Пазл российских потерь в Сирии

Пазл российских потерь в Сирии

Что же, ни дня без свежей информации о потерях ВС РФ в Сирии, причём, потерях, которые измеряются не рядовым составом, а высшим офицерским. Да, я имею ввиду прозвучавшую намедни новость о том, что от полученных ран в Сирии 30 сентября в военном госпитале имени Н.Н. Бурденко от полученных ран скончался командир 61-й отдельной Киркенесской бригады морской пехоты Северного флота полковник Валерий Федянин. И как в случае с генерал-лейтенантом Асаповым эта история одновременно говорит о многом и порождает ряд вопросов. Но, обо всё по порядку.

Итак, известно, что Валерий Федянин подорвался на фугасе, при этом, изначально никакой официальной информации не поступало и лишь после того как в социальных сетях было опубликовано о смерти полковника, журналистам в МО РФ таки подтвердили очередную потерю в рядах “интернационалистов”. Но, когда, где и прочие подробности так и остались нераскрыты.

Однако, дабы разобраться в истории с Федяниным, следует вспомнить ещё две недавние смерти в рядах ВС РФ, а именно, “интернационалиста” из Братска Владимира Тарасюка и упомянутого ранее генерал-лейтенанта Асапова и складываем пазл.

Владимир Тарасюк погиб 16 сентября в районе Дэйр-эз-Зора, после нападения на их транспорт боевиков. Захоронен в Братске он был 20 сентября и там же, на похоронах, от младшей медсестры Ольги Долматовой впервые прозвучала информация о том, что вместе с Тарасюком пострадали два полковника и генерал. По её словам, было сложно понять, пострадали, означает, погибли или были ранены, но её интервью очень быстро исчезает с сайта «Братской студии телевидения».

Чуть позже становится известно о гибели Асапова, попавшего под минометный обстрел, находясь в командном пункте. Тогда так же сообщается о том, что вместе с Асаповым погиб переводчик. В тот момент у меня и возникли первые сомнения в официальной версии гибели Асапова, которые я на прошлой неделе уже высказывал, в частности, 200-й генерал очень красиво укладывался в рамки интервью Долматовой и осталось ждать лишь одного – информация о ранении или же гибели полковника (полковников).

И вот, не прошло и недели, а оказывается, один из полковников таки отбыл к дидам. Причём, по позвучавшей версии, он получил ранение, ставшее для него смертельным, после подрыва на фугасе. То есть, выходит, минометного обстрела не было, а был подрыв транспорта? Или был и обстрел, и подрыв и ещё много каких неизвестных нам эпизодов? Во всяком случае, именно версия с нападением на транспорт (подрыв), на фоне складывающегося пазла выходит наиболее достоверной. В противном случае выходит, что в Сирии чуть ли не ежедневно отстреливают офицеров не последнего порядка, а что тогда говорить о рядовых “интернационалистах”?

А теперь главное – когда же мы узнаем имя погибшего с Асаповым переводчика, а так же, самое интересное, как там здоровьечко у второго полковника?

zloy_odessit, «Информационное сопротивление-ЮГ»