Выстрелы в Страсбурге: закономерности или совпадения терактов в ЕС

Выстрелы в Страсбурге: закономерности или совпадения терактов в ЕС

Террористический акт в Страсбурге, по известным “на сейчас” данным уже унес 4 жизни, а 11 человек находятся в больницах, причем у 7 тяжелые ранения. Подробностей о личности террориста пока не сообщают, за исключением тех, что ему 29 лет, зовут Шериф Шекат и накануне в его квартире силы правопорядка проводили обыск.

В принципе, информация о террористе ещё пополнится деталями и уверен, место в них будет для какой либо радикальной организации, если не сразу - ИГИЛ. Но, данный теракт в самом сердце Европы натолкнул меня на совсем другие мысли.

Дело в том, что в парламентской столице объединенной Европы раздались выстрела как-раз тогда, когда тема причастности России к беспорядкам во Франции вышла за пределы конспирологических теорий и стала обсуждаться на самом высоком уровне. Теперь же, медиа вещают в первую очередь о трагедии в Страсбурге, отодвинув на второй, если не третий план события в Париже и, по сути, беспрецедентное вмешательство Кремля во внутреннюю политику одной из стран ЕС.

Причем, я не зря упомянул выше пресловутое ИГИЛ, ведь в случае подтверждения его причастности к данной террористической организации, Москва может не только вновь призывать мировое сообщество объединяться против “общего врага”, но и развернуть очередной крестовый поход.

Как показывает практика последних лет, террористические акты очень странным образом совпадают с моментами, когда Кремлю необходимо менять пропагандистские векторы в своем эфире и заполнять медиа нужной и актуальной исключительно для РФ информацией. Так было в 2015 году, когда теракты в Париже позволили Москве не только с ещё большим усердием шпиговать больницы и школы Сирии высокоточным чугунием, но и принудить к диалогу президента США Барака Обаму.

Теракты происходили не только под аккомпанемент каких-то глобальных событий, но и накануне визитов высокопоставленных лиц США в Москву, или важных встреч. Например, как накануне визита в РФ госсекретаря США Джона Керри для проведения переговоров с Путиным 23 марта, 22 марта в Брюсселе так же был осуществлен теракт.

К слову сказать, громкое убийство в Турции российского посла Карлова так же сопровождалось весьма кровавыми последствиями, а именно – в Берлине был осуществлен теракт, аналогичный бойне в Ницце.

Примеров можно приводить ещё много. Но возникает вопрос: так, что же это все, совпадения? Или Россия и вправду выбрала именно такой путь для принуждения мирового сообщества к миру?

Что же, в контексте Страсбургской трагедии, уверен, российские официальные лица еще долго будут призывать к совместным усилиям по борьбе с мировым терроризмом, с намеком на снятие санкций. Но, все же, главное – внимание от провала российского проекта во Франции было отвлечено. Провала, раскрывшего не только присутствие российских агентов на протестах, но и не достигшего своего грандфинала – ухода со своего поста Эммануила Макрона и освобождения дороги для пророссийской Марин Ле Пен.

А потому, теракт в Страсбурге оказался весьма своевременным для России. В принципе, как и многие другие.

Военно-политический обозреватель Александр Коваленко