Саммит «тройки» в Анкаре: «интоксикация сирийским пирогом»

Саммит «тройки» в Анкаре: «интоксикация сирийским пирогом»

Первый квартал 2018 года выдался одним из самых ожесточенных периодов бесконечной гражданской войны в Сирии. Турецкая военная операция в курдском анклаве Африн, гуманитарная катастрофа в Восточной Гуте, инциденты с применением химического оружия со стороны сирийского правительства и бесконечные бомбежки российскими ВКС зон деэскалации стали осевыми событиями ужасающей сирийской реальности.

По сути, вместо обещанного примирения после «победы над ИГИЛ», объявленной Путиным прошлой осенью, страна вступила в фазу передела сфер влияния между «гарантами мира».

При этом аппетиты каждого гегемона в части раздела сирийског пирога растут. В предверии второго саммита Россия-Турция-Иран по Сирии, который начался 4 апреля 2018 года в Анкаре под девизом «демонстрации уважения и взаимного интереса», именно этих качеств нормальных отношений будет очень недоставать конфликтующим «союзникам». Ведь для них важно реализовать в ходе боев и торгов лишь свои узкие интересы, и при этом избежать больших финансовых вложений в обустройство подконтрольных территорий.

«Небо с овчинку»: сирийское поле гегемонии Кремля

Очередная встреча «тройки» по Сирии проходит в условиях, как дипломатично выражаются в российском МИД, «пробуксовывания мирного процесса» и практически полнейшего игнорирования всеми сторонами решений провального Конгреса национального диалога, прошедшего в январе 2018 года в Сочи.

Важно указать, что 16 марта в Астане министры иностранных дел трех стран уже проводили предварительные консультации, и на них в центре внимания были вопросы освобождения военнопленных, гуманитарная и военная ситуация в Восточной Гуте и Идлибе, а также реанимация сочинских наработок по примирению. Как видим за скобки была вынесена ситуация в Африне, курдская проблема, механика инклюзивных переговорров с сирийской оппозицией, параметры нового компромисного правительства в Дамаске.

Астанинская встреча снова показала проблемные поля, которые остались без решений. Например, турки продолжили ревностно отстаивать свои позиции, которые в Кремле считают признаками их солидарности с Западом. В частности, Эрдоган все также обвиняет Асада во всех смертных грехах, и желает его устранения, ведь даже на фоне проведения антикурдской «Оливковой ветви», Турция смело обвиняла правительство Сирии в нарушении прав человека и применении химоружия в Восточной Гуте.

Конечно, российским дипломатам не удалось получить и четких заверений турков в том, что они будут противодействовать возможным планам Вашингтона нанести удар возмездия по Дамаску в отместку за настоящую кровавую вакханалию в зоне деэскалации «Гута». В целом, «надежность» турецкой стороны, у которой своя игра на сирийской доске, для Москвы остается открытой темой.

В таких условиях задачей-максимум переговоров было создание почвы для выработки общей позиции между сторонами, что особенно важно в свете все более возростающей международной изоляции России. И похоже, что россияне таки чем-то купили Эрдогана. Кроме того, в предверии саммита турецкий суд выдал ордер на арест восьми членов организации фетхуллахистов, в том числе самого Фетхуллаха Гюлена, по обвинению в причастности к убийству посла РФ в Турции Андрея Карлова…

Не стоит забывать, что именно в Турцию совершает свой первый зарубежный визит «переизбранный» на очередной срок, а по сути утвержденный на референдуме, президент Путин.

Если ранее он и Медведев первым делом избравшись/переизбравшись навещали столицы стран СНГ, например, Минск, Киев или Астану, а потом ехали в Лондон, Париж или Берлин, то теперь дорога туда Путину заказана. И единственной удачной PR-площадкой и «зоной гегемонии» Кремля, похоже, осталась только подконтрольная Асаду часть сирийской территории, которой торгуются с турками.

Именно в сирийском вопросе Путин хочет показать свое могущество и величие перед двумя визави – турецким и иранским, чья репутация в цивилизованном мире выглядит довольно неоднозначно. Хотя выборы в этих деспотичных странах Ближнего Востока проходят куда более демократично и конкурентно. К примеру, Эрдоган в 2014 году победил с 51% голосов, а президент Ирана Хасан Рухани на выборах в прошлом году набрал 57% голосов.

Известно, что организовать визит Путина даже в Анкару было очень не просто. Уже сейчас самые близкие к кремлю СМИ указывают: «независимо от значения текущей конференции в Турции в рамках окончания семилетней войны в Сирии, нынешний саммит трех могущественных государств, пусть даже с различным пониманием региональной динамики, но с готовностью выработать устойчивые решения для урегулирования региональных кризисов без влияния ориентированной на Запад коалиции, является поворотным моментом в создании нового многостороннего регионального порядка».

Российская пропаганда четко осознает, что «новый мировой порядок» Кремлю не по зубам, и уже ограничивается лишь региональным уровнем. Но он тоже очень даже узким получается, ведь арабские тяжеловесы - Саудовская Аравия, Катар, Египет, ОАЭ, а также Израиль, по сути, вне рамок этого «порядка» со всеми вытекающими последствиями.

Но россияне все еще надеются, что нынешние переговоры на высшем уровне позволят институционализировать многосторонний региональный порядок. Им кажется, что пришло время и для других игроков, вовлеченных в сирийский кризис, признать существующие реалии и активно содействовать коллективным многосторонним усилиям, которые являются единственным способом достижения мира в Сирии.

Но пока эти призывы походят лишь на «хотелки», не обеспеченные реальными ресурсами, ведь «тройка» не едина внутри, а лишь спаяна пониманием невозможности решить сирийский кризис в одиночку, тем более там появляются новые важные сюжеты.

К примеру, французский президент Эммануэль Макрон недавно встретился с делегацией курдов от «Сил демократической Сирии», а СМИ Франции сообщили о возможном усилении группировки французского спецназа в контролируемом курдами районе с центром в городе Манбидж. Сейчас там также присутствуют американские военные, Турция же неоднократно заявляла о намерении ввести свои войска в этот район, и даже вела соответствующие переговоры с США, застопорившиеся после отставки Госсекретаря Рекса Тиллерсона. Вот такой, не сказать бы, что «черный лебедь» из Парижа, но он ламает стройные прожекты по региональной гегемонии.

На этом фоне эксперты в Москве подчеркивают, что «несмотря на имеющиеся разногласия, важно следовать той логике, которая развивалась в рамках Астанинского процесса, продолжилась в Сочи, и сейчас продолжается в Анкаре». Ими уже даже заготовлено «саммари» итогов переговоров: «…эти встречи, независимо от их результата, станут важным успехом российской дипломатии, которая сажает за один стол переговоров таких непримиримых ранее противников, как Турция и Иран».

Как видим, снова имиджевая встреча под Путина, чтобы он не чувствовал себя в одиночестве, даже на фоне, к примеру, отказа президента Судана Омара аль-Башира от углубления сотрудничтесвта с Россией, что обозначилось изгнанием из страны в январе 2018 года российских золотоискателей из Siberian for Mining, которых быстро заместили прыткие белорусы.

Саммит без повестки и комплекс тройственных разногласий

То, что второй сирийский саммит Россия-Турция-Иран созывается в пропагандистских целях, указывает ненаполненность его повестки. Говоря о тематике саммита, помощник российского президента Юрий Ушаков отметил, что президенты обсудят реализацию договоренностей трехстороннего саммита, который состоялся в 2017 году в Сочи, а также решения Конгресса сирийского национального диалога, который прошел тамже. И все, больше ничего нового.

Но только от одной данной формулировки про «реализацию договоренностей» становится не по себе, если вспомнить масштабы кровопролитных зачисток оппозиции в стране после первой встречи в Сочи, и «афринской войны» турков против курдов, унесшей около 2,5 тысяч жизней с обеих сторон.

Кроме того, Путин, Эрдоган и Рухани обсудят дополнительные меры для укрепления режима прекращения огня в Сирии. Это выглядит весьма сюрреалистично, если учитывать тот факт, что только в марте текущего года, по данным Сирийской сети по правам человека (SNHR), в стране погиб 1241 человек, из них 1006 человек от ударов российско-сирийской коалиции. При этом, 92% от общего числа погибших составляют мирные жители, в том числе 203 ребенка и 186 женщин. Что и говорить, такого провального выполнения Резолюции СБ ООН 2401, направленной на прекращение огня на всей территории Сирии и улучшение гуманитарной ситуации, цивилизованный мир давно не видел, а значит на саммите сторонам нужно продумать тактику отбеливания в данном щепитильном вопросе.

Ушаков говорит, что «будут, очевидно, выработаны дополнительные шаги, которые могли бы быть приняты в интересах укрепления режима прекращения боевых действий [в Сирии], обеспечения функционирования так называемых зон деэскалации». Вероятно, повстанцам и мирным жителям в Идлибе стоит очень сильно поднапрячься, и начинать готовиться к усилению «миротворческих» бомбежек ВКС.

Также Ушаков заявил, что «три страны едины в понимании безальтернативности урегулирования сирийского конфликта политическими методами и окончательное слово в этом процессе должно принадлежать сирийцам, а роль членов международного сообщества - помогать достичь консенсуса». Как уже упоминалось выше, США и Франция имеют свои взгляды на текущие процессы в Сирии, и их совсем не просто переубедить принять чужеродные наработки.

В частности, снова будет «пропихиваться» конституционная реформа в Сирии. «Тройка» намерена оказывать дальнейшее содействие формированию Конституционного комитета в республике, в котором должны быть представлены все сегменты сирийского общества. Но учитывая, что оппозиция проходит фильтрование, и множество сил просто исключены из процесса переговоров, особенно важнейшие игроки – курды и суннитская оппозиция, то этот Комитет - очередной Голем, без перспектив превращения в реально работающий орган всего сирийского народа.

Характерно, что по мимо обсуждения всех сирйиских тем в рамках встречи тройки, сирийские дела еще параллельно будут улаживатся на двухсторонних всречах Путина с Эрдоганом и отдельно с Рухани. С одной стороны, Москва может манипулировать данными игроками, а с другой - это явный признак больших и непримиримых разногласий между сторонами. Хотя риторика россиян о том, что конфликт в Сирии уже решен, уже навязла на зубах, никаких «ошеломляющих» доказательств этого пока нет, пускай даже президент США Дональд Трамп сделал заявление о его склонности передать решение сирийского вопроса в руки «других сил».

Во-первых, очень остро стоит проблема будущего кровавого режима президента Асада, который совершил беспрецедентный по жестокости эксперимент над своим народом. Он не может остаться безнаказанным по опредедению. Нет сомнения, что чем слабее становится оппозиция к режиму Асада, тем он становится все менее контролируемым из Москвы и Тегерана.

А значит, им предстоит не только решать головоломку о компромисном правительстве в Дамаске с турками, но еще и самим думать, как обуздать асадовцев, уверовавших в то, что они победители в гражданской войне. Ведь как известно, «братская помощь» быстро забывается, когда исчезает прямая угроза жизнедеятельности режима, особенно среди тех, кто в своей жизни «уже видел все круги ада». Этот вопрос остается очень сырым, и приводит к напряжению между сторонами.

Компромис действует в условиях, пока асадовцы дают возможность россиянам иметь полный доступ к военным базам и объектам в тех частях страны, что их интересуют, а иранцы в свою очередь должны полностью контролировать корридор к сирийско-ливанско-израильской границе, чтобы давить на правительсво Нетаньяху.

Анкара временно удовлетворяется контролем над буферными зонами на границе на запад от Евфрата, а также регионом Идлиб, куда бежали повстанцы из Алеппо и Восточной Гуты. В этих зонах должны быть созданы условия для нормальной жизни суннитов и возвращения сирийских беженцев из Турции.

Баланс сильно меняется, если США отойдут от своей позиции в части контроля над северо-востоком страны, где создан автономный анклав из курдов и сирийских умеренных оппозиционеров. Если Вашингтон уйдет из Рожавы, то за нее может начатся война между «победителями», которые будут стремиться урвать себе кусок пожирнее, и здесь, очевидно, более всего оголится антогонизм между Анкарой и Дамаском, а также их иранскими и российскими покровителями.

Эти багатые ресурсами территории - просто мечта для всех этих игроков. Вспомнить хотя бы историю с гибелью бойцов ЧВК Вагнера, которые отжимали нефтяные объекты в районе Дейр-эз-Зора в интерсах своих когда-то околокремлевских патронов, но потерпели полнейшее фиаско. Не стоит забывать, что Анкара спит и видит, как подмять под себя Манбидж, удержваемый курдами, и таким образом объединить берега Евфрата пд своим контролем.

Не способствут решению конфликта и то, что его первопричина – вопрос положения суннитов в Сирии, остается не решенным, а ведь именно из-за этой проблемы началась гражданская война. Пока миллионы этих людей, живущих в Идлибе, и за пределами Сирии - в Иордании, Турции и Ливане, не получили никаких вразумительных гарантий представительства в сирийских органах власти. А значит, в их среде будут крепнуть настроения реваншизма.

Если посмотреть на ближайшее будущее Сирии, то ее будут ждать два новых узла конфликтности. С одной стороны, российские ВКС и асадовцы будут бомбить Идлиб, что будет очень злить Анкару. С другой стороны, турки могут оказаться перед лицом масштабной войны с курдами, которые, в свою очередь, ведут подпольные переговоры с Дамаском о возможном вхождении в состав Сирии на неких удобных для них условиях.

В предстоящие месяцы можно рассчитывать на две вещи: то, что Россия и режим будут бомбардировать Идлиб и его тысячи мирных жителей, и что боевики-подстрекатели-сунниты, которые укрываются в нем, будут реагировать как можно сильнее. Обе стороны будут продолжать делать то, что они делали раньше.

Во-вторых, курды Сирии, благодаря поражению ИГИЛ в Сирии, теперь контролируют чрезмерную часть северо-востока. Все, что к востоку от реки Евфрат не было исключительно курдским до ИГИЛ, и сирийские демократические силы - непоколебимая власть там.

Если США уйдут, как сказал президент Дональд Трамп, то сирийским курдам придется либо выработать соглашение о сосуществовании с сирийским режимом, либо пойти в одиночку, потенциально против турецких и силовых сил.

Вобщем, доминирующие в Сирии внешние силы сохраняют взаимноисключающие повестки: Турция и подконтрольные ей повстанцы хотят победить курдов и режим Асада. Правительство в Дамаске, Россия и Иран желают победить мятежников, усмирить амбиции Турции, и ослабить США. А Вашингтон стремится сдержать амбиции Ирана и обуздать россиян.

В целом, как очень уместно отметили журналисты американского канала CNN: «хотя лидеры России, Ирана и Турции будут улыбчивы на публике, их лица на самом деле скорчены в страшных гримасах от хождения по битому сирийскому стеклу».

На посошок: бремя реконструкции Сирии

Пожалуй, самой интересной темой на переговорах между россиянами, турками и иранцами, будут вопросы постконфликтного восстановления сирийской территории, разрушенной чуть-ли не до основания после 7 лет войны.

Хорошо известно, что «освобожденный» осенью 2016 года город Алеппо был разрушен почти на 80%, и его часто сравнивали с Грозным или Дрезденом. Не лучшая, и, если даже не худшая, картина наблюдается в населенных пунктах на других сирийских территориях. Война имеет катастрофические последствия для Сирии во всех измерениях. В демографическом плане, за годы конфликта погибли 500 000 человек, что составляет 2,4% от общего числа населения в 2011 году. Число раненых сирийцев оценивается в 2 млн. человек, т.е. совокупные людские потери составляют 11,5% населения. Если бы данные цифры были масштабированы, к примеру, на США, то это было бы около 37 млн. человек! 12 млн. сирийцив оставили свои дома и стали внутренними переселенцами либо беженцами, и теперь 60% населения живет в условиях экстремальной нищеты. 6 млн. сирийцев лишены работы, а среди молодежи безработица достигает 78%.

Не менее страшные цифры описывают текущее эклномическое состояние страны: ВВП за годы войны сократился в 4 раза: с 60 млрд $ в 2010 году до 15 млрд $ в 2016. Производство нефти упало на 93%, а другие сектора экономики ужались на 52%. В АПК ситуация еще хуже: производство продовольствия упало на 55%. Торговля страны также в упадке: экспорт упал на 92%, а импорт на 73%.

На этом фоне фантастическими выглядят цифры, необходимые для восстановления Сирия до уровня 2011 года. По оценкам эксперта бейрутской компании по риск-менеджменту Atlas Assistance Расмуса Якобсена, для восстановления страны необходимы 200-300 млрд $. И это еще довольно консервативные оценки, ведь звучала и цифра в 1 трлн $, при том, что ВВП России в 2016 году составил лишь 1,28 трлн $.

На фоне этих цифр становятся абсолютно ясными заявления президента США Дональда Трампа о выходе из Сирии и передаче данной проблемы на баланс других игроков. Президент США заявил, что американские военные «отделали «Исламское государство» по полной программе». Что важно, Трамп также заморозил программу восстановления Сирии. Хотя это довольно небольшая сумма в 200 млн $, выделенные на реконструкцию Восточной Сирии.

Трамп хорошо умеет считать деньги, и четко знает, что на реконструкцию Ирака его страна только через Иракский фонд помощи и реконструкции (IRRF) потратила 18,4 млрд $. Дубля таких издержек из карманов амеркианских налогоплательщиков на восстановление Сирии Вашингтон повторять не намерен.

Выходит, что вся тежесть послевоенного восстановления сирийской инфраструктуры теперь будет лежать на России, Турции и Иране. Строительные компании из этих стран буквально спали и видели, как будут осваивать западные миллиарды на сирийских объектах. Но, как видим, что-то пошло не так. Теперь ясно, что хоть как-то фонды на восстановление Сирии могли бы пополнить европейцы, либо Китай. Но если страны ЕС можно пугать новыми потоками беженцев, то Пекину нужно реально обещать что-то серьезное. Возможно те же подряды на восстановительные работы. Но там, где приходят китайцы, другим игрокам остается очень мало места. И как-то странно получается, что не воевавший в Сирии Китай будет снимать сливки в этой стране.

Впрочем, скорее всего, других путей у потрепанных региональных гегемонов нет. В Турции в экономике нарастают системные трудности, к примеру инфляция в течение 2017-2018 гг. имеет двузначные показатели, и в марте 2018 года достигла 10,2%. Это сказывается на росте цен и падению курса турецкой лиры.

Перед выборами 2019 года президент Эрдоган будет стремиться аккумулировать финансовые средства внутри страны, а значит каких-либо значимых вливаний в Сирию не предвидится.

Относительно Ирана, то страна в декабре 2017-январе 2018 гг. пережила волну массовых народных протестов, одной из причин которых были большие издержки Тегерана на укрепление позиций в Сирии. Простым иранцам совсем не понятно, что они получают от усиления роли их страны на Ближнем Востоке, в частности, в Йемене, Ливане или Сирии, ведь их жизнь от этого не становится лучше, а наоборот, стремительно накапливаются внутренние проблемы. Таким образом, Ирану тоже сейчас совсем «не с руки» вкладыватся в сирийскую бездонную бочку.

Россия, втянутая в сирийскую и украинскую войны, также не способна инвестировать хоть что-то в Сирию, ну разве что какие-то миллионы появятся, если изъять их из бюжетов так называемых «ДНР» и «ЛНР», или Южной Осетии и Абхазии, и прочих сепаратиских образований зоны «русского мира», отдав их режиму Асада.

Других ресурсов просто нет, ведь российская экономика до сих пор лежит на дне. В 2015 году спад составил 2,8%, в 2016 году – 0,2%, а потом пошел период нулевого роста, который окрестили для электората «новой нормальностью». Российские институты, такие как Институт народно-хозяйственного прогнозирования РАН и Институт экономики роста им. Столыпина, бьют тревогу: итоги последних пяти лет оказались для России наихудшими по сравнению с остальными сырьевыми экономиками, за исключением Венесуэлы.

За последние 9 лет рост российского ВВП был почти в шесть раз ниже, чем у остальных стран! Вывод очевиден никакой сирийской реконструкции Кремль не потянет, также, как и Анкара с Тегераном.

Исходя из этого, можно прийти к финальному выводу: поскольку ни у кого из гарантов мира в Сирии «просто денег нет», то в Сирии снова нужно будет воевать. Видимо, параметры нового этапа войны и будут главной, но самой закрытой темой встречи «тройки» в Анкаре. Воистину, давно уже не наблюдался такой дележ пирога, который был бы таким токсичным для его участников, и признаки будущего отравления пока еще лишь виднеются на горизонте.

Секция «Дельта» группы «Информационное сопротивление»