Охота на «диких гусей», или почему «патриотам» Шойгу не нравится музыка пригожинского «Вагнера»

Охота на «диких гусей», или почему «патриотам» Шойгу не нравится музыка пригожинского «Вагнера»

После переизбрания Путина война между группировками Пригожина и Шойгу за ресурсы существенно обострилась. Затухание войны в Сирии сужает кормовую базу для министерства обороны и вынуждает российских военных активно заходить на поле работы ЧВК, где пока доминирует ФСБ. Инцидент с гибелью съемочной группы из РФ в ЦАР явное тому подтверждение.

Расстрел по-черному

Уже практически неделю внимание мировой общественности приковано к гибели трех российских граждан, которые нашли свою смерть очень в глубинных районах Африки. 31 июля на земле, раздираемой многолетней гражданской войной Центральноафриканской республики были расстреляны Орхан Джемаль, режиссер Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко.

Несмотря на то, что материалы о столь значимом ЧП не сходят с первых полос российских изданий разобраться в реальной картине произошедшего, оказывается весьма непросто. Все дело в том, что в информационный гул, стоящий вокруг инцидента, не позволяет прийти ка какой-либо однозначной версии. Здесь существует разброс от банального ограбления до политических мотивов.

Начать следует с того какую же цель съемочная группа преследовала на территории страны, которая изнутри кишит различными враждующими между собой вооруженными группировками. Если ранее за ресурсы и власть в ЦАР между собой воевали повстанческий альянс мусульман «Селека», и их оппоненты из христианской группировки «Антибалака», а также силы ряда соседних держав, к примеру выходцы из Чада или ЮАР, то в последнее время к ним присоединились новые штыки.

Поскольку война на земле республики идет уже с 2012 года, то острый интерес трио из Центра управления расследованиями к положению текущим там процессам был явно вызван совсем не традиционными участниками этого конфликта. Также сомнение вызывает, что имеющий военную специализацию Джемаль ехал в ЦАР на сафари, чтобы поснимать красоты местных национальных парков Сан-Флорис, Баминги-Бангоран или Дзанга-Санга, а также порыбачить на реке Убанги в обществе тамошних карликовых бегемотов, безусловно измученных войной.

Очевидно, что откомандированная в ЦАР съемочная группа ехала готовить материал, который бы вызвал большой отклик и живой интерес у российской аудитории. Такая простая логика подталкивает на мысль, что товарищи из ЦУР хотели рассказать о деятельности новейшего обитателя африканских саванн – ЧВК «Вагнера», которая уже отметилась на Донбассе и в Сирии.

По имеющимся данным, съемочная группа изначально должна была отправиться именно в Сирию, где они должны были расследовать работу «вагнеровцев». Об этом рассказал руководитель Центра управления расследованиями (ЦУР) Андрей Коняхин, который работает на фонд «Открытая Россия» российского опального олигарха Михаила Ходорковского. По его словам, группа прорабатывала различные способы попасть в Сирию и даже нашла консультанта, который должен был попасть туда через Ирак. Но он погиб, по странному стечению обстоятельств, и логистика была перестроена на Центральноафриканскую республику.

Кроме того, заместитель ЦУР Анастасия Горшкова также подтвердила, что группа Джемаля отправилась в ЦАР именно для подготовки видеофильма о российских наемниках в стране и о российском присутствии в целом. Далее события разворачивались по следующему сценарию: 29 июля журналисты вылетели в Банги, 30 июля связь с ними пропала, а 31 июля появились первые сообщения о найденных трех убитых россиянах, при которых нашли удостоверения газеты «Известия».

Изначально со ссылкой на власти ЦАР сообщалось, что машину съёмочной группы обстреляли из засады на одном из блокпостов. Группа Джемаля ехала на встречу с консультантом, помогающим в организации съёмок. При них была дорогостоящая аппаратура и деньги (около 8,5 тысяч долларов). Это сразу вызвало к жизни версию о том, что россияне были лакомой мишенью для грабителей.

Но тут возникает резонный вопрос, если грабителей интересовали деньги и дорогая аппаратура, то зачем же они изрешетили автомобиль, ведь они могли таким образом повредить оборудование и даже привести к взрыву самого автомобиля. Но тем не менее, машину съёмочной группы обстреляли из засады в кустах около полуночи, рядом с центральноафриканским городом Сибю. Мэр города заявил, что россиян предупреждали об опасности передвижения ночью. Важно указать, что после обстрела водитель остался жив, что являлось дополнительным аргументом в пользу ограбления, ведь именно он мог выступить наводчиком для потенциальных грабителей.

Но далее версия об ограблении начала стремительно сыпаться. Изначально власти ЦАР сразу заявили, что к убийству могут быть причастны боевики повстанческого движения «Селека». Данная группировка является оппозиционной к действующему президенту ЦАР Туадере, который опирается на россиян. А это значит, что приезжих боевики могли принять за противостоящих им российских наемников, и по этой причине ликвидировать.

Но здесь тоже есть ряд нюансов. Во-первых, дорога из Банги до Бомбари, куда направлялась съемочная группа по рекомендации фиксера Мартина, следы которого впоследствии растворились, и никто не может его идентифицировать, для встречи с местным проводником считается относительно безопасной, т.к. контролируется правительственными силами. Во-вторых, выяснилось, что россияне для поездки решили объединиться с еще одной машиной, следуя правилам безопасности, которые составлены специалистами ООН. Они рекомендуют передвигаться в ЦАР группами как минимум из двух машин, при этом в каждой должно быть не менее двух человек.

В итоге автомобиль команды Джемаля ехал не один, а в колоне с автомобилем сопровождения. Автомобиль, в котором были трое россиян и местный водитель, шел вторым. Первую машину убийцы, находившиеся в засаде, пропустили и целенаправленно напали на ту, где находились Джемаль, Расторгуев и Радченко. Пока неизвестно, кто ехал в первом автомобиле. Выходит, что именно они были целью нападавших, и это уже совсем не банальное ограбление.

Особый интерес представляют показания выжившего шофера, они приводятся в статье центральноафриканского издания Corbeau News. Водитель сообщил факты, которые до основания разносят российское вранье о гибели журналистов, а именно, сообщается, что нападавшие были в балаклавах (а не тюрбанах, как разносится по российским медиа), а погибшие с ними свободно общались. Совершенно исключено, что Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев свободно владеют языком санго, или даже арабским. Хотя российские пропагандисты и здесь забрасывали утку о нападении арабских боевиков, которых попросту нет в данной части ЦАР.

Выходит, что россияне встретили свою смерть от рук своих же земляков, которые сначала со стрельбой остановили автомобиль, захватили съемочную группу в заложники, вероятно пытали, а потом ликвидировали и перевезли трупы в другое место – подальше от блокпоста, где была совершена атака. На это указывает ряд моментов.

Телевизионщики по непонятным причинам почему-то свернули с дороги на Бомбари – вероятно, что сделали они это не добровольно, а были захвачены кем-то. Также очень возможно, что на то место, где нашли их трупы – 23 км от населенного пункта Сибю их привезли уже мертвыми. Коллеги погибших указывают на то, что множество улик с места обнаружения тел указывают, что это было спланированное, а не спонтанное убийство

На это указывает, к примеру, характер ранений, полученных Расторгуевым, — два выстрела в область сердца: два входных пулевых отверстия, расположенных совсем близко друг от друга, четко видно на фотографии Александра. Также на всех фотографиях, сделанных в районе обнаружения тел, Орхан и Александр лежат рядом. А Кирилла на этих фото нет. Все вместе они только на снимках из морга.

Это говорит о том, что ему удалось бежать, он был ранен и скончался уже от кровопотери. Но он успел создать чат в Телеграмм и связаться со своей подругой в России. Девушка спросила, как они добрались, но ответа так и не поучила. И произошло это 31 июля. То есть на второй день после того, как, по официальной версии местных властей, все трое были убиты.

Помимо этого существует еще одна большая странность, которая не позволяет быстро и качественно провести расследование убийства. Потерялось подписанное консулом России в Центральной Африке свидетельство о смерти Орхана Джемаля. Это осложняет выяснение обстоятельств старшего группы, и возможно нацелено на то, чтобы скрыть информацию о следах пыток. В МИД РФ в потере заключения о смерти Джемаля обвиняют французскую авиакомпанию, которая перевозила тела погибших: «Думаю, потерял перевозчик, так как без этого документа тело не пропустили бы в Париж и из Парижа», - написала пресс-секретарь МИД РФ Захарова.

Тем не менее, все выглядит так, как будто кто-то очень хочет, чтобы Джемаля предали земле до того, как будет преданы огласке обстоятельства его гибели. И так, очевидно, что за ликвидацией граждан РФ стоят российские наемники. Но кто именно и каковы мотивы этих людей?

Кто, где, почему: дело ясное, что дело темное

Российская пропаганда вопит о том, что главным заказчиком убийства команды Джемаля, которые прибыли в ЦАР расследовать деятельность кремлевских наемников выступает не кто иной, как оппозиционер-эмигрант Михаил Ходорковский, отправивший их на верную смерть.

При этом делается попытка убедить российскую общественность, что за кровавым инцидентом прослеживается рука Лондона, ведь Ходорковский в настоящее время находится на территории Великобритании. Именно британские кураторы якобы приказали Ходорковскому заманить россиян в ЦАР, и так организовать их убийство. Цель якобы лежит на поверхности: «российские позиции в Африке заметно укрепились в последнее время, и конкретно в ЦАР работает множество российских военных и гражданских специалистов, которые помогают правительству страны бороться с терроризмом и помогают восстанавливать экономику»

В тоже время подлые англосаксы, как всегда, мешают россиянам пилить ресурсы ЦАР, и сами хотят наложить лапу на контрабандные алмазы при помощи своих карманных террористов, и для этих целей им очень нужна антироссийская истерия. Россияне даже жалуются на то, что в местной прессе ЦАР против них началась информационная атака, и теперь им будет очень сложно вернуть доверие местного населения.

Сюрреализм описанной версии удивил бы даже покойного Геббельса, но как говорится, чем больше ложь, тем больше в нее верят. А вот если опираться на данные анализа ряда моментов, то можно найти истинного бенефициара показательной кровавой расправы над журналистами.

Начать нужно с деталей биографии старшего съемочной группы – Орхана Джемаля.

Как оказалось он совершенно не простой сотрудник СМИ и уж тем более не борец-бессребреник. Ряд фактов из его биографии указывают на тесные связи со спецслужбами, а именно ГРУ. Российский предприниматель и политик Константин Боровой напрямую назвал Джемаля агентом российских спецслужб и классическим провокатором. Он подчеркивает, что Джемаль –соратник известного пропагандиста и провокатора Максима Шевченко, участвовал вместе с ним в пропагандистском проекте интернет-сайт «Кавказская политика». В 2008 году Орхан Джемаль был награжден медалью «За принуждение к миру» за участие в военных действиях в Южной Осетии, то есть выступал активным пропагандистом Кремля. Орхан Джемаль в полной мере наследовал дела своего отца Гейдара Джемаля. бывшего активного члена общества «Память», созданного советскими спецслужбами, вместе с нацистом-«философом» Дугиным участвовал в различных нацистских сообществах, таких как «Чёрный орден SS».

Многие могут сказать, как же Джемаль может быть на стороне российских спецслужб, если он публично в 2010 году объявил себя оппозиционером и даже подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти»? В этом то и состоит смысл провокаторской деятельности.

В истории СССР есть много примеров, когда отдельным публичным фигурам позволяют то, за что других сажают и убивают – критиковать власть, ездить за границу. Такие люди были или агенты советской спецслужбы ВЧК-ОГПУ-КГБ, или, чаще всего, кадровые офицеры госбезопасности или разведки. Их цель – сбор информации, влияние, привлечение к себе потенциальных недовольных. Для этого им и позволяют то, что для других чревато арестом и смертью.

Каждый сам может выбрать, какой вариант для него кажется более вероятным. Под прикрытием бунтаря и исламиста легче всего проникнуть к исламистам, собирать о них сведения и направлять их.

То, что Орхан Джемаль тесно связан с военной разведкой указывает на то, что его участие в подготовке фильма про деятельность ЧВК «Вагнера» в ЦАР могло также быть частью какой-то большой игры, и он вряд ли бы раскопал о деятельности «вагнеровцев» нечто такое, что могло бы обескуражить российскую и мировую общественность. Известно, что убитые российские репортеры искали связь между Путиным и золотыми приисками Ндассима в ЦАР.

Гигантский золотой прииск, предположительно контролируется и охраняется людьми Пригожина, одного из приближенных президента Владимира Путина, в далекой африканской стране, где находятся богатые месторождения алмазов и урана — которые Кремль также хочет добывать. Джемаль и его напарники пытались отснять материал на золотом прииске Ндассима, переоборудованием которого, по некоторым данным, занимается компания Пригожина и который охраняется частной военной компанией «Вагнер».

Также «вагнеровцы» очень интересуются добычей алмазов в районе города Бриа. Вероятно, расследование должно было доказать, что «что развертывание в ЦАР российских ЧВК и проникновение России в добывающий сектор — это части единого целого».

Выходит, что как бы очевидно: именно ЧВК «Вагнера» заинтересована в ликвидации назойливых гостей из ЦУРа , которые хотят накопать на нее компромат. Но именно здесь и зарыта собака: как бы это не звучало парадоксально ЧВК «Вагнер» меньше кого бы то ни было из находящихся в ЦАР был бы заинтересован в убийстве.

С одной стороны ничего интересного такого, что можно было бы доказать – съемочная группа даже теоретически не могла раскопать. Из всех горячих точек, где действует эта ЧВК – ЦАР – самая легальная, по ней меньше всего вопросов. Выходит, что убивать их не зачем, и более того «Вагнер» меньше кого бы то ни было из находящихся в Африке был заинтересован в их убийстве.

Но если за убийством группы Джемаля не стоят повстанцы из «Селеки» или наемники «Вагнера», то кто же эти таинственные киллеры?

 

Истинным «Патриотам» не по душе музыка «Вагнера»

Для начала стоит снова вернуться к личности Орхана Джемаля. Сразу после обнаружения трупов в СМИ просочилась информация, что при них были обнаружены просроченные пресс-карты российского издания «Известия», которое приближено к ГРУ ГШ РФ, т.е. к ведомству Сергея Шойгу.

Поэтому вырисовывается еще одна версия. Шойгу мог направить Джемаля для решения специальной задачи в ЦАР в интересах ГРУ, а потом там же и пустить его в расход, что видимо было той частью задания, о котором Джемаль не должен был догадываться.

То, что Шойгу был прекрасно осведомлен о слабых возможностях раздобыть компромат против ЧВК «Вагнера» в ЦАР не вызывает сомнений. А значит ему был очень выгоден сценарий гибели команды Джемаля, Расторгуева и Радченко, чтобы все стрелки перевести на Пригожина.

Здесь интерес Шойгу является очевидным. В июле 2018 года при Министерстве обороны была создана своя собственная ЧВК «Патриот». В нее берут в основном профессиональных военных, которые до сих пор проходят службу в Минобороны. В «Патриоте» больше платят (от 400 тысяч до 1 миллиона рублей, то есть 6-16 тысяч долларов) и боевые задачи ставят лучше, чем в «группе Вагнера». При этом «командировки» занимают не более месяца-двух. Также бенефициары «Патриота» могут получать процент от сделок между ЧВК и заказчиками ее услуг.

Одним словом, на рынке «диких гусей» стало тесно, ФСБ с ее ЧВК «Вагнера» придется существенно попотеть, чтобы сберечь свои позиции в разных «горячих точках» мира и сдерживать натиск наглых конкурентов из  Министерства обороны и ГРУ.

Если на территории РФ соратникам Шойгу очень сложно тягаться с путинскими опричниками из ФСБ, то эту слабость они стремятся компенсировать ударами по «врагу» на территории иностранных государств.

Самым ярким тому примером служит кровавая мясорубка, которую ЧВК «Вагнера» Шойгу устроил в Сирии. Как известно «повар Путина» Пригожин решил потеснить министерство обороны на сирийском фронте. Шойгу же резонно считал Сирию своей «дойной коровой» и он не захотел делиться с людьми Пригожина бюджетным потоками.

В Сирии начались склоки между российскими кадровыми военными и наемниками Вагнера. Теперь они воевали не за общую победу, а каждый за свой личный интерес. Когда россияне освободили Пальмиру, то и Пригожин, и Шойгу отрапортовали об этом Путину, преподнеся это как достижение именно своих военизированных формирований. Вышла неувязка. У победы оказалось много отцов. Посещение Вагнером и его командой торжественного приема в Кремле тоже не прибавило радости Шойгу. Министерство обороны стало при первой же возможности вставлять палки в колеса наемникам.

В феврале 2018 года Шойгу, по сути, пустил «вагнеровцев» под нож: в Сирии в результате авиаудара международной коалиции под эгидой США погибли 200 наемников. Это стало самой крупной боевой потерей россиян со времен Чеченских войн, хотя конечно судьбы наемников никого не интересуют, ведь они должны привыкать к издержкам существования в статусе «ихтамнетов».

Но Пригожин видимо сигнала Шойгу предпочел не разглядеть, и после победы Путина на выборах в марте текущего года конфронтация ФСБ и ГРУ усилилась.

Источник в ветеранских структурах РФ сообщил, что «Вагнер» и «Патриот» боролись за контракт, связанный с охраной золотодобытчиков в Центральноафриканской республике, и это контракт взял «Вагнер».  В условиях примирения в Сирии, Шойгу стал ощущать, что финансовые потоки в его направлении оскудевают, и пора радикально менять ситуацию. Чтобы компенсировать потери, кроме Пригожина, Шойгу перекрывает доступ к контролю за денежными потоками Дмитрию Рогозину – еще в 2015 году он смог пробить ликвидацию Рособоронзаказа, а уже после выборов выдавил Рогозина с должности председателя попечительского совета Фонда перспективных исследований (ФПИ). Но это только начало: основная задача Шойгу состоит в том, чтобы полностью подмять под себя и рынок частных военных компаний, а ЧВК «Патриот» сделать монополистом.

И здесь все средства хороши: если в Сирии «вагнеровцев» подавили военным огнем США, то в ЦАР с помощью мощнейшей информационной атаки, базирующейся на убийстве засланной съемочной группы. Налицо настоящая гибридная война между ФСБ и ГРУ, и пушечному мясу из обоих ведомств пора привыкать к тому, что они могут стать мишенями для собственных земляков.

Боевой опыт, полученный гибридными войсками ГРУ и ФСБ в Украине, Сирии и других местах планеты стал инструментом для межвидовых разборок. При этом каждый из участников противостояния будет говорить оппоненту в глаза, приставляя к голове ствол: «Ты, уж извини, браток – служба такая».

Секция «Браво» группа Информационное Сопротивление