«Троянские кони» Кремля в Европе. Часть 1

«Троянские кони» Кремля в Европе. Часть 1

Греция – слабое звено ЕС

У России всегда был сильный, а иногда и взаимный интерес в Греции. В современных отношениях с правящей левой партией «Сириза»  и благодаря взаимной поддержке православных христианских институтов, Россия нашла Грецию открытой для стратегических отношений, основанных на исторических, культурных и религиозных соединениях.

Путин использует эти исторические основы для достижения более тесных экономических, военных, политических и культурных связей между Афинами и Москвой. Кремль работает над продолжением своего проекта по уменьшению влияния евроатлантических институтов, членом которых является Греция, путем укрепления греко-российских отношений и попыток склонить политическую позицию Греции к более тесному согласованию с российскими интересами. Благодаря поддержке со стороны Греции, Кремль может использовать ее членство в Европейском союзе  и в НАТО для вбивания клина раздора между их членами изнутри. В краткосрочной перспективе это означает ослабление общей политики ЕС в отношении санкций, которая должна быть одобрена всеми государствами-членами, а как итог, создание альянса между Афинами и Москвой и подрыв присоединения Греции к западным либеральным демократическим ценностям и институтам.

Политический контекст

  Греция в 2017 году экономически и политически уязвима. Страна переживает восьмой год современной великой депрессии, и ее население чувствует себя не заслуженно обиженным как со стороны ЕС, так и НАТО. Экономическое положение Греции - это результат бездарной практики кредитования в сочетании с жесткой программой экономической экономии ЕС. Все это сделало многих греков озлобленными и циничными, и они начали искать радикальные пути решения проблемы, открыто оспаривая статус-кво. По состоянию на сентябрь 2017 года четверть греков по-прежнему являлись безработными, в том числе 50 процентов молодежи, а соотношение долга к валовому внутреннему продукту (ВВП) находилось на тревожном уровне в 180 процентов.  Кроме того, Греция приняла более миллиона мигрантов и беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки с 2015 года, усугубляя политическое и экономическое бремя для местных общин и усиливая антииммигрантские настроения.

Этот неустойчивый социально-экономический климат оказался плодородной почвой для российских авантюр. Правящая коалиция, возглавляемая партией «Сириза», которая дружит с российским правительством, воспользовалась кризисом, который дискредитировал большую часть старого политического истеблишмента. «Сириза» под руководством премьер-министра Алексиса Ципраса призвала мобилизовать разочарованных избирателей с помощью радикальной политической платформы, выступающей против политики жесткой экономии, введенной ЕС после 2009 года. Партия добилась быстрых успехов, увеличив свой рейтинг с 4,6% голосов и пятого места в Греции на выборах в 2009 году до 16,8 процента и второго места в мае 2012 года. К 2015 году «Сириза» была правящей партией с более чем 35 процентами голосов.

 Одним из первых шагов Ципраса в качестве премьер-министра, стало проведение референдума о том, следует ли правительству Греции принять фискальные меры, предложенные Европейским Союзом, Международным валютным фондом и Европейским центральным банком, или покинуть Еврозону. Запутанный референдум не был буквальным призывом к тому, чтобы покинуть Еврозону, но создал условия для выхода. Так называемый референдум «Грексит» не смог обеспечить достаточное количество голосов летом 2015 года, но это означало, что потенциал Греции может стать разрушительной силой в ЕС. В то время как стремление России к более глубокому закреплению в греческой политике служит интересам Кремля по ослаблению ЕС и подрыву западно-либерального проекта, российские экономические инвестиции, культурные связи и политические убеждения только раздувают пламя недовольства, но еще не зажигают его.

Успешные действия России в Греции, такие как предоставление энергоносителей со скидкой, вмешательство в средства массовой информации и этнокультурная поддержка православной иерархии, нейтрализовали предыдущие намерения Греции по расширению оборонительных связей внутри НАТО, и восстановили основу для сильного и прочного контакта с народом Греции и ее интересами.

Основные игроки

Президент России Владимир Путин активно участвует в прямых авантюрах в Греции. Он лично предложил вовлечь православные религиозные учреждения во все возможные деловые отношения в стране, во время встречи с политическим руководством Греции. Как сказал Путин во время своего визита в Грецию в мае 2016 года: «Новая восприимчивость правительства, возглавляемого »Сиризой», открывает стратегическое поле для расширения сотрудничества двух стран. Ципрас, в свою очередь, ответил Путину, что улучшение греко-российских отношений было «стратегическим выбором». Путин утверждал, что «не случайно то, что в Греции появилась такая возможность, потому что Греция и Россия имеют давние связи»

 Множество греческих политиков и институтов поддерживают стратегию Кремля в отношении Греции, но именно Путин задает тон, видение и символизм для возобновленных и быстро развивающихся греко-российских отношений. Однако улучшение отношений между Россией и Грецией в двадцать первом столетии не основывалось только на левых греческих правительствах. Правительство Греции от консервативной партии «Новая Демократия» и премьер-министр Костас Караманлис (2004-09 гг.) обеспечили сильный импульс развитию экономических связей с Россией в энергетическом секторе. В марте 2007 года правительство Караманлиса подписало соглашение с Болгарией и Россией о строительстве трубопровода Бургас-Александрополис, но проект так и не был реализован.

В отличие от администрации Караманлиса, правительство Ципраса определило отношения с Россией как приоритет и часть своей антиевропейской платформы. В январе 2015 года Ципрас выразил «недовольство» заявлением ЕС о том, что Россия несет ответственность за ракетную атаку на Мариуполь. Выступая против преобладающих настроений ЕС и действий по экономическим санкциям в отношении Москвы после ее аннексии Крыма и вторжения на Донбасс в 2014 году, Ципрас сделал свое первое официальное внешнеполитическое заявление, критикуя санкции и подтверждая солидарность с русским народом.

Позиция правительства Ципраса в отношении политики ЕС по России не осталась незамеченной в РФ. Путин через своего посла в Греции первым лично поздравил Ципраса с его победой 25 января 2015 года. Это стало началом публичных взаимоотношений России с греческим руководством и народом.

Первая поездка Путина в страну ЕС после введения санкций против России заключалась в том, чтобы встретиться с Ципрасом в Афинах. Важно отметить, что в этот двухдневный визит в мае 2016 года Путин совершил паломничество в православный духовный центр на Афоне вместе с Патриархом Кириллом. Путин сначала отправился на гору Атос в 2005 году, став единственным российским лидером, который когда-либо делал это, и получил теплый прием от монахов и священников, выразивших похвалу за его глобальное лидерство и моральную правоту. Один из  монахов, отец Эфраим, заявил: «Путин - единственный истинный мировой лидер».  

Путин не скрывает свои личные контакты с греческим руководством, в частности с премьер-министром Ципрасом. Ципрас и Путин постоянно общаются по телефону и встречаются как в двусторонних, так и в многосторонних форматах, таких как Пекинский форум «Один пояс – одна дорога» в мае 2017 года. Министр обороны Панос Камменос, член правящей коалиции и лидер крайне правой партии «Независимые греки», также занялся углублением профессиональных отношений с Россией, в том числе подписанием меморандума о взаимопонимании с Российским институтом стратегических исследований - аналитический центр, который известен своими связями с российской Службой внешней разведки. И Камменос, и руководитель РИСИ Леонид Решетников, являются ярыми защитниками и промоутерами православного духовенства и учреждений. Решетников является ярким примером российских представителей, отвечающих за институциональные отношения с Грецией.

Протеже Путина также  развивают и поддерживают личные и деловые отношения с Грецией. Первым среди тех, кто играет значительную роль, является Иван Саввиди, русский грек, один из самых богатых людей России, член партии Путина «Единая Россия», член российского парламента, проживающий в Салониках. Саввиди активно инвестирует в стратегические отрасли и выступает против оппозиционной партии «Новая демократия» и ее прозападного лидера Кириакоса Мицотакиса. Он купил профессиональную футбольную команду ПАОК (Салоники), компанию SEKAP - производителя сигарет в Северной Греции, самый известный отель в Салониках Гранд Паллас и одну из популярных телевизионных сетей MEGA. В конце июля 2017 года он также приобрел три греческих медиа-ресурса.

Также есть игроки второго уровня, которые занимаются бизнесом, стремясь найти возможности для укрепления греко-российских связей там, где это возможно. Например, три российские компании, включая «Газпром», приобрели большие доли в греческих газовых компаниях DEPA и DEFSA. Богатые российские граждане, такие как Екатерина Рыболовлева, также стали агентами влияния в Греции. Рыболовлева купила частный остров, когда-то принадлежавший Аристотелю Онассису, остров, где он женился на бывшей американской первой леди Жаклин Кеннеди.

Российское влияние на политику Греции

  Российские попытки повлиять на греческую политику имеют долгую историю, начиная с первых дней независимости Греции в девятнадцатом веке, но сегодня попытки России повлиять на греческую политику являются частью более широких усилий по подрыву западных институтов. И Кремль  никогда не имел такую плодородную почву в Греции, как правительство партии «Сириза» и ее независимая греческая коалиция.

Для левой и антилиберальной «Сиризы» более тесное сотрудничество с Россией, по-видимому, является ключом к постепенному разъединению Греции с Западом. Ципрас и многие из его ближайших соратников являются бывшими коммунистами, которые основывают свое политическое мышление на ненависти к капитализму и многим западным ценностям. С этой точки зрения Россия выступает как геополитическая альтернатива Греции для ЕС и НАТО. Члены популистской правой партии «Независимые греки» считают Москву более приемлемой в свете общей религиозной обстановки между двумя странами.

Ярые сторонники перехода к установлению гораздо более тесных греко-российских отношений встречаются почти по всему политическому спектру Греции, от крайне правых до ультралевых. Ярким примером такой пророссийской ориентации можно привести голосование греческих представителей Европейского парламента в сентябре 2014 года по поводу ратификации Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной. Из 21 греческого депутата Европарламента 12 проголосовали против соглашения, 8 проголосовали «за», а 1 воздержался. Неудивительно, что голоса « против» были поданы депутатами от «Сиризы» (6); «Независимые греки» (1); неонацистской партии «Золотой Рассвет» (3); и Коммунистической партии Греции (2). Голоса в пользу были поданы депутатами Европарламента, принадлежащими к трем основным прозападным греческим политическим партиям, а именно: Новая демократия (4), PASOK (2) и партия «Река» (2) . Еще более впечатляет тот факт, что греческие депутаты Европарламента были единственной национальной группой в Европейском парламенте, которая большинством голосов проголосовала против ратификации соглашения.

 

Как и в случае многих других правых европейских партий, партия «Золотой рассвет» открыто выступает за пророссийский поворот во внешней политике Греции. Официальные представители партии неоднократно ссылались на религиозные связи, объединяющие греков и русских. Будучи антиевропейской и антиамериканской партией, «Золотой рассвет» рассматривает Россию как «естественного союзника Греции». По словам лидера партии, Никоса Михалолиакоса, Афины и Москва имеют общие интересы на Балканах и в Восточном Средиземноморье, поэтому Греция должна отделиться от Запада (т. е. от ЕС, НАТО и Соединенных Штатов) и предложить России выход «в теплые моря» в обмен на российскую гарантию национальной безопасности Греции. Официальная программа «Золотого рассвета» четко заявляет, что поворот к России в области инвестиций и энергетики абсолютно необходим, поскольку соглашение о торговле и обороне с русскими будет вытягивать Грецию «из фатальных объятий США и ее союзников». Неудивительно,  что «Золотой рассвет» тепло приветствовал создание Евразийского экономического союза в мае 2014 года, выразив надежду на то, что он станет успешным соперником, как ЕС, так и Соединенных Штатам.

Перспектива более тесного сотрудничества между Афинами и Москвой, особенно в экономическом секторе, была поддержана  коалицией, возглавляемой Ципрасом, особенно после того, как ее правительство пришло к власти в январе 2015 года. В начале 2015 года правительство Ципраса поддержало продление  газопровода «Турецкий поток» в Грецию и переговоры между Афинами и Москвой по проекту продолжались в течение нескольких месяцев. Однако эта схема не была реализована. Если бы он был построен, новый трубопровод увеличил бы зависимость Греции от российского газа. В одном из своих недавних интервью бывший министр  окружающей среды и энергетики и сторонник выхода Греции из Еврозоны Панайотис Лафазанис заявил, что будучи членом правительства, он заключил с Москвой соглашение о том, что Россия обеспечит «первоначальный взнос» для газопровода, и что эти деньги будут использованы для пополнения греческого бюджета, если Греция покинет Еврозону. «Газопровод, который мы согласовали, изменил бы экономические и внешнеполитические условия для Греции, если бы сделка была реализована», - заявил он.

Сам Ципрас публично упомянул о своем плане углубления греко-российских отношений в июне 2015 года, когда переговоры греческого правительства с кредиторами страны заходили в тупик. В 2015 году Греция оказалась на грани банкротства. Грексит, или выход Греции из Еврозоны, был реальной возможностью перед референдумом в июле 2017 года, инициированном правительством. В то время Ципрас принял участие в Петербургском экономическом форуме, где назвал Россию одним из «самых важных партнеров Греции». Он раскритиковал ЕС за введение санкций в отношении России за аннексию Крыма, заявил о «заблуждениях» Европы и открыто намекнул, что Афины сформируют сильный союз с Москвой, если Греция покинет Еврозону. «Мы находимся в центре бури, водоворота», - добавил Ципрас. «Но вы знаете, что мы живем недалеко от моря - мы не боимся штормов, мы не боимся открытых морей и вхождения в новые моря. Мы готовы отправиться в новые моря, чтобы добраться до новых безопасных портов». После так называемого референдума «Грексит» Ципрас должен был сделать быстрый разворот и отказаться от этих планов. Однако стремление к более тесным отношениям с Россией остается главным приоритетом среди политиков Греции, некоторые из которых являются членами нынешнего правительства. Например, в мае 2016 года министр обороны Камменос публично объявил о своем намерении подписать соглашение с Москвой о производстве автоматов Калашникова в Греции, как только Европейский союз снимет санкции с  России. Камменос был также единственным западным политиком, принявшим участие в четвертой международной конференции по безопасности, состоявшейся в Москве в апреле 2016 года.

Возможные последствия

После проведения «Грексита» заметен ощутимый сдвиг и политическая переориентация Греции от американских и европейских институтов к пересмотру и обновлению отношений с Россией.

Суровые экономические последствия жесткой экономии, требований ЕС и НАТО, неспособность предыдущих греческих правительств ориентироваться на Запад, исторические обиды на активную поддержку греческой хунты со стороны США в прошлом, отношений с Турцией и продолжающийся спор вокруг Кипра - все это способствует факторам восприимчивости современной Греции к Путину и растущему предпочтению относительно братской России. Несмотря на эту нынешнюю тенденцию, внешняя политика Греции в отношении России может измениться по мере того, как растет внутреннее политическое разочарование «Сиризой» из-за  ее экономической и налоговой политики. Европейские лидеры с надеждой смотрят на растущую центристскую партию «Новая демократия» и ее прозападного лидера Кириакоса Мицотакиса.

Несмотря на беспощадные атаки  на Мицотакиса со стороны прессы, организованные информационными изданиями Саввиди, и  разочарование в отношении партии «Новая Демократия» среди общественности, нынешние опросы показывают рост поддержки Мицотакиса.  Руководство ЕС считает, что победа партии на следующих всеобщих выборах может изменить нарастающее сближение Афин и Москвы. Опрос общественного мнения в начале 2017 года показал сильную вероятность того, что «Сириза» проиграет, и «Новая демократия» станет лидером по количеству голосов с существенным отрывом от своих конкурентов. Следующие выборы состоятся не позднее сентября 2019 года, но точное время  проведения еще не определено. Выборы в Греции обычно проходят раньше, чем ожидаются.

Отношение греческого правительства к России также имеет последствия для политики безопасности в Европе и США. В частности, «Souda Bay» является ключевой военно-морской базой США на греческом острове Крит и используется НАТО для проведения операций. Модернизация ее роли и возможностей основывается на достижении более долгосрочного соглашения между Грецией и Соединенными Штатами. Нынешнее греческое правительство продолжает переговоры по этой сделке, но есть явное отсутствие энтузиазма со стороны «Сиризы», несмотря на экономические выгоды и преимущества такой договоренности.

Европейский союз проводит свою внешнюю политику на основе полного консенсуса своих государств-членов. Пока существует данное правило, ЕС будет слабым внешнеполитическим актером. Греция вместе со странами, такими как Венгрия, уже практикует наложение вето на политику ЕС в отношении России. Растущее разочарование в связи с развивающейся греческой переориентацией даже побудило аналитиков рассмотреть возможность выхода Греции из ЕС по принципу «большой сделки». Подобные разговоры и ограниченные возможности ЕС создают потенциал для возможного влияния России, предлагающей финансовую поддержку в период выхода из еврозоны.

На сегодняшний день трансатлантические отношения находятся в глубоком кризисе со стороны греческого правительства «Сиризы», которое не ориентировано на улучшение отношений с Западом.

Atlantic Council, перевод группы ИС