Новости из зоны: Морали.net

Новости из зоны: Морали.net

Трудных подростков, как и взрослый люмпен, можно найти в каждом городе. И если критерии взрослого люмпена еще как-то фокусируются в «пьет-не работает-жестокость-хамство», то критерии «трудный подросток» у всех разные. Для одного, трудный подросток - это плохо пахнущий наркоман из соседнего подъезда, для другого – веселая девчушка-студентка с ярко-малиновыми волосами.

На Донбассе проблемы с социумом были всегда. Высокий уровень урбанизации и заселения городов, узкая направленность профспециализации, не развитая, постсоветская культура, давали о себе знать, с годами вытесняя из этих территорий разумное, доброе, вечное.

Отдушиной стали, наверное, предвоенные годы, где-то 2008-2013, когда в шахтерских городах стремительно стала развиваться культура, и чаще всего, вопреки общественному, политическому и местечково-олигархическому мнению.

Люди стали ходить в театр, в городах стали проводить альтернативные фестивали, выставки, а в кружки народного творчества было не попасть, ходили туда и взрослы и дети. Скорее всего, это связано с ростом благосостояния, народ наконец-то набрался холодильников-телевизоров и потянулся к культуре.

Развивались и областные центры, здесь, правда, первенство держал Донецк, Луганск так и оставался постсоветским городом, с ограниченным мнением чиновников культурными возможностями.

Именно в эти годы произошел толчок в развитии местных  народных коллективов, молодежного творчества, народных студий. И это притом, что местная власть всячески противодействовала этому. Например, фестиваль украинского народного творчества «Криниченька», который вышел на международный уровень, больше 5 лет проводился при полном игнорировании и даже запрете со стороны местной власти, так сказать, в партизанских условиях. Без какой-либо поддержки, в страшном запущенном помещении существовала и студия пысанкарства, студия вышивки и народного украинского костюма.

Удивительно, но к культуре больше тянулись шахтеры, нежели те, кого можно было отнести к культурным людям, обязанными хотя бы казаться такими по долгу службы или образования.

Вот я сейчас кайфую в своем новом селе. Закончились полевые и уборочные работы, и селяне готовят для себя культурную программу. Сельсоветы и сельские депутаты, да и просто люди, вскладчину организуют для себя досуг, и это не посиделки с выпивкой, как принято на Донбассе. Это и межсельские фестивали, и выставки, и Дни села, и многое другое, но, важнее, не эти официальные мероприятия, важнее, самоорганизованные поездки в театры, в музеи, путешествия по туристическим маршрутам Украины.

Например, в прошлом году мы ездили в Умань, в прекрасный парк Софиевка. В этом году девчонки из нашего села ездили в Буки, молодежь самоорганизовалась и уехала в Холодный Яр, сейчас составляем список премьер киевских театров, чтобы посетить хотя бы пару театральных изюминок. Сейчас мои землячки и коллеги по новому селу и птицефабрике, уехали наслаждаться в свой отпуск осенью в Закарпатье.

На Донбассе почему-то это было не в цене. Людей, которые из отдыха предпочитали не пьяные застолья, а культурную программу, скажем мягко, не понимали, поэтому свои культурные предпочтения они старались держать в тайне от даже своего круга общения. Могли обсмеять - тебе, что деньги больше деть некуда.

Все профессиональные праздники - это забитые кабаки-рестораны-наливайки с пьяными прокурорами-налоговиками- шахтерами-учителями-врачами- предпринимателями.  Носители высшего образования предпочитали общение с зеленым змием, нежели организацию своего досуга в рамках повышения культурного и общеобразовательного уровня.

В больших городах, конечно, было по-другому, я рассказываю за свои шахтерские города. И чем ниже уровень дохода в городе, тем выше посещения наливаек, тем ниже потребление культуры и тем выше потребление люмпенизированных российских программ и ток-шоу, где быдло-хабальничество выведено в красный угол высоких отношений.  

До войны культурным на Донбассе считался человек, работающий в органах власти, носящий дорогую одежду и золото, даже, если при этом, он не мог назвать ни одного писателя или название последней прочитанной им книги. Поэтому, когда мы с молодежью в джинсах, растрепанные и счастливые заваливались в исполком с очередным требованием по выделению места или разрешения на проведение очередного молодежного фестиваля, высококультурные работники исполкома морщили носики- быдло пришло.

Поэтом на Донбассе мог быть только тот, кто восхвалял власть, местную власть. Как и писателем, как и культурным человеком. К культуре просто так не допускали. Ты должен быль доказать свою лояльность мэру, власти, да и то, уважительно знать свое место, если ты из народа, а не рожденный наследный принц свердловского «королевства», ждать разрешения и благословения сверху. Такое отношение со стороны «ылит» отбивало охоту молодежи развиваться, творить, а те, кто все же хотел быть признанным, все чаще скатывались в банальные пассажи «ленин и дети» - восхваление местной власти и ее режима. Сейчас эти «таланты» наиболее востребованы для восхваления «рыспублиг», Пасечника, Пушилина и почивших Моторыл с Захарченками. Детей учат подхалимажу, из детей лепят «рабочего и крестьянку», чтобы они стояли на постаменте «рыспублигы» олицетворяя «власть народа».

Задолго до войны вот этот подхалимаж также был в цене на Донбассе. Городские праздники для молодежи, тщательно отредактированные и отрецензированные, были однотипны, однообразны и смахивали на сталинско-брежневскую эпоху «великий вождь одобрил», молодежь хвалит великого вождя. Но молодежь бунтовала, устраивала альтернативные квартирники, брейк, рэп, рок-фестивали, и заставляла милицию напрягаться, ведь все, кто против власти или вне времени и тенденций, считались аморально-опасными на Донбассе.

Люди же среднего возраста просто разбивались на группки, одни в наливайки, вторые - молча, спешили в путешествия, ездили в театры в областные центры, уделяли внимание своему развитию.

Вы удивитесь, но, даже увидев горожан на спектакле в другом городе, мы все делали вид, что не знаем друг друга, чтобы избежать обсуждения, вмешательства в личный выбор и личное пространство. Быть культурным было стыдно!

Почему начала этот разговор? Я все еще пытаюсь продумать вопросы реинтеграции, наверное, цепляясь за фантомные боли, фантомное восприятие городов.

А еще, наверное, от того, что хочу показать людям мир, куда приходит война. Развитый социум, люди, знающие и уважающие свою историю, читающие книги и посещающие музеи, вряд ли будут тиражировать кремлевскую пропаганду, орать «путин введи» и «назад в СССР». Об СССР они будут говорить сухо, сдержанно, скорее с приглушенной болью, а возможно и с тревожной ноткой, горечью, пытаясь почтить память погибших в машине режимов миллионов, даже в своем, коротком рассказе.

На кого рассчитала кремлевская пропаганда? Ну, посмотрите же, внимательно, кто ее тиражирует - люмпен, хабалки, люди с интеллектом «забрать и поделить», урвать, уничтожить, носители советских идей и советского восприятия мира, ужатого до общепартийного «низзя». У них даже право на свободу вероисповедания звучит, как «равняйсь смирно, «партия велит». Все иные, все разные, пугают этих людей. Поэтому «гей–европа, забрать и поделить, все должны и обязаны». Вслушайтесь: Я нарушаю, потому что… Я требую забрать и поделить, потому что… Расстрелять всех, кто… Все воруют и я бы… Этот инвалид… Насосала… Толстая… Скрепы… В наше время… Гнать в шею… Если вы против, то… Все должны и обязаны…

Мир ненависти и фобий, мир однотипного, мир строго регламентированного. Пилотки. Гимнастерки. Триколорадки. Ах, да, скрепы и крест.

А войну-то начинают взрослые. Вот эти однотипные, зафобленные, агрессивные взрослые, которые хотят, чтобы все в одинаковом и равняйсь -смирно. Именно они орали «путин введи» и тянули всех своих детей на митинги «назад в СССР», внушали детям «укропы-нацики-фашисты».

Дети - заложники войны и заложники взрослых. Для меня, например, в реинтеграции и деоккупации самое болезненное, если в школах и ВУЗах Донбасса, освобожденного Донбасса, будут преподавать все те, кто сейчас от души там восхваляет русский мир, Путина, Захарченко с Моторолой и прививает с детсада ненависть к Украине.

Сейчас в ОРДЛО стерто в ноль несколько поколений. Для меня эти стертые поколения, эти дети ОРДЛО, выросшие с обнуленной моралью, жестокие, аморальные, алчные, готовые убивать и убивающие - это исключительная вина жителей ОРДЛО.  Закладка фундамента обнуления Донбасса произошла задолго до войны. Ну, хотя бы на уровне – «поступай в этот ВУЗ, будешь таможенником - украдешь, будешь врачем-учителем- принесут взятку». Да, это и были первые признаки обнуления морали и рождения «народа Донбасса».

Сейчас… Сейчас учителя, жители ОРДЛО на уроках делают из детей солдат войны, готовят новые смены опочленцев, мяса, для российской агрессии, убийц украинцев, грузин, сирийцев. А вы думаете, куда поедут эти, выращенные на ненависти дети ОРДЛО? Они поедут воевать наемниками, куда их пошлет Россия. Но воспитывает их сейчас «народ Донбасса».

У всех в ОРДЛО есть интернет. Но кто из родителей в ОРДЛО показал ребенку мир? Провел экскурсию по городам Европы, Украины, показал сайты музеев и театров, показал книги, картины, показал жизнь на России, честную, без прикрас, просто погуглив «наркомания в России», «беспризорники в России», «СПИД в России», «солдатские могилки под номерками в России», «олигофрены в России», «безработные в России». Обязательно бы, отдельно музеи России, с экспонатами «найдено в Украине», а еще, обязательно бы о жизни российских беспризорников. Обязательно о жизни детей в детских домах России.

Но, нет! Родители высококультурные люди, будут в присутствии ребенка обсуждать «укропы-нацики-фашисты, Россия богатая страна, деды воевали-убивали, умереть за Россию». Это же ребенок услышит в школе.

Вокруг него на улицах наливайки, люмпен и хабалки, орущие «че, *ля»… Вокруг него Донбасс! Кем вырастут эти дети войны? А ведь именно взрослые могли бы сделать все, чтобы хоть как-то оградить их от русского мира, вытолкнуть в мир иной, открыть глаза и показать, что за завесой советско-ОРДЛынской пропаганды есть совершенно другой мир, и дать право выбора.

Насилие над детьми. Это тоже война. И это не удар, не крик, как многие определяют слово «насилие», это лишение информации, права выбора, это насаждение личных фобий в голову ребенка.

ОРДЛО-кузня кадров войны. Сколько поколений стерто? Сколько детей выросло с обнуленной моралью? Сможем ли мы их вернуть в социум? Не станет ли возврат Донбасса в Украину опасным из-за высокой агрессии, банд, умения мимикрировать и желания мстить и убивать? Сегодняшние дети - завтрашние кадеты и призывники ОРДЛО.

В Свердловске, я писала об этом, пропал мальчик. Его нашли с простреленной головой, а убийцей оказался его друг. Убил он банально, за то, что его друг стал торговать наркотой на его участке, «вошел в сферу влияния его бизнеса». Убийцу родители выкупили и вывезли в Россию.

Дети носят оружие. Дети сбиваются в банды. Дети торгуют оружием и наркотиками. Не все. Но сколько?

В ОРДЛО с 2015-го года появился термин «детская беспризорность». А еще дети, наслушавшись бравых рассказов родителей и телевизора, бегут на фронт. Участие несовершеннолетних в «народной милиции» ОРДЛО составляет около 10% от всего состава военнослужащих, но составляет. Это где-то 1500 детей в возрасте от 10 до 17 лет.

В ОРДЛО много детей-отказничков. Их бросают мамаши-кукушки в роддомах. Это еще хорошо. Чаще всего убивают новорожденных или выбрасывают в мусорные баки. Все чаще роженицами и детоубийцами становятся несовершеннолетние искательницы военной романтики. Секс в 10 лет в ОРДЛО уже никого не удивляет.

Учебные заведения ОРДЛО все больше похожи на невольничий рынок, куда заезжают боевики в поисках свежего мяса. Девочки растут с внушенной им целью - найти папика, богатого русского, и свалить в Россию. Кто это им внушает? Мамы. Мамы, ненавидящие своих мужей-неудачников. А еще слащавые русские сериалы, «она золушка из деревни, он принц-миллионер из Москвы».

Кстати, вот русские часто орут, мол, ххлушки стоят у них на окружной. Да, наличие паспортов граждан Украины у жителей ОРДЛО дает вот такую картинку пропагандистам. Жители Донбасса были, а жители ОРДЛО стали основной наполняющей трудового и сексуального рынка РФ. Об этом говорят соцсети ОРДЛО - люди массово выезжают оттуда на заработки в РФ, в том числе и студенты. Кстати, пора уравнять в правах проституцию, на «окружной», в стрип-барах, ресторанах, гостиницах России секс-услуги оказывают и мужчины, юноши, в том числе и несовершеннолетние жители ОРДЛО.

Проституция, детская проституция в ОРДЛО, просто стала индустрией. Как и на России. Если до войны это были скандальные вопиющие случаи, осуждаемые обществом, то сейчас, это просто бизнес, это просто работа. Мамы и папы воюют. Дети зарабатывают.

Увеличилось в ОРДЛО и количество сирот. Хорошо, если у сироты, чьи мамы-папы «навоевались», есть бабушка-дедушка, способные поднять ребенка. Нет? Тогда вывезут «добрые русские» и продадут в Осетию, Абхазию, в Ростов или Москву, на панель , в рабство, на органы.

Сколько вывезено детей из ОРДЛО в Россию? То-то же. Этот поток бесконтрольный. Кстати, в ОРДЛО разрешено по «законам» усыновлять детей из домов младенца и детских домов в Осетию, Абхазию, в Россию и «ДНР», а вот в Украину - нет. Контроля, как живут «усыновленные» дети, конечно же, нет! Чаще всего «усыновление» используется для легализации перемещения детей. Россия признает документы, выданные в ОРДЛО для «усыновителей» для перемещения детей в РФ.

В ОРДЛО родители отдают детей в казачьи классы и кадетские школы, кадетские корпуса. Млеют - будущие офицеры, будущее «народа Донбасса», «нация», «белая кость», «культурным человеком вырастешь». Из казачьих и кадетских корпусов выпускаются минеры, снайпера, артиллеристы, танкисты, разведчики. Есть ли в ОРДЛО те, кто не имеет отношения к войне?

Дети ОРДЛО - это моя боль. Вряд ли об этом напишет омбудсмен, вряд ли это станет темой расследования. Даже «нетакиерусские» либералы и либерасты не хотят заниматься этой темой. Все мои вопросы - куда на России деваются дети, вывезенные из ОРДЛО, можно ли отследить их судьбы, остались без ответов или вызвали агрессию в либерастной среде не таких русских, мол, «мы вам помогаем, а вы не благодарные ххлы».

Дети ОРДЛО – это  детская проституция, детская преступность, продажа и вывоз детей в Россию, Осетию и Абхазию в рабство, в том числе и сексуальное. И это еще одна грань войны, и еще одна грань преступления русских оккупантов против жителей Донбасса.

ОРДЛО - это «супермаркет» по продаже детей. Но это еще и площадка, завод, штамповка по обнулению морали детей. Это гетто, где дети, растущие в питательной среде, становятся этим самым ОРДЛО, без чувств, морали, осознания социума, гражданских прав.

ОРДЛО - это кузница детской проституции. Но в ОРДЛО уже дети продают и используют детей. Продать друга на органы или подругу в бордель Ростова, это они уже умеют гуглить.

Война - это аморально. Дети, оставшиеся в ОРДЛО, это заложники войны и своих родителей. Именно родители помогли им стать такими.

Водите своих детей в музеи и театры, обсуждайте с ними книги и фильмы, вышивайте, творите, наслаждайтесь их рисунками и их стихами, пойте и подпевайте, открывайте им мир, вникайте в их мир, обменивайтесь этими мирами, и помните - русское убивает, русское приходит в мир бескультурья, хамства, хабалок, ненависти и безразличия к себе, миру и своей стране!

Новости из зоны:

В Кировскую больницу ОРЛО обратилась двенадцатилетняя, несовершеннолетняя девочка, которая заявила о том, что ее изнасиловал неизвестный мужчина. При внешнем и внутреннем осмотре, проведенном гинекологом в рамках расследования, телесных повреждений у пострадавшей не нашли, что вызвало ряд подозрений. 
При проведении следственных мероприятий, было установлено, что в конце августа 2018, в анонимном чате https://nekto.me/chat, который активно использует молодежь ОРДЛО для поиска заработка и сексуальных партнеров, «пострадавшая» познакомилась с шестнадцатилетним «героем опочления» по имени Григорий, который обещал заплатить ей 5000 рублей РФ за секс.
24 сентября 2018 года в посадке между городами Кировск и  Стаханов, состоялась деловая-романтическая встреча, на которой по обоюдному согласию случился секс, который был далеко не первым у  12-летней девочки-девушки. После соития, «гырой наваросии» Григорий  обещанных денег юной деве не заплатил. Жертва подлого обмана обратилась в больницу, чтобы при помощи уголовного дела заставить партнера оплатить сексуальные услуги.

Это стандартная ситуация с разводом от юных жриц ОРДЛынской любви. А вот для порядочных семьянинов-шахтеров-чиновников чаще всего используется прием, напоила-фото-видео-шантаж.

В Ровеньках расстреляли мужчину, отчима одной юной девы, которая обвинила его в сексуальных домогательствах, из-за того, что отчим не купил ей смартфон и всячески препятствовал ее вольной жизни с опочленцами. После задержания она призналась, что придумала «изнасилование» и «растление», чтобы отомстить, но… было поздно.

Война, что останется после тебя?

Олена Степова, для ИС