Путинские «трактористы», или «Военторг» в действии. Часть II

Путинские «трактористы», или «Военторг» в действии. Часть II

По сообщениям пресс-центра штаба Объединенных сил, наблюдателей миссии ОБСЕ, а также местного населения, на линии разграничения продолжают фиксироваться случаи применения российско-оккупационными формированиями бронетехники. Причем, оккупанты используют для обстрелов и вооруженных провокаций не только различные боевые бронированные машины типа БМП, БТР или МТ-ЛБ, но и более тяжелые «экземпляры» - танки и самоходные артиллерийские установки. Например, на прошлой неделе, по крайней мере, дважды было зафиксировано использование «мирными шахтерами и трактористами» Донбасса, «найденных» ими «в шахтах» танков, и почти каждый день, с немногочисленными перерывами, откопанных там же 122- и 152-мм САУ типа 2С1 «Гвоздика» и 2С3 «Акация», для нанесения огневых налетов по переднему краю передовых украинских подразделений, а также по целям в тактической глубине их боевых порядков. В том числе, и населенных пунктов.

В предыдущем материале мы рассказали об одном из приемов применения оккупантами бронетехники непосредственно на передовой. Речь шла о способе так называемой «блуждающей бронегруппы». Он применяется, когда противник уверен, или надеется на свою способность беспрепятственно, или при минимальном противодействии противотанковых средств передовых украинских подразделений, нанести им короткий, но мощный обстрел с участием 1-2 танков и 2-3 БМП (БТР). В этом случае группа заранее делится на тех, кто стреляет и наносит основной удар, а также на тех, кто прикрывает их огнем в случае необходимости. Обычно, «рабочие дистанции» для «мирных» танков и бронемашин «ополченцев» при таком способе составляют 1500-1700 метров.

Но, по большому счету, этот метод применения бронетехники для того, чтобы почти ежедневно «кошмарить» наши передовые позиции на важных участках фронта, на сегодняшний день уже постепенно уходит в прошлое. Все эти танковые «карусели», перекрестная стрельба одновременно из нескольких позиций, массированное и совместное применение танков и других ББМ на отдельном участке, явно становятся исключительным достоянием первых периодов этой войны. Хотя его «рецидивы» еще можно увидеть или почувствовать на отдельных участках линии фронта и сегодня. Это явно не только, и не столько из-за боязни «нарушения положений Минских договоренностей» (оккупанты при необходимости вполне нагло и смело их нарушают), не столько из-за, собственно, позиционного характера боевых действий на Донбассе, сколько из-за понимания того, что и как «может прилететь в ответ».

Оно и понятно. Постепенное насыщение боевых порядков украинских войск в зоне проведения ООС противотанковыми средствами отечественной разработки, в том числе современными, вкупе с современными наблюдательно-оптическими приборами, в том числе тепловизорами, способными обнаруживать цели типа танк, или другая ББМ, на значительных расстояниях и ночью, а также «страшные» слухи об американских «Джевелинах», от которых «нет спасения», отнюдь не способствуют оккупационным танкистам в дальнейшем развитии именно этих достаточно экстравагантных и экзотических способов их самоубийства. Ведь им хочется как-то и «укропов обстрелять» и самым при этом уцелеть.

Именно поэтому, на сегодняшний день они перешли к видоизмененному, с учетом последних условий и особенностей позиционного противостояния с ВСУ, методу проведения вооруженных провокаций с применением бронетехники. Отныне никаких более-менее заметных групп бронетехники оккупантов на переднем крае не встретишь. Только отдельные единицы, которые тщательно маскируют, и которые передвигаются только в темное время суток, действуя по принципу «бой и беги». Оно и не удивительно, только в течение последнего месяца передовые украинские подразделения уничтожили и повредили, благодаря применению противотанковых средств «на нулях», до 10 единиц различной бронетехники оккупантов (в основном боевых машин пехоты типа БМП-1/2 и МТ-ЛБ).

Например, недавно, а именно - 29 мая, бойцы передового подразделения одной из механизированных бригад Вооруженных Сил Украины в районе южнее Донецка были разбужены характерными выстрелами 73,2-мм орудия БМП-1. Как оказалось, оккупанты рано утром (только рассвело), используя эту боевую бронированную машину, выдвинулись вперед, и решили с помощью ее штатной пушки внезапно обстрелять наши передовые укрепления с позиции, расположенной на нейтральной полосе.

Возможно, это им и удалось бы, но они успели выпустить не более 10-и снарядов. Боевой расчет украинского ПТРК, который уже при первых звуках двигателя вражеской БМП начал действовать по отработанному алгоритму, одним удачным пуском уничтожил ББМ врага, которая нагло лупила по нашему опорному пункту. Таким образом, в результате «мирная шахтерская БМП-1» почти сутки дымила на нейтральной полосе на поле перед лесополосой, а боеприпасы от ее БК мощно взрывались...

В этом смысле, можно также вспомнить события ранней весны в районе позиций наших войск, известных, как «шахта Бутовка» (там таким же образом действовала пара вражеских танков типа Т-72), либо постоянные террористические обстрелы украинских позиций на так называемой «Светлодарской дуге», где противник вразнобой, но часто и концентрированно, использовал БМП-2 и БТР-70/80. В обоих случаях только применение украинскими войсками ПТ-средств положило конец этим выходкам «защитников русского мира» (один из действующих на передовой танков был подбит из СПГ, и вынужден был отойти вглубь боевых порядков оккупантов, а вражеская БМП была уничтожена в ходе ее передислокации на переднем крае из ПТРК).

Поэтому становится понятно, почему оккупанты перешли от одного способа, характерного для 2014 и 2015 годов, к другому, когда приходится танки и другие ББМ применять преимущественно ночью, «поштучно» и с «рабочих» дистанций 2000 и более метров. Как оказалось, самоотверженным потомкам «совка», несмотря на все их наглость и браваду, все-таки хочется жить. А учитывая то, что укропы «постоянно завозят всякие там Стугны и Джевелины» (о чем не устает рассказывать пропаганда агрессора), отныне «кошмарить» их даже с танков и БМП становится опасно. По крайней мере, на средних и малых расстояниях. Хотя на самом деле в большинстве случаев «укропам хватает» и старого СПГ-9/9М «Копье», чтобы отогнать особенно назойливых броне-ватников, а то и вообще, отправить этих «трех танкистов, трех веселых друзей» или в морг, или на больничную койку.

Именно в контексте этой тенденции, представители «народной милиции» обоих пророссийских бантустанов обкатали и активно применяют на Донбассе еще один способ использования бронетехники, который, как им кажется, сводит эти возможности украинских войск почти на нет. Образно говоря, его обычно называют «танки + минометы».

Его появление и активное применение обусловлены именно стремлением командования оккупационных формирований резко повысить шансы «на выживание» для экипажей своей бронетехники, которая принимает участие в регулярных обстрелах и вооруженных провокациях против передовых подразделений Объединенных сил. Основной смысл этого способа заключается в совместных действиях танков (или других бронемашин) противника, совместно с минометным подразделением (обычно - батареей 82- или 120-мм минометов).

При этом, задача бронетехники противника остается почти неизменной - огневое поражение (разрушение) наших инженерных сооружений, огневых средств, боевой техники и живой силы, как непосредственно на переднем крае нашей обороны, так и в ее ближайшем тактическом тылу. Для этого враг обычно использует штатные 125-мм осколочно-фугасные боеприпасы, реже подкалиберные или бронебойные. Обычно, для выполнения задания один экипаж танка противника использует 13-15 прицельных выстрелов с 1-2 огневых позиций. А вот минометы при этом выполняют достаточно специфическую функцию - не допускают прицельного огня противотанковых средств передовых подразделений украинских войск в ответ по бронетехнике врага, которая их обстреливает. Достигается это плотным минометным огнем по заранее разведанным (определенным) позициям украинских ПТ-средств, непосредственно позициям и укрытиям, где высока вероятность нахождения личного состава, способного пустить в ход эти средства, а также «беспокоящим» огнем по позициям с целью «загнать в укрытие» боевые расчеты украинских ПТ-средств. Минометы из-за своей навесной траекторию стрельбы и конусообразного сектора разлета обломков, подходят для этого как нельзя лучше. Но иногда враг вместо минометов использует с этой целью плотный огонь крупнокалиберных пулеметов, или противопехотных автоматических гранатометов типа АГС-17/21. Главная задача при этом остается неизменной - не допустить прицельного и эффективного применения украинскими бойцами противотанковых средств по своей бронетехнике, которая в это время выполняет стрельбу на огневое поражение определенных целей.

Конечно, в арсенале подразделений ОС, особенно тех, которые держат оборону «на нулях», существует немало методов противодействия вышеназванным способам применения агрессором бронетехники. И они неоднократно это демонстрировали. Но, безусловно, знать и уметь противодействовать тактическим «хитростям» врага, это немного разные вещи. Хотя, конечно, одного без другого - не бывает ...

Константин Машовец, координатор группы Информационное сопротивление