Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 7

Продолжение вторжения. Обзор ситуации на Донбассе. Часть 7

Сегодня поговорим о «стахановской группировке» российских оккупационных войск. То есть об участке фронта от н.п. Троицкое до окрестностей г. Славяносербск. В моем понимании это, наверное, самый специфический участок линии фронта. И не столько потому, что имеет несколько весьма специфических районов и участков, таких, например, как «горячий» отрезок «бахмутки» в районе Желобка – Крымского, или очень «спорный» Первомайско-Попаснянский «узел», а из-за очень и очень высокого уровня «своеобразности» оккупационных формирований, действующих на этом участке. Скажем так, сегодня поговорим о наследии «БезМозгового» – речь пойдет о тех местах, где действовали «Призраки» незабвенного и покойного Леши Мозгового.

С точки зрения целесообразности организации каких-либо наступательных действий на этом участке, как это ни странно, он выглядит в сравнении с теми, что мы рассматривали ранее, наиболее перспективным. На мой взгляд, удерживаемый в основном формированиями 2-го АК ВС РФ «Стахановский плацдарм», открывает перед оккупантами целый набор «заманчивых наступательных возможностей». Причем, самого разнообразного характера, глубины и масштаба. Поэтому, было бы целесообразным сначала проанализировать куда, какими силами и средствами, а главное – ЗАЧЕМ российские оккупационные войска могут наступать именно с этого участка.

Итак:

– Первая возможность – поучаствовать в гипотетической операции по выдавливанию украинских войск со Светлодарской дуги или в «броске на Бахмут» путем атаки на левый фланг украинской группировки в районе Троицкого или южнее Попасной. Учитывая УЖЕ сосредоточенные в районе Калиново и Первомайска ударные тактические группы оккупационных формирований (до усиленного батальона каждая) это представляется вполне реальным. Цель – фактически окончательно устранить опасность «возвращения» ВСУ в Дебальцево и окрестности, а также устранить возможность их прорыва к Первомайску или Кадиевке с запада и северо-запада. А возможный прорыв к Бахмуту фактически вообще способен пошатнуть устойчивость нынешнего военно-политического руководства Украины.

– Вторая возможность – коротким, но мощным ударом с рубежа Донецкое – Фрунзе выйти к Причепиловке и Светличному. В таком случае, подразделения ВСУ, обороняющиеся на плацдарме у Крымского и высоты 175.9, попадут в весьма непростую ситуацию. Их снабжение и обеспечение станет возможным исключительно через Северский Донец, а оккупанты получат неплохой исходный рубеж для последующих активных действий в сторону Горского и Орехового, одновременно «сняв напряжение» на свой полуокруженный на высоте 176.0 укрепрайон в районе северо-восточнее Марьевки.

– Точно такие же «короткие тактические» действия оккупантов наступательного характера с участием «Стахановской группировки» возможны в районе Сокольники – Трехизбенка, в сочетании с одновременным ударом с Веселой Горы на Войтково, Райгородку, Старый Айдар. Но их вероятность намного меньше, нежели в первых двух случаях, ибо этому весьма «препятствует» один, но «тяжелый» фактор. Имя ему – Северский Донец и его заросшая и заболоченная пойма…

 С оперативно-тактической точки зрения, «опасные» зоны и участки те же, просто возможная глубина продвижения оккупационных войск и, следовательно, последствия таких действий, будут для ВСУ более глубоки и тяжелы. Особенно при попытке «броска» «Стахановской группировки» за Северский Донец во взаимодействии с подразделениями агрессора с соседнего Станично-Счастьевского направления.

И еще одна особенность этого участка – на своем правом фланге это один из наиболее «контрабандных» участков всей зоны АТО. Наличие значительных лесных массивов, особенно в пойме Северского Донца, различных троп и проселков, весьма этому способствует.

Теперь о плюсах для оккупантов:

– Наличие под их контролем рокады, именуемой в народе «бахмуткой», выводящей прямо из района Луганска к передовым позициям у Жолобка и по всей длине от Смелого до Долгого. А также осевых «подводящих» коммуникаций со стороны Кадиевки к Фрунзе, Первомайску, Ирмино и тому же Калиново. Это позволяет российским наемникам маневрировать силами и средствами достаточно вольно и оперативно.

– Пересеченная местность в зонах, вплотную прилегающих к линии разграничения, с одновременным контролем практически всех господствующих высот на большей части протяженности этого участка, позволяет скрытно накапливать необходимые силы и средства для наступления. Это справедливо не только для бронетехники и живой силы, но и для артиллерии, которая, кстати, активно используется оккупантами в зоне ответственности «Стахановской группировки» скрытно и в нарушение всяческих «Минсков», или побатарейно. А в отдельных случаях даже отдельными огневыми взводами или в составе «мобильных огневых групп смешанного состава». Это весьма «красочно» было заметно во время событий у Троицкого, Новоалександровки, Жолобка или Крымского. Оккупанты в считанные часы выдвигали и разворачивали «на угрожаемых направлениях» достаточно артиллерийских средств, включая ствольную артиллерию калибром 122 и 152 мм, а также 122-мм РСЗО. Они явно таскали все это добро не из Лутугино, а откуда-то поближе.

– Конфигурация Стахановского плацдарма, по сути, способствует командованию оккупационных формирований в скрытности подготовки каких-либо наступательных планов до «последнего момента». У них есть возможность в короткое время сконцентрировать силы и средства на правом или на левом флангах, а также ОДНОВРЕМЕННО на обоих. При этом основная группировка до «назначенного часа» может быть сосредоточена в районе Перевальск-Алчевск-Кадиевка. В данном случае украинское военное командование должно просчитывать возможные варианты, и быть готовым к «броску» оккупантов на Бахмут, Троицкое или на Новый Айдар, Светличное.

– Население местное, фактически «тотально ватное». Со всеми вытекающими последствиями, вплоть до стрельбы в спину исподтишка или совершения диверсий в тылу украинских войск. «Инициативная» разведка позиций ВСУ, закладка мин и корректировка огня оккупантов - это все из этой «козляческой серии» а-ля Паша «Сопля» Дремов. Именно этот участок, в частности, его правый фланг, является излюбленным местом применения всяческих «спецподразделений» оккупантов типа задрапированных российских спецназовцев, «русичей», «казачьих сотен» и прочего отребья…

– На этом участке оккупанты весьма неплохо изучили систему обороны ВСУ, вплоть до отдельных опорных пунктов, наших запасных позиций и мест сосредоточения резервов. Расхолаживание и пренебрежение суровыми правилами войны, навеянные ее «позиционным» характером, к сожалению, имеют место быть.

– Сравнительная близость запоребриковых территорий так же оккупантам «в помощь». Особенно в двух контекстах: при какой-либо «активности» и «напряжении» в районе Красной Таловки и захвате развилки у Казачьего даже некими «диверсантами» при проведении «глубокой операции», при решении вопросов снабжения и обеспечения «сквозняком» через уже опробованный маршрут у Давыдо-Никольского, через Луганск и «бахмутку», все необходимое «для жизни и боя» может подаваться непосредственно в передовые подразделения оккупантов в районе Кадиевки, Фрунзе, Калиново или Первомайска.

Теперь о минусах, которых, на мой взгляд, пока больше и они весомее:

– Какое-либо «дерганье» в сторону левого фланга украинской группировки, развернутой на Светлодарской дуге, чревато для оккупантов весьма значительным списком трудностей. Начиная от фактически эшелонированной системы обороны ВСУ на этом направлении, которую придется буквально «прогрызать» чтобы продвинутся в заданном направлении даже на пару сотен метров, и заканчивая открытым характером местности к западу от Кадиевки, которая местами весьма хорошо просматривается с украинских позиций. Все это так же справедливо в части «прогрызания» и для участка в районе Крымского, Новотошковки, Трехизбенки и Сокольников. Прорываться тут им будет очень непросто.

– Украинское военное командование на этом направлении имеет возможность весьма эффективно противодействовать любым наступательным поползновениям противника целым рядом простых, но действенных способов, которыми можно не только остановить наступление оккупантов, но и потушить его «на самом взлете». Говорить о них, по понятным причинам, я не буду. Назову лишь один пример – захват Попасной или попытка прорваться к Бахмуту через район южнее ее, может быть пресечена украинским же контрударом на Алмазную. А попытки прорваться на Новый Айдар, райгородок или Войтково, могут быть нивелированы аналогичными действиями ВСУ в отношении поселка Смелое. Косвенным подтверждением тому, что командование оккупантов все это прекрасно понимает, стали мероприятия, проводимые им в отношении укрепления и усиления участков в районе Калиново и Смелого, зафиксированные группой ИС в течение конца 2017-го и начала 2018-го годов.

– Относительно охватывающее положение ВСУ по отношению ко ВСЕЙ «Стахановской группировке» оккупационных формирований вообще делает ее положение весьма шатким. Если, допустим, командование ВСУ столкнется с фактом подготовки российским оккупационным командованием каких-либо наступательных действий с этого плацдарма, оно вполне может захотеть «решить проблему кардинально». Например, организовав встречные удары со стороны Вергулевки и через Степовое прямо «под обрез», к северным и северо-западным окраинам Алчевска. Естественно, пока это ФАНТАСТИЧЕСКИЙ сценарий, но полностью исключать чего-то похожего я бы не стал. Поэтому, оккупантам приходится при планировании каких-либо своих действий со Стахановского плацдарма, в том числе наступательного характера, учитывать его некое «подвешенное» положение и держать в глубине целый набор резервов, а так же ограничивать количественный и качественный состав своих формирований, непосредственно действующих на переднем крае всего этого участка. По сути, это «взывает» к некоей «сдержанности» оккупантов в их аппетитах на этом участке…

Побряцать оружием под Жолобком, обстрелять Крымское и украинские опорники вблизи него, пострелять в районе Троицкого или у Попасной конечно можно. Но концентрировать там что-либо «основательное» оккупанты явно опасаются, поскольку в любой момент «укропы» могут начать атаку в этом районе совершенно на другом участке, и прорваться не просто на фланг, а и в тыл всей «Стахановской группировке»…

Потому приходиться «рыть окопы» у Смелого и Долгого, зарываться у Калинового и Первомайска в землю, стаскивать «броню и минометы» к Веселогоровке, и вообще, «укреплять окрестности Кадиевки и Алчевска».

Константин Машовец, координатор группы «Информационное Сопротивление»