«Открытый диалог» с российскими спецслужбами

«Открытый диалог» с российскими спецслужбами

Многие обратили внимание на новость, что всколыхнула информационное пространство сразу нескольких стран: Украины, Молдовы, Польши и Казахстана. В сообщении, переданном СМИ, говорится о рассекреченном отчёте специальной комиссии по расследованию парламента Молдовы, который называется предельно просто: «Обстоятельства вмешательства фонда «Открытый диалог» во внутреннюю политику Молдовы».

Как гласят выводы, сделанные профильными силовыми ведомствами страны, одна из основательниц фонда, Людмила Козловская, «проводила работу в интересах российских спецслужб и олигархов с сомнительным прошлым».

Ранее всё та же комиссия сообщила, что сама организация «Открытый диалог» лоббировала интересы преступников из стран СНГ, а также занималась дискредитацией в европейских институциях – таких, как Еврокомиссия, - ряда восточноевропейских государств. Кроме всего прочего, фонд вёл подрывную деятельность против Молдовы, в которую были вовлечены оппозиционные политики и гражданские активисты. В отчёте, к слову, даже указаны имена этих молдавских политиков, с которыми сотрудничали Козловская и её структура.

Однако сейчас речь пойдёт не о молдаванах, которые финансировали «Открытый диалог», а о самой деятельности этого фонда и о его связях с российскими спецслужбами.

Пожалуй, следует начать с того, почему этим фондом начали интересоваться.

Фонд начал открыто работать с 2009 года в Польше, ориентируясь в своей деятельности на Россию, Казахстан и Украину. С начала Революции достоинства его основатель, Людмила Козловская занялась большим проектом – отправкой украинским журналистам, которые были на Майдане, касок и бронежилетов. Во время войны на Донбассе фонд отправлял товары военного назначения для нужд якобы армии. В большинстве своём, как показывает практика, вооружение шло отнюдь не в руки украинских военных.

Кстати, следует сразу отметить, дабы не затруднять изложение в последующем, что в декабре 2014 года фонд получил лицензию (право) на продажу оборонительного оружия, которую дал экс-глава службы военной контрразведки Петр Питель. Сейчас он находится за решёткой и обвиняется в сотрудничестве с российской ФСБ.

В письменном разрешении говорилось о военной амуниции, в том числе шлемах без аксессуаров, налокотниках, наколенниках, защите для лица, бронежилетах, а также защитных костюмах от радиационного, химического или биологического загрязнения.

Необходимо сказать, что на протяжении многих лет (а ведь разрешение Петеля отменили только в прошлом году) Кремль использовал данный документ в пропагандистских целях – как обоснование мифологемы о продуцировании войны со стороны Запада, а не России.

В дальнейшем эта «правозащитная организация» организовывала кампанию по освобождению Надежды Савченко из тюрьмы. Подавала – в качестве прикрытия, конечно, - санкционный список, возглавляемый лично Путиным. В 2015 году польская пророссийская партия «Смена» («Zmiana»), руководитель которой также арестован за сотрудничество с российскими спецслужбами, в рамках прикрытия даже намеревалась добиться возбуждения уголовного дела против «Открытого диалога» за «нанесение ущерба имиджу Путина». В общем, «Общественный диалог» и его руководство, как могли, зарабатывали себе политический и общественный вес как в Украине, так и за её пределами.   

А теперь давайте перепрыгнем через пару-тройку лет и перейдём к событиям 2017 года. В середине июля минувшего года Польшу охватывает массовая волна протестных акций, вызванных желанием властей усилить контроль над судебной системой. Подобное решение приводит в негодование и улицу, и европейских чиновников.

В это же время гражданский муж той самой Людмилы Козловской, поляк Бартош Крамек, пишет пост в Фейсбук, который моментально расходится в ленте. Сам пост призывает употребить 16 шагов на пути неповиновения властям.    

План был прост: создать революционную обстановку на территории Польши. Именно поэтому в список входили такие пункты, как развёртывание палаточных городков, постоянный уличный протест, блокировка правительственных учреждений, смена власти, отказ от выплат налогов и т.д. В общем, всё это касалось вопросов национальной безопасности.

И потому, что это относилось именно к этим вопросам спецслужбы Польши и начали проводить активные мероприятия по дознанию, блокировке и ликвидации «Открытого диалога».

Русские отлично понимали специфику подобных контрмер, но особо не переживали, так как знали: пока Европа выступает против правого курса Польши, она слепо будет поддерживать борцов за демократию, даже если те непосредственно выполняют приказы из Москвы. Поэтому в Брюсселе и в других европейских столицах все думали так: польские силовики по указке местных властей решили закрыть рот правозащитникам с такой хорошей репутацией.

Мы поэтому и увидели целую череду примечательных событий: это и депортация Козловской, и её срочный выезд в Украину, дальнейшие её заявления о преследовании, слежке на нашей территории. Затем следует запрет на въезд в Шенгенскую зону, кстати, с наибольшим уровнем предупреждения. В дальнейшем дело Козловской вызывает бурное негодование в почитаемых мировых СМИ – впрочем, как это обычно и происходит – в американских и европейских.

Далее от имени партии европейских либералов приходит письмо в адрес Европейской комиссии с требованием осудить Польшу за, вдумайтесь, злоупотребление правилами Шенгенской зоны. Уже в сентябре этого года основательнице фонда Бундестаг (немецкий парламент) выдаёт специальное разрешение на въезд в Германию. Там она выступает с речью о ликвидации европейского права в Польше и Венгрии.

В конечном итоге между Германией и Польшей возникает дипломатический скандал: немецкого посла вызывают на ковёр МИД Польши, а президенты двух стран проводят телефонные переговоры.

В последующем Козловская выступает в Европарламенте по схожему вопросу, после чего уже наступает дипломатический конфликт между Польшей и Бельгией.

Затем возникает фейковая фотография (сделанная, вероятно, русскими), на которой изображена Козловская с американским миллиардером – Джорджем Соросом. Это фото, конечно же, признают фейковым – опровержение дадут в The New York Times, - однако очевидно, что этот шаг был сделан для того, чтобы обеспечить основательнице фонда образ борца на американские деньги (классическая схема, которую используют русские спецслужбы для перевода стрелок). А, учитывая, что Сорос пребывает в давнишнем конфликте с премьером Венгрии, фейк очень походил на правду.

Далее Козловская получает право на въезд в Великобританию и во Францию. Она выступает на панельных дискуссиях, соответственно, в здании Палаты общин и Европарламента. Польский МИД отправляет свои ноты протеста, но всё безрезультатно.

В конечном итоге Козловская добивается того, что проводит выступления на полях Европейского Совета и ООН. А, согласно её распорядку, сейчас у неё запланированы мероприятия в итальянском Сенате, парламенте Австрии, парижской Сорбонне.

Вероятно, нынешний скандал и рассекреченный отчёт парламента Молдовы не станет для западноевропейских коллег тем доказательством, что вынудило бы их признать факт вмешательства России (через Козловскую) в дела их восточных соседей. Точно так, как ранее британские власти не признали выводы польских спецслужб верными и предоставили основателю фонда право на въезд.

А всё почему? Здесь есть несколько причин. Первая, наиглавнейшая, все те страны, в которых работает Козловская, так или иначе, имеют разные проблемы, актуальные для Запада, на которых она и спекулирует. Вторая причина – это работа Козловской и её фонда с опальными казахскими, молдавскими миллионерами. Её прямая связь, те услуги, что она оказывала отбывающему тюремный срок молдавскому олигарху Платону, напрямую могут подвести европейцев к идее, что Козловскую действительно в Молдове преследуют по политическим мотивам. 

Относительно дела Вячеслава Платона всё выглядит не так уж и просто, как кажется на первый взгляд. Ныне молдавский миллионер действительно отбывает тюремный срок на территории своей страны. Его присудили к 18 годам лишения свободы за выведение многомиллиардных средств из банков России, Молдовы и стран Балтии. Все эти средства переводились в учреждения-пустышки на территории островов Карибского бассейна. В историю эта схема вошла как «Российский ландромат».

И всё бы ничего: поймали и поймали, но всё дело в том, что в этой схеме напрямую участвовала, и к этому выводу пришли 32 журналиста из разных стран, российская ФСБ. Это значит, что Платон был просто брошен за решётку, а его долю поделила спецслужба РФ.

Поэтому неудивительно, что лоббированием его интересов в Европе занялась Людмила Козловская, напрямую связанная с российскими силовиками. Это даже выгодно: ведь ты можешь при помощи подложного правозащитника высвободить ещё часть средств у опального олигарха. А если вы посмотрите на адвокатскую команду олигарха, то сразу поймёте, что его делом лично занимаются российский спецслужбы. Думаем, всем понятны шансы на его освобождение.

Между тем, мы немного отошли от заданного статьёй вектора. Сейчас следует отметить наиболее важные детали в деле самой Людмилы Козловской, детали биографические.

Начнём с того, что глава польского фонда - уроженка города Севастополь. Во время аннексии Россией Крыма она моментально приобрела гражданство страны-агрессора в силу прошлой своей деятельности.

Её прикрытие, легенда, как принято говорить, является фальшивкой. В 13-летнем возрасте она не открывала первую украинскую библиотеку в Севастополе; она вообще ничего там не открывала, так как библиотека была создана на деньги украинской диаспоры.

Она также соврала по поводу своего участия в событиях Оранжевой революции: никакого участия в делах протестного крымского движения «Чёрная пора» Козловская не принимала. Во всяком случае, её участники о ней не знают.

Всё это говорит о том, что основательница фонда давно работает на российские спецслужбы.

Но самое интересное – это главный спонсор «Открытого диалога». И это отнюдь не опальные казахские и молдавские олигархи, это брат Козловской – Пётр.

Этот человек в конце 90-х – в начале 2000-х отжимал бизнес на территории Крыма. Таким образом, при помощи рейдерских операций, к нему попал во владения завод оборонного назначения «Маяк». Сейчас это предприятие выпускает приборы морского освещения для российского флота. Как вы понимаете, после аннексии Россией Крыма завод был исключён из списков имущества на отчуждение. Это снова-таки подтверждает прямую связь семьи Козловских со спецслужбами РФ.

Да и вообще, учитывая, что Пётр занимался нелегальной деятельностью, он не мог не попасть в разработку российских силовиков: спецслужбы всегда занимались делами криминальными, они координировали и направляли этот бизнес. Ведь последний – один из явных нелегальных финансовых потоков, денег, что поступают не в бюджет, а в карманы высокопоставленных силовиков. Подобные Козловскому люди – кошельки российских генералов.

Доля финансовых вливаний брата Людмилы составляет 70% от общего сгенерированного фонда. Далее работают подставные фирмы-прокладки. Только с 2012 по 2015 годы Пётр Козловский пожертвовал в фонд кругленькую сумму 1 616 384 злотых.

Интересно, что продукция основного спонсора фонда направляется через два дочерних предприятия, что находятся в Санкт-Петербурге, на российские государственные верфи, обслуживающие военно-морской флот РФ. Директора этих компаний также принадлежат к числу крупнейших доноров «Открытого диалога». Вот вам очередная финансовая схема, организованная российскими спецслужбами.

Выплачивает он последним условные откупные и посредством выручки от проданных арендованных помещений и квартир заводских рабочих, которых выгнали за пределы ранее предоставленных помещений.

Все предприятия Козловского, что, как он говорил, были отчуждены оккупантом, на самом деле всё ещё принадлежат ему. Владеет ими, правда, его мать – Сидония. Но самое интересное, что – и на это указывает его бывшая жена – сам собственник завода «Маяк» долгое время финансировал партию «Батькивщина» (лидер – Юлия Тимошенко), а также ряд праворадикальных организаций на территории Украины, что часто становятся «случайными» участниками российских провокаций на территории нашего государства.

Как вы понимаете, у него, как и у его сестры Людмилы, также есть российский паспорт. И он, так же, как и она, пытался выдумать американскую легенду, правда, чуть более упрощённую. Пётр Козловский просто говорил, что ранее эмигрировал в США.

На сегодняшний день мы имеем заявления украинских правоохранителей, в которых указано, что Козловская обвиняется в государственной измене, содействии деятельности террористической организации и финансировании терроризма. Мы также располагаем сведениями польских спецслужб. У нас имеется рассекреченный отчёт молдавского парламента относительно деятельности её фонда.

Однако пока мы не увидели должной реакции со стороны западноевропейских государств. Они всё так же позволяют ей посещать публичные дискуссии на высшем уровне, участвовать в парламентских слушаниях, общаться с влиятельными людьми и, главное, гибридить в интересах Кремля. А всё потому, что определённые политические круги в Европе устраивает условно либеральный подход, что выглядит приблизительно так: критика противников западников в обмен на поддержку.

И наплевать всем, что эта критика исходит из уст представителей российских спецслужб, что русские таким образом проводят разведывательно-подрывную деятельность. Что эти люди помогают Кремлю обойти санкции, разжигать военные конфликты и раскалывать и без того неоднородное европейское общество.

Думаем, что и сейчас, после заявления молдавского парламента, европейские политики пропустят атаку российских «спящих». Впрочем, может мы и ошибаемся.          

Секция «Дельта», группа «Информационное Сопротивление»