Новости, как фронт: какую информацию нужно доносить жителям оккупированных территорий

Новости, как фронт: какую информацию нужно доносить жителям оккупированных территорий

Знаете, очень жаль, что работа Минстеця заключается лишь в том, чтобы создавать видимость работы и дерибанить деньги. Ах, да, еще «строить» вышки, которые не могут дать нужного покрытия, чтобы в «л-днр» смотрели украинское телевидение.

Ведь на войне информация - тот же фронт. Я вот уверенно прошла свой путь со многими земляками от непонимания, открытой ненависти до: «Лена, помнишь, ты писала, скинь, я другу дам почитать»…

Рассказывая простые истории о людях своей земли, иногда с болью, иногда с юмором, а иногда и со злостью, так как их бесхитростные «заблуждения», как они говорят о своих метаниях весной 2014 года, стали причиной войны, о врачах и учителях, о силе российской пропаганды, да, просто, об обычных буднях «трудового народа Донбасса», я шаг за шагом выпутывала людей из ядовитой паутины российского информпространства.

Это очень сложно. Люди там, в зоне, хотят видеть лишь то, что позволяет их воспаленное сознание, пропитанное ядом раша-тв.

Говоришь человеку, смотри, у тебя в городе нет фашистов, хунты и укропов. Он соглашается, нет.

Город полностью под властью «лнр». Лучше тебе жить-спрашиваю я. Лучше! - с гордостью отвечает земляк.

А в чем эти улучшения, - спрашиваю я.

И здесь начинается банальный набор информационных клише. Язык! Мол, можно смело говорить на русском. Спрашиваю, а что раньше при Украине тебе мешало говорить на русском. Смеется - ничего! Но могло же помешать, вот говорили же…

И так по каждому пункту «улучшений». Люди не говорят о личном. Только клише. Это трудная работа, пробить эти клише и вызвать на откровенный разговор. Вот тогда-то и выплывают и «продукты есть невозможно, вот до войны делали же вкусно, качественно», «друг попали в больницу с язвой, не спасли», «зарплаты упали, безработица», «могут просто доклепаться на улице эти патрули хреновы и убить»…

Люди начинают говорить о сужении личной свободы не сразу, как будто боятся сами себе в этом признаться.

Это психотравма и посттравматический синдром.

Но, если они не начнут это видеть, - сужения личных свобод, - говорить об этом, мы не сможем достучаться до них через липкую паутину раша-тв, и проиграем Донбасс.

Люди в оккупации начинают понимать возникшие проблемы не сразу, только на личном примере, только если о них. Общее, где-то убили, их не волнует. Чаще об изнасилованиях или убийствах говорят «сам виноват», и закрываются в себе.

Там создан параллельный, иллюзорный мир. В этом мире есть иллюзорное светлое будущее, спасение от врага, защита мнимой безопасности, которые подаются на четко выработанном в СССР синдроме страха. Современный железный занавес. Там, где нет «лнр», еще хуже, чем здесь! Терпите, иначе будет хуже, чем сегодня. И, основное, - да, сегодня не так хорошо, как было вчера, но и не так плохо, как могло бы быть, а еще будет завтра, и это завтра может быть не хуже, чем вчера. Здесь, обязательный рыдающий мимими- смайлик и, «а помнишь, как в СССР».

Здесь пропагандисты «лнр» делали два этапа работы над психикой. Сначала людям внушали, что отсутствие лекарств, медицины, трамваев, мобильной и интернет связи, это мимими, как здорово. Ведь, помните, как в СССР:

-железные гинекологические кресла

-тряпки-прокладки

-один стакан на всех для минералки

- зеленка от всех болезней

- стоматология без обезболивания

-очереди за всем

-отсутствие всего…

И нас это сплотило, сделало сильными, мы были молодыми…Смайлики со слезами, фото из старой жизни. Как молоды мы были…как мы и нас любили…

Людей в оккупации это стало раздражать ровно через год использования совковых метафор.

Ушедший комфорт никого не устраивал. Ведь люди быстро привыкают к хорошей жизни. И ухудшения личного комфорта, воспринимают даже болезненней, чем потерю эфемерных свобод.

Сейчас, глядя на растущее раздражение этими советскими мимимишностями, пропагандисты используют другой ход.

Посмотрите, что было в СССР…ну, дальше по списку «один стакан на всех». Но ведь мы смогли. Смогли построить благополучный мир, вставили пластиковые окна, купили иномарки, поехали заграницу, сделали голливудские улыбки. То, что это все было в Украине, пропаганда умалчивает. Виртуальный образ сплетает в единый круг - было плохо, потом было хорошо, сейчас в «лнр» плохо, но будет опять хорошо.

В этой войне много фронтов и углов. И внутренний фронт с коррупцией, тоже война. И информация, это тоже фронт.

И это война не за Донбасс или против РФ, как агрессора, нет. Это война за будущее всей страны. Просто совок и один стакан на всех очень не хотят поступаться расширившемуся комфорту, осознанию свободы, умению пользоваться правами.

Поэтому информационная война так же важна, как волонтеры, добровольцы, техника, новые покрышки для машины, ССО, ДРГ и ВСУ.

Враг использует свой информационный фронт и потенциал по- полной. У нас - Минстець!

Строим вышку на 20 миллионов, чтобы вещать.

Куда? –спрашиваем.

Туда! - бодро рапортуют.

А что? –спрашиваем, - какой контент мы будем вещать туда, в оккупацию, в сломанную психику, в зазеркалье восприятия? Поймали на взятке очередного судью, прокурор переехал женщину на пешеходном переходе, АТО-шников кинули с землей, очередные сказки политиков, обличающих друг друга, страшилки от тех же политиков, что будет, если их не будет… так это же и есть советский информационный контент, вызывающий страх, раздражение, упадническое настроение и желание искать сильную сторону, которая знает, как..

Там, в зоне, люди спокойно смотрят по спутниковому телевидению украинские каналы. У них есть интернет. Там, в зоне, люди давно разделены на «своих» и «чужих», и каждый из них смотрит только то, во что верит, что хочет слышать.

Чтобы вещать туда, не достаточно вышки, нужно главное, - что!

Не стоит забывать, что 75% людей на Донбассе - это пенсионеры, которые «один стакан на всех», бюджетники «где лучше зарплата, те и наши», шахтеры «ахметов наш герой», домохозяйки с постоянной влюбленностью в киношных героев и им все равно кого любить, дона карлеоне или няшку гиви. А еще вдовы ополченцев. А еще дети, находящиеся в режиме постоянной обработки. А еще те, кто оформил (не оформил) пенсию в Украине, был (не был) в Украине. Эти и готовы смотреть разный контент для сравнения, но видят его только через призму уже сложившегося мнения о войне.

Информация, как патроны. Информация, как лекарство. Информация, как вакцина.

Информационная война страшная и выматывающая. Она, как создание миниатюры (попробуйте подковать прыгающую блоху). Она также выжигает изнутри. Но также и наносит решительные и точечные удары, как наша арта.

В СМИ Украины должны присутствовать переселенцы с их горечью, а не десяток победителей. В СМИ Украины должны присутствовать волонтеры с историями спасения, а не в качестве экспертов по экономике или внешнеполитической деятельности Украины. В СМИ Украины должны присутствовать новости из зоны. Чтобы те, кто сомневается или ищет возможности ввести Путина в Одессу, понимали,- завтра у них будет этот чертов один стакан на всех. Но вряд ли будет минералка.

Волонтеры, партизаны, проукраинские граждане, да и сами СМИ и «ведомства» «лнр» дают достаточный спектр информации. Но эту информацию видят и читают только те, кто живет войной. Те, для кого это работа, это война, анализ, заполнение баз «Миротворца». Ну, или просто боль, слезы за потерянным домом, друзьями, малой родиной.

Выйдя же на улицы неоккупированной части Украины мы видим тот же отравленный контингент спутникового телевидения РФ: - экономика РФ лучше, Путин сильнее, Гиви-няшку убили, а помните, как было, мышебратья, один стакан… Война!

Да, война раздвигает свои границы, не заморачиваясь на военных и линиях разграничения. Тихо отравляет недоверием. К волонтерам. К добробатам. К стране. К Майдану. К Героям. К соседям.

Война не всегда громко. Не всегда стреляют. Тихая информационная война убивает нашу страну и вышибает из стоя наших граждан.

И мы ее проигрываем. У нас Минстець!

Да, и поясните ему кто-нибудь, что красть деньги (даже нерационально их использовать) во время войны, это зрада, преступление, работа на врага.

Но…Если твой друг (имеется ввиду Украина) в крови, алягеро ком алягеро…Сегодня очередные новости из зоны оккупации, эта тайная жизнь людей, потерявшихся во времени и себе, наш маленький всеукраинский информ-блокпост.

*** Вечером 13 февраля 2017 года житель Алчевска "К" (меняла) находился на своем рабочем месте около «Лиманского рынка», в районе ТРЦ «Джаз». Трудолюбиво менял деньги, скидывал на карты и обналичивал. Обыденная жизнь того, кто в один момент стал мини-банком. Банков, банкоматов и других финансовых благ, присущих свободным странам. В «л-днр» нет. Банкоматы «освободили» от финансового груза еще в июне 2014 года. А «укрбанки», в «лнр» работать могут, их даже зовут, но это больше напоминает плач Сирен в тумане моря. Банкиры это понимают, как и ответственность за работу с оккупантом и в море, то есть «лнр» не идут категорично. Так в «лнр» исчезла свобода банкинга. К труженику купюр подъехал автомобиль марки «Chevrolet Aveo» серебристого цвета, из которого вышло 4 мужчины, одетых в камуфляжную форму, балаклавы, что сейчас в «лнр» является пропуском в иной мир счастья, беззакония и вседозволенности. Это здесь в Украине военных не боятся, и даже им помогают. В «лнр» все хуже. Люди, при виде «защитников-освободителей», прячут телефоны, сумки, машины и себя. Двое вышедших из машины были вооружены автоматами, а двое других пистолетами. Это самое доступное в обиходе оружие. Им владеет каждый второй житель оккупированной территории. Даже тот, кто имеет проукраинскую позицию. Оружие сейчас там не роскошь, а средство. Иногда нападения, иногда защиты, как повезет.Не представившись, "народные герои" начали жестко избивать свою жертву. После того, как пострадавший перестал даже кричать и дергаться, а просто затих на окровавленном снегу, двое бойцов сели в принадлежащий потерпевшему автомобиль марки «Skoda Octavia А5» серебристого цвета, двое вернулись в авто, на котором прибыли. Автомобили уехали в направлении г. Луганска. Это обыденность «лнр». Понимаете?!Обыденно может начаться перестрелка. Между родственниками, соседями, военными. Обыденно могут кинуть гранату в маршрутку или приоткрытое окно. Просто шютка такой, ты шо баран не понимаишь шютка, ты против народной власти может, шпийон, да?- может обыденно харкнуть в окровавленное лицо жителя «лнр» лицо бурятской национальности.

*** Три дня назад в полицию» лнр» города Свердловска с заявлением о том, что еще 8 февраля пропал Литвин Али Ибрагимович (чего выжидали, не понятно) обратились его родственники. Он выехал из дома на автомобиле «Мерседес Вито», белого цвета, и до настоящего времени не вернулся. Али знатный свердловчанин. Занимался торговлей наркотиков, подсаживал на наркотики одиноких, сирот, получивших от государства квартиры, потом, после смерти или помещения в психбольницу жертвы, завладевал ее имуществом. Это было до войны. Его покрывали и менты, и прокуратура, и мэр города. Али очень уважаемы меценат и свердловчанин. Постоянный завсегдатель свердловской комендатуры. Может, что-то мутил с квартирами беженцев или просто выбивал одиноких людей, трудно сказать. Опять же его и при нынешней «власти» любят и покрывают. А одиноких стариков хоронят столько, что их смерть или исчезновение уже никого не озадачивает.Версии «пропажи» -его профессиональная деятельности или просто на машине нарвался на дезертиров, которых сейчас пруд пруди в приграничных городах. Люди в камуфляже в «лнр», даже в нашивкой «армия» «лнр» тоже делятся на своих и чужих. Селяви!

*** 10 февраля 2017 года в полицию «лнр» обратился житель Луганска 1952 г.р., с заявлением о том, что трое неизвестных разбойников в масках, вломились в его дом, начали избивать его и его супругу, требуя выдать деньги и ценности. Однако, ничего ценного в доме не оказалось. Добычей негодяев стали деньгами в сумме 1500 грн., и три стареньких мобилки.

Возможно, наводка была не точной, и люди попали под раздачу. Хотя…Это же «лнр», я видела уголовное дело и по краже электробритвы «Харьков».

*** В «лнр» введен жесткий график веерных отключений электроэнергии. С ним можно ознакомиться на сайтах городов, оккупированных «лнр» или в соцгруппах. Так в понедельник, 13.02.2017 года, с 8:00 до 19:00 было отключение электроэнергии в районе ш. №71, на улицах Лозовая и Трудовая города Свердловска (Должанск), и полностью обесточен пос. Шахтёрский.и пос. Ленинский. Если учесть, что с декабря 2016 года нет автобусного сообщения с поселками Уткино, Матвеевка и рядом других, входящих в Свердловский район поселкав, по причине отсутствия техники для очистки снега, то веерные отключения, это вообще норма «лнр». Не пойму, вот, веерные отключения электроэнергии в «лнр» введены с октября 2016 года. Сначала, это подавалось, как переходный период, при переподключении «республики» на подстанцию «Победа» РФ. Но, что-то переходный период затянулся. И без света свердловчане сидеть уже привыкли. При этом истерично радуются возможным отключениям, которым Ахметов пугает Украину.

 *** 7 февраля 2017 года в Стаханове совершено разбойное нападение с убийством.В своей квартире обнаружен труп жителя Стаханова с множественными ножевыми ранениями. Из квартиры убитого похищены 170000 руб. РФ, и золотые изделия.

***1 2 февраля 2017 года в своем доме по адресу: г. Кировск, ул. Комарова, 1, военнослужащий НМ ЛНР Милованов Николай Александрович, 1963 г.р. взорвал гранату. Милованов доставлен в больницу со множественными осколочными ранениями конечностей рук, ног, лица, грудной клетки и живота.

 ***»Правоохранители лнр» в очередной раз разоблачили зраду в рядах своих граждан и объявили об обнаружении большого склада медикаментов, украденных из российской "гуманитарки". Лекарства нашлись в подвале одной из больниц Луганска. Задержан главврач больницы. Луганские «правоохранители» из числа боевиков (это такой сюрреализм по-лугандонски) обнаружили огромный склад с лекарственными средствами, присланными Российской Федерацией в качестве гуманитарной помощи Донбассу в подвале больницы. Оказалось, что лекарства не поступали на лечение жителей, а отправлялись «на хранение и дальнейшую реализацию» в подвал одного из медицинских учреждений Луганска, откуда растекались по аптекам и врачам, которые их успешно реализовали.Разобрав заваленный проход в подвал, боевики «силового ведомства» нашли там старую мебель. Под матрасами были обнаружены упаковки с лекарствами, однако оказалось, что это - малая толика того, что там хранилось. Боевики догадались постучать по стенам. Оказалось, что остальную часть злоумышленники просто замуровали (!)- это тоже сюр по-лугандонски, врачи-строители-штукатуры. Судя по записи, сделанной и обнародованной «прокуратурой ЛНР», речь идет о бесчисленном количестве коробок со шприцами, растворами, хирургическими принадлежностями и препаратами.Большая часть обнаруженной российской гумпомощи уже просрочена. Остальное, что еще пригодно, будет передано «министерству здравоохранения», которое и решит, что делать с лекарствами. В хищении подозревают руководство больницы. В рамках отрытого уголовного производства по этому факту был задержан главврач больницы.

Вот последнюю новость, я бы еще раз вынесла в рамки рубрики «реинтеграция Донбасса». Ведь врач, в условиях войны, крадущий гуманитарку и продающей ее населению, мыслящему в едином антихунтовской порыве строительства счастливого будущего-это такой же преступник, как и Минстець, профтыкавший информационный фронт.

Почему в рубрику «реинтеграция»? Ну, во-первых, у нас нет плана этой самой реинтеграции, как и контента вещания в зону оккупации, во-вторых, у нас нет плана, что делать с этими коллаборантами, ведь ограбив население в войну, такой врач, вряд ли остановится, в мирное время. И в-третьих…Ну, вы и сами все поняли!

Олена Степова, для «ИС»