Российская агрессия переходит в финансовую и политическую сферы, военный фактор превращается в вспомогательный, – координатор ИС

Российская агрессия переходит в финансовую и политическую сферы, военный фактор превращается в вспомогательный, – координатор ИС

Координатор группы "Информационное сопротивление" Константин Машовец в интервью сайту "Сегодня" рассказал, по каким признакам можно анализировать опасность российско-белорусских учений "Запад-2017", какие контрмеры предпринимает Киев, и почему Кремлю выгодна политическая хаотизация в Украине.

- С 14 по 20 сентября пройдут учения "Запад 2017", вооруженные силы РФ и Беларуси отработают совместные действия. Какое значение учений в контексте возможной агрессии или политического запугивания?

- Учения – это хороший способ сосредоточения и разворачивания группировок войск на определенных оперативных направлениях. Под видом учений перемещаются войска. Этот прием традиционно использовался Генштабом РФ, а до этого Генштабом СССР и даже в имперский период. Но это не обязательно сосредоточение войск для реальных наступательных действий. Это могут быть просто учения. Поэтому нужно смотреть на контекст, на разведпризнаки. Сюда входит и состав сил и средств, использующихся для проведения учений, место проведения учений. Немаловажный фактор сценария учений, будут ли там наступательные или оборонительные операции, чему они там будут учиться. 

Заявленные места учений в Беларуси – западное и северо-западное направление. То есть это не юг Беларуси, который граничит с Украиной. Учения в Беларуси только часть больших учений "Запада 2017". Серия учений наверняка пройдет в группировке, которая оккупирует Крым. Два недокорпуса ОРДЛО тоже там что-то отрабатывают. Большая часть войск, которые будут в Беларуси из Первой гвардейской танковой армии Западного военного округа РФ – это одна из самых элитных армий РФ. Туда входит мотострелковая Кантемировская и танковая Таманская дивизии, ряд бригад и отдельных полков. Возможно, еще примет участие в учениях и 20-а армия.

Очень важно еще, что будет после учений. Например, останутся там войска или нет, будут ли оборудованы базы длительного хранения техники и вооружения. Ведь есть еще один прием. Например, под видом учений создаются несколько баз хранения техники и вооружения, но личный состав готовится не в Беларуси, в нужный момент они прибывают без оружия, расконсервируют технику и вооружение, и вот вам готовая группировка войск. Надо внимательно смотреть, что они будут отрабатывать, состав сил и средств, привлечение резервного компонента. Есть нюансы, которые будут указывать на учения как новую эскалацию агрессии или просто учения как элемент внешней политики РФ. Но надо быть готовым к самому худшему сценарию. Поэтому я понимаю и поддерживаю наше военно-политическое руководство, которое рассматривает эти учения как опасный элемент. Есть заявления и министра, и начальника Генштаба, и президента.

- Кроме заявлений что-то предпринимается?

- Безусловно, наше военное командование предпринимает необходимые шаги для нейтрализации возможной военной угрозы связанные с началом небывалой военной активности на сопредельных территориях, включающих Беларусь. Началась серия учений "Непохитна стійкість 2017" в Украине. О них было официально объявлено, там целый комплекс мероприятий и шагов по нейтрализации возможных угроз. Наши дипломаты тоже работают.

- Какая численность группировки, которая проводит учения в Беларуси?

- Объявленная численность – это одно дело. Другое дело, сколько их реально зайдет. Почему фигурирует цифра 12.7 тысяч, из которых 3 тысячи военнослужащие РФ? Такая цифра выбрана под Венские договоренности. Если больше 13 тысяч, нужно уже приглашать наблюдателей на весь заявленный срок учений. Они пригласили наблюдателей, но задекларирована такая численность, которая позволяет им легально ограничить срок работы наблюдателей, в том числе из Украины, коротким отрезком времени. Если больше 13 тысяч, то все время учений там могут присутствовать наши наблюдатели. Они специально задекларировали меньше, чтобы ограничить присутствие наблюдателей 1-2 днями.

- Организаторы военных учений в Беларуси придумали три "страны-агрессора": Вейшнорию, Весбарию и Лубению, которые нападают на Беларусь. Вейшнорию поместили в западной части Беларуси, Весбарию — на территории Литвы и Латвии, Лубению расположили в Литве и Польше. К чему такая легенда?

- Во-первых, в военной доктрине и всех документах РФ прописано, что главную военную угрозу они видят с западного направления. Поэтому это логично, они нарисовали эту Вейшнорию, якобы отколовшийся кусок Беларуси, который потом при поддержке соседних государств пытается захватить всю остальную Беларусь. Они отрабатывают в Беларуси зеркальные элементы того, что они уже делают в Украине. Перевернули, так сказать, сценарий.

- Какая роль вооруженных сил Беларуси?

- Фактически белорусская армия – это первый эшелон общей российско-беларусской группировки. Какие-то задачи перед ними стоят в рамках функционирования группировки, но основную роль играют россияне. Я не знаю, какие угрозы для Беларуси в связи с этими учениями, будут ли эти учения задействованы для давления на Лукашенко, это их двухсторонние дела. Но если правящий режим падет под давлением Москвы, то это вызовет беспокойство и трудности для Украины. Несмотря на все, господина Лукашенко мы давно знаем, а если россияне оккупируют Беларусь, то это будет совершенно другая для нас ситуация. Но я думаю, что такой сценарий, как и прямое вторжение в Украину, маловероятен.

- Почему?

- Во-первых, это обернется для РФ очень нехорошими вещами, большими материальными и финансовыми потерями. Ясно, что международная изоляция, в том числе финансово-экономическая, усилится. Без притока финансовых ресурсов от нефтегазового сектора – большое сомнение в жизнеспособности РФ в сегодняшнем виде и на сегодняшней территории. Если наступит международная изоляция, в страну перестанет поступать экспортная выручка, у них тогда многое в экономике и социальной сфере просто рухнет.

Во-вторых, война с Украиной уже быстрой, в виде блицкрига, не будет. В 2014 году шанс на блицкриг у них существовал. Да и то, весьма недолго. Вторглись они летом 2014 года. И что? На третьи-четвертые сутки остановились. Вторжение или значительное продвижение армии – это не только вопрос, скажем так, "пробивной способности", это ещё и вопрос логистики. Вы представляет, сколько сотен тысячи тонн боеприпасов и топлива нужно "подать" наступающей армии, чтобы она была боеспособной? На сегодняшний день группировка вторжения в Украину не может быть меньше 120-130 тысяч, это минимум. Если даже попробовать вторгнуться на незначительную часть, например, в Харьковскую или Черниговскую область, ударить из Крыма и попробовать расшатать юг Украины, то какая цель такого вторжения? Она закончится новым пакетом ещё более жёстких санкций, а Украина останется как независимая страна. Если нападать, то надо всю Украину оккупировать. Штурмовать Киев, Одессу или Днепр – это вообще непонятно как. Была призрачная возможность у них в 2014 году, но только потому, что Украина находилась в ситуации шатания. Но это быстро прошло, как только был назначен и.о. президента и назначены президентские выборы. Сейчас любое широкомасштабное вторжение лишено смысла, с использованием Беларуси или без, да хоть со всех сторон, но лишено смысла.

- Но если все же тотальная оккупация?

- Ну, и долго она продержится? Будет новая УПА, но уже с более значительной поддержкой извне и внутри страны, как в Украине, так и в мире. Долго продержится такая оккупация, и какие потери понесет российская армия? Даже если они посадят своих марионеток в Киеве, долго такие люди без российского военного контингента просидят? Ясно, что свергнут. Какой смысл тогда нападать?

- А если комбинировать все это с политическими методами?

- Думаю, смысл для Путина будет, если его ставленник придет к власти в Украине легитимным путем, но он будет зависим от Кремля. Это единственный шанс сохранить под контролем Украину. Украина для нынешнего кремлевского режима была большой "прачечной машиной". Они скупали отраслями нашу экономику, даже в убыток себе. Была задача вывести капитал из РФ, вот они деньги и выводили как бы в "проекты". А сейчас что Путин получил? 180 дней на принятия решения о том, как лучше уйти с Донбасса?

- Это вы о чем?

- США приняли закон, где дали 180 дней своей финансовой разведке выявить самых влиятельных российских олигархов, оценить их капиталы, признаки коррупции, источники дохода и активы – в том числе членов их семей. Дальше будут "бить по площадям". Вот почему появились миротворческие инициативы господина Путина во время встречи БРИКС. А таскание металлолома и солдатиков в Беларусь, бомбежки Сирии – это все больше пиар. Реакция мирового сообщества на ужимки и прыжки кремлевского товарища была жестче и быстрее, если бы у него не было ядерного оружия. Отодвигать чекистско-криминальную власть РФ от рычагов будут плавно, и только лишь из-за ядерного оружия. В один момент Путин окажется перед выбором: дальнейшее проведения агрессивной политики станет очень дорогим, возникнет реальная угроза распада РФ в нынешнем виде.

- Теперь по ситуации в АТО, там "школьное перемирие"?

- С началом "школьного перемирия" использование тяжелого вооружения выше 100-мм практически прекратилось. Где-то иногда одна или две мины прилетают из 120-мм миномета. Но в полный рост они продолжают использовать стрелковое оружие, пулеметы, станковые и ручные гранатометы. Временами пускают в ход зенитные установки и ПТРК. Формально они не стреляют из тяжелого вооружения, но "школьного перемирия" как такового нет. Если больше 30 раз за сутки открывается огонь! Явно, в большей мере это провокационные обстрелы.

- Какова их цель?

- Первое: есть задача обвинить в срыве Минских соглашений Украину. Второе: дать козырь "пятой колоне" в Украине для обвинения власти в бездействии и потаканию врагу. Но теперь им сложнее, так как Курт Волкер (специальный представитель Государственного департамента США по Украине – ред.) активно включился в переговорный процесс, стало понятно, что если не начнут выполняться Минские соглашения, а особенно пакет по безопасности, который предусматривает не только отвод техники и вооружения, но и прекращение стрельбы, то злить будут именно американцев. Третье: легализировать своих "клиентов" в ОРДЛО. Не случайно Путин сказал, что договариваться надо с ними о прекращении огня. Просматривается попытка легализировать этих всех товарищей как сторону конфликта. Хотя, всем понятно, что Захарченко и Плотницкий – это дрессированная Москвой публика.

- О чем говорит постройка коммуникаций, обходящих Украину, в том числе Донбасс? Я имею в виду, например, железную дорогу.

- Постройка железной дороги, попытка постройки газопровода в обход, вывоз и расхищение предприятий Донбасса говорит о том, что они допускают необходимость сдачи этой территории. У них уже стоит задача не об уходе с Донбасса как таковом, а от том, как это сделать без потерь, с прибылью и не потеряв лицо. Путин уйдет в любом случае. Нам тут нужно думать о проблемах Донбасса, что делать, когда мы вернем эти территории. Об этом надо думать. Боле того, Москве придется Крым в своё время так же возвращать.

Сейчас агрессия переходит больше в финансовую, энергетическую и политическую сферы. Военный фактор используется как вспомогательный. Я бы даже назвал его не военным, а военно-государственным, так как тактической целью вторжения было создание квазигосударственных структур на территории Украины. Но это все играет вспомогательную роль в общем процессе агрессии России против Украины.

- На ваш взгляд, какая у них политическая цель по Украине сегодня?

- Новые потрясения и хаотизация. Посмотрите, как они работают, создаются лжепатриотические и лжеволонтерские организации. Такое впечатление, что их там штампуют машинкой. Но главная цель стратегии остаётся неизменной – расшатывать Украину…

Ранее группа ИС сообщала, что на Донбассе Кремль уже использовал весь возможный арсенал, поэтому нового вторжения в Украину не будет.