Раскол между Москвой и Астаной – о тонкостях участия в деятельности ОДКБ

Раскол между Москвой и Астаной – о тонкостях участия в деятельности ОДКБ

22 июня глава Комитета по обороне Государственной Думы РФ Владимир Шаманов заявил, что российские военные проводят переговоры со своими коллегами в Казахстане и Кыргызстане о возможном размещении казахских и киргизских миротворцев в Сирии.

Несмотря на то, что российские и турецкие официальные представители с оптимизмом смотрели на то, что Казахстан согласится развернуть свои войска в Сирии, министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахамов незамедлительно опроверг заявление Шаманова, сообщив 23 июня журналистам, что «Казахстан ни с кем не ведет переговоры о направлении своих военнослужащих в Сирию».

Резкий отказ Казахстана от размещения своих миротворцев в Сирии заметно отличался от готовности Кыргызстана к потенциальному развертыванию и выявил растущий разрыв между Астаной и Москвой по мандату Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), пишет Радио Свобода.

В то время как Россия подтолкнула ОДКБ в интервенционистском направлении к укреплению своего международного авторитета в качестве миротворческих сил, Казахстан заявил, что ОДКБ следует воздерживаться от военного участия в сирийском и нагорно-карабахском конфликтах. Отказ Астаны от поддержки ОДКБ может быть объяснен широко распространенной внутренней оппозицией к развертыванию казахских войск в зонах конфликта и желанием Казахстана отстаивать свою внешнюю политическую независимость от России.

Страх дестабилизации

Отказ Казахстана от одобрения предложения военной интервенции России в Сирии может быть объяснен опасениями президента Нурсултана Назарбаева о том, что развертывание казахских войск в зоне конфликта вызовет политическую нестабильность в Казахстане.

Политическая оппозиция по вопросу развертывания казахских войск в Сирии, скорее всего, будет поступать из трех основных источников: парламента Казахстана (Мажилис), групп военных ветеранов Казахстана и религиозных лидеров суннитов.

Поскольку публичная оппозиция по отношению военного вмешательства ОДКБ в зоны конфликтов, приводящая к жертвам среди населения  Казахстана, настолько распространена, что эксперт по безопасности в Центральной Азии Уран Ботобеков в недавнем докладе Фонда Джеймстоуна утверждал, что парламентское сопротивление военным развертываниям в Сирии возможно, даже если Назарбаев согласится с требованиями России.

Хотя партия Назарбаева «Нур Отан» в подавляющем большинстве доминирует в парламенте Казахстана и может легко пресечь инакомыслие, но прошлогодние антикитайские протесты в отношении казахского законодательства о земельной реформе показали, что игнорирование общественного мнения может иметь негативные политические последствия.

Поэтому, отказ от развертывания войск в зоне конфликта предотвратит беспорядки в Казахстане и укрепит позицию Назарбаева, предоставив символическую приверженность к конституционным реформам Астаны, которые были проведены в январе 2017 года, и формально уменьшили рамки президентских полномочий Назарбаева.

Ветераны - афганцы

В дополнение к потенциалу общественного волнения, которому способствуют несогласные парламентские фракции, отказ Астаны от развертывания войск в предлагаемой Россией миссии ОДКБ в Сирии можно объяснить опасениями Назарбаева о несогласии с данным решением казахских групп ветеранов-афганцев.

Эти опасения актуальны, поскольку казахстанские ветераны советской войны в Афганистане выразили яростную оппозицию майскому решению 2011 года парламента Казахстана о развертывании войск вместе с силами НАТО в Афганистане.

В ответ на участие Казахстана в войне в Афганистане, Координационный совет общественных организаций, представляющий казахских ветеранов войны, заявил, что развертывание казахстанских войск в Афганистане поставит под угрозу мирное население Казахстана и вызовет непримиримые расколы в казахском исламском сообществе.

Поскольку ветераны афганской войны открыто призывали к отставке казахстанского парламента в 2011 году, желание Назарбаева предотвратить беспорядки среди этой группы, вероятно, способствовало его решению не размещать казахские войска в Сирии.

Салафистские возмущения

Суннитские исламистские организации являются третьей крупной оппозиционной фракцией по вопросу участия Казахстана в военной интервенции ОДКБ в Сирии.

Сотрудничество с Россией подвинуло бы Астану к контакту с режимом Башара Асада. Поскольку суннитские экстремисты на юге Казахстана, такие, как Марат Мауленов, призвали казахских исламистов вступить в борьбу против Асада в Сирии, Назарбаев был обеспокоен тем, что отправка  войск в Сирию для поддержки Асада может спровоцировать активизацию действий казахских экстремистов-суннитов в районах Сирии, принадлежащих ИГИЛ.

Эта ответная реакция могла бы активизировать подпольные салафитские движения в Казахстане и повысить вероятность террористических атак ИГИЛ, связанных с Сирией, на казахской земле.

Независимость внешней политики

В дополнение к политической нестабильности, которая может возникнуть в результате развертывания войск в Сирии, напряженность Казахстана с Россией в отношении мандата ОДКБ подчеркивает желание Назарбаева продемонстрировать независимость внешней политики Астаны от Москвы.

Ответы Казахстана на кризисы региональной безопасности последовательно подчеркивают важность всеобъемлющих политических решений и призывают к нейтральной позиции со стороны ОДКБ. Этот подход сильно отличается от попыток России связать мандат ОДКБ с его более широкими геополитическими интересами.

Подход Казахстана к участию ОДКБ в Нагорном Карабахе является примером расхождения Астаны от России по вопросам миссии ОДКБ в данном регионе.

14 июля посол Казахстана в Армении Тимур Уразаев заявил, что ОДКБ следует воздерживаться от вмешательства в военный конфликт в Нагорном Карабахе.

Вместо того, чтобы использовать силу, Уразаев утверждает, что международное сообщество должно разрешить нагорно-карабахский конфликт, способствуя дипломатическим переговорам между Арменией и Азербайджаном.

Стратегия Казахстана резко контрастирует с позицией России по Нагорному Карабаху, которая последовательно подчеркивает приверженность ОДКБ по защите суверенитета Армении от военной агрессии Азербайджана.

Отмененный визит

Казахстанское сопротивление участию ОДКБ на стороне Армении тесно переплетается с его членством в Тюркском совете, в состав которого входит Азербайджан. Как отмечал в марте журналист Арег Галстян, Казахстан часто лоббирует интересы азербайджанцев в Евразийском экономическом союзе (ЕЭС) и успешно убедил Россию перенести расположение Евразийского межправительственного совета из Армении в Россию.

Казахстанская солидарность с Азербайджаном также может объяснить решение Назарбаева отменить его визит в Армению на октябрьское заседание ОДКБ в октябре 2016 года. Несмотря на то, что Назарбаев объяснил свое отсутствие по состоянию здоровья, казахский политолог Айдос Сарым 11 октября сообщил агентству Рейтерс, что «болезнь» Назарбаева послужила поводом избежать встречи с президентом Армении Сержем Саркисяном.

В заявлении Уразаева говорится, что сопротивление Казахстана российско-армянскому альянсу распространилось на сферу безопасности и иллюстрирует, как казахские политики используют свое несогласие с Россией в отношении мандата ОДКБ по утверждению независимости внешней политики Астаны от Москвы.

Посредничество в Сирии

Отказ Казахстана от развертывания войск в военной кампании ОДКБ в поддержку Асада также может быть объяснен желанием Астаны продемонстрировать свое нестандартное влияние в мировой политике. Несмотря на то, что Казахстан поддерживает дипломатические отношения с сирийским режимом, Назарбаев отклонился от решительного про-асадовского подхода России, подчеркнув роль Астаны как нейтрального посредника в сирийском конфликте.

С момента начала военной интервенции России в Сирии в сентябре 2015 года Казахстан воздержался от голосования в резолюциях Совета Безопасности ООН, осуждающих использование химического оружия режима Асада и установил надежные дипломатические связи с сирийскими оппозиционными группировками.

Если бы Казахстан внес свой вклад в предложенную Россией миротворческую миссию ОДКБ в Сирии, его репутация дипломатического арбитра в Сирии была бы непоправимо скомпрометирована, и беспристрастность переговоров в Астане была бы серьезно поставлена под сомнение.

Однако, открыто сопротивляясь предлагаемой Россией военной интервенции ОДКБ в Сирии в поддержку Асада, Казахстан может продемонстрировать свою эффективность в качестве посредника в сирийском конфликте, поддерживая статус Назарбаева в международном сообществе.

Поскольку отказ Казахстана от развертывания войск в миротворческих миссиях ОДКБ помогает предотвратить антиправительственные беспорядки и подчеркивает внешнюю политическую независимость Казахстана от России, раскол между Москвой и Астаной в ОДКБ, вероятно, будет долговременной чертой двусторонних отношений на долгие годы.

Перевод группы «Информационное сопротивление»