показалось, что просьба украинского президента была нацелена ​​не столько на укрепление украинской армии, сколько на обеспечение своего переизбрания на выборах, назначенных на 31 марта. Это утверждение использовалось как доказательство того, что Украина ничем не лучше, чем авторитарная Россия, и не стоит беспокойства демократического мира.

Однако более поучительным, чем предложение Порошенко, было то, что произошло дальше. Украинский парламент отказался ввести военное положение на условиях президента, вместо этого приняв сильно смягченную версию — военное положение ввели на 30 дней и всего в 10 граничащих с Россией областях. Парламент также взял Порошенко за жабры, заставив его публично взять на себя обязательство провести выборы в соответствии с графиком.

Украина на Западе обладает репутацией отсталого государства — страны, чье стремление к интеграции с ЕС не соотносится с реальностью. Но это мнение ошибочно. Украина — не несостоявшееся государство и не безнадежная потемкинская демократия. Это страна, которая, хоть и раздираемая войной, твердо идет к успеху после Революции достоинства 2014 года и, при разумном подходе, будет преуспевающим европейским государством с хорошей репутацией.

Безусловно, Украина сталкивается с множеством проблем. Государственные институты по-прежнему страдают от неэффективности и коррупции, значительная часть населения по-прежнему озабочена националистическими фантазиями о полной победе в продолжающейся войне с Россией, и вряд ли кто-то верит в демократические убеждения Порошенко.

И все же устойчивый прогресс Украины и растущий прогресс в демократии неопровержимы. За пять лет, прошедших с момента революции, достижения Украины конкурируют с достижениями любого из центральноевропейских государств за тот же период времени с 1990 года. Они кажутся еще более впечатляющими, если учесть оккупацию Крыма.

Украина добилась заметных успехов в своей борьбе с коррупцией — ее главная беда и одна из причин протестов на Майдане в 2014 году. Глубоко укоренившаяся проблема сохраняется, но украинские реформаторы неустанно и творчески борются с ней. Парламент принял новое законодательство и создал независимые институты для борьбы с коррупцией. Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Высший антикоррупционный суд, который должен начать работу к весне. НАБУ и суд являются по существу параллельными структурами, которые будут заниматься делами о коррупции вне обычных судебных процессов. Управляемый неутомимым Артемом Сытником, НАБУ ведет расследование 635 дел, 176 дел находятся на рассмотрении в суде и по 25 уже вынесены приговоры. Самая крупная рыба еще на свободе, но Сытник оптимистичен относительно того, что Верховный суд Украины с независимыми проверенными судьями изменит эту ситуацию.

Украинский парламент также принял амбициозные реформы в области здравоохранения, охраны окружающей среды и налогового законодательства, закрыв фиктивные банковские схемы и создав прозрачную электронную систему государственных закупок. Украинский аналитический центр подсчитал, что только газовый сектор и налоговые реформы сэкономили государству 6 миллиардов долларов, то есть почти 6% ВВП.

Эти целенаправленные усилия еще более впечатляющие, если учесть, что Украина беспрерывно подвергается нападению со стороны своего вооруженного гигантского соседа, а также сражается в информационной войне. Москва пытается представить страну несостоявшимся и нелегитимным государством. Азовское море теперь является третьим фронтом, и нет никаких признаков того, что Россия остановится на этом.

Несмотря на то, что многие обстоятельства складывались против этого, демократия в Украине доказала свою устойчивость. Хотя Порошенко явно предпочел бы править жесткой рукой с олигархией за его спиной, парламент постоянно проверял его — как показывает голосование о военном положении, и он совершенно не обязательно снова победит на мартовских выборах. Президентская гонка стартовала. В большинстве опросов знакомые лица: Порошенко и ветерана украинской политики Юлии Тимошенко. На данный момент около 30% украинцев говорят, что они еще не определились, за кого будут голосовать.

Украинские ультранационалисты являются потенциальной угрозой демократии, но в настоящее время неопасной: праворадикальная партия "Правый сектор" не набирает даже 1% в текущих опросах по парламентским выборам, которые пройдут через полгода после президентских. Они влияют на украинскую политику гораздо меньше, чем их идеологические соратники в Западной Европе влияют на их собственные страны.

Устойчивый, но незаконченный прогресс Украины является достаточной причиной для того, чтобы ЕС подтолкнул ее на путь более глубокой интеграции с континентом. Перспектива подписания Соглашения об ассоциации с ЕС — тот самый пакт, который, будучи отвергнутым тогдашним президентом Виктором Януковичем в 2014 году, вызвал протесты Евромайдана — вдохновит украинцев на дальнейшие демократические реформы, обещая более глубокие политические и экономические связи в обмен. Украинцы уже получают выгоду от безвизового въезда в страны-члены ЕС, а торговля между ЕС и Украиной увеличилась на 24% в 2017 году.

Тем не менее, недобросовестно, что ЕС настаивает на предоставлении стране статуса потенциального кандидата и колеблется даже в своей дипломатической поддержке Украины. Конечно, это отчасти вызвано страхом запутаться в конфликте Украины с Россией. Но для Запада важно помнить, что агрессия России против Украины являются ответом на революцию Майдана и демократическую Украину. Для Европы отступить от Украины — значит отречься от своих собственных принципов. В этом смысле Европа уже вовлечена в этот конфликт — и она не может позволить себе проиграть, если надеется проверить экспансионистские фантазии Путина в будущем.

В 2014 и 2015 годах украинцы отвергли авторитарную постсоветскую политику, которая существует в России, Беларуси и других странах — даже в некоторых странах-членах ЕС. Пока украинцы достаточно смелы, чтобы настаивать на либеральных ценностях перед лицом российской агрессии и внутренних проблем. Запад должен показать себя достойно и принять Украину, резюмирует автор.