Новости из зоны: Философия дорог. ФОТО

Новости из зоны: Философия дорог. ФОТО

ОРДЛО продолжает умирать. Разваливаться. Распадаться. Весь этот «республиканский» карточный домик просто складывается на части. Во многих сферах жизнедеятельности произошли катастрофические изменения. Это можно назвать деградацией и даже деиндустриализацией региона. Многие предприятия ОРДЛО, работающие на 2014-й год сегодня - это груды бетона, из которого выбираются остатки чего-то ценного: битый кирпич, ж-б плиты, арматура. Во многих коридорах, где еще недавно шумели производственные процессы и шли производственные совещания, сегодня гуляют крысы да ветер, через разбитые окна и крыши падает снег, а бомжи и любители острых ощущений от урбано-милитари экскурсий жгут костры из остатков офисной мебели.

Писать о смерти своих городов тяжело. Но нужно. Если кто-то думает, что «русский мир» принесет ему алмазы и нефтедоллары, он должен просто пройтись по соцгруппам ОРДЛО и посмотреть фото, фото умирающих городов. Я часто на них смотрю. Это философия смерти. Это зазеркалье, в котором можно увидеть мир любой ценой.

В 2014-м люди, которые хотели в СССР, в Россию, к Путину, па-багатому, перемен, подальше от Украины, они ведь тоже хотели этого любой ценой. Понимаете?

Они так и говорили, - нам нужно любой ценой добиться свободы. Нам нужно любой ценой присоединиться к РФ. Нам нужно любой ценой сбежать из Украины.

Они очень хотели. Их желаниями были пропитаны воздух, улицы, блокпосты. Для меня теперь любой лозунг «забрать и поделить» или словосочетание «любой ценой», это захват Луганского СБУ, запах мочи и рвотных масс на блокпостах с триколорадками, это автоматы и кровь, это «скажи спасибо, что не расстреляли» шипящее мне в ухо.

Они действительно хотели. Их желания перемен были искренними и имели ментальную силу. Просто они не знали, что все перемены, абсолютно все перемены, которых мы хотим, имеют свою цену.

Иногда нужно отказаться от чашки кофе, выйти из зоны комфорта, выйти из дома, заплатив за движение вперед или даже наполненный желудок потерей домашнего тепла. Иногда нужно отказаться от…

Пролистайте свою жизнь, спросите себя, отчего вы отказались сегодня, чтобы получить что-то завтра? Это и есть цена!

Вот мне, как тысячам беженцев, чтобы выжить, нужно было бросить свое имущество и уйти в никуда, сжимая в руках детские ладони, поводок пса и клетку с котами. Бросить свой уютный дом. Бизнес. И все потому, что люди хотели перемен. Их было больше. Их было много. Они были вооружены, они были готовы умирать за свою мечту и свое видение перемен. Они были готовы убивать за эти самые перемены. Они были готовы уничтожить любого, кто не разделял их мнение или мешал исполнению их желания.

То есть, они, внутри себя, готовы были платить за «Донбасс-это Россия», за «не будет кормить» за «говорить на русском», «большая пенсия», «как в СССР», «колбаса», «газ», «дадут-обязаны», «забрать и поделить», «всех расстрелять», за тысячи своих желаний, за алчность, за зависть, за телевизионные клише, помогающие им скрыть свои истинные намерения за политическими лозунгами, за тысячи внутренних страхов и тысячи своих мечтаний.

Они не осознавали этого, но были готовы заплатить. Чем? Этот ответ в «забрать и поделить и всех расстрелять». Понимаете, вслушайтесь в «забрать», в «любой ценой» -вряд ли те, кто это произносит готов платить своей жизнь, свободой и зоной комфорта. Чужими жизнями. Чужим имуществом. Чужой жизнью.

Человек развитый, если его не устраивает его жизнь или положение, или зарплата или… Он просто идет дальше. Находит новую зону комфорта, переезжает в другую страну, ищет любимого человека, который бы разделял его взгляды на мир, а не принуждает семейным насилием к любви, меняет работу, меняет бизнес и даже меняет самого себя.

Эти перемены, это тоже плата. Он мог бы жить в зоне комфорта, как есть, ломать себя под окружающих, мириться с предложенными ограничениями. А он не захотел и просто взял и… Поехал. Ушел. Освоил новую профессию. Я вот из юриста стала птичницею, дояркой, писателем и даже научилась рисовать. Муж получил лицензию уже на пятую профессию.

Мы не держались за город и тот рухнувший мир, только потому, что там зона комфорта, не говорили, морщив носик «фи, как я буду на новом месте без маникюра и офиса, я же привыкла». Мы открывали для себя новые горизонты и радовались новым начинаниями. И жертвовали, отказываясь. И платили за возможность своим жертвам, своими «хочу» или своими «привыкла».

Отказ от любимого сорта кофе, ограничение себя в любимых продуктах, забыть о маникюре и косметики, поменять профессию… Сотни плат за возможность жить в цивилизации и мире, получить новый виток развития, сохранить жизнь детям, избежать насилия. Я прошла этот путь. Я знаю цену жизни. Я видела смерть, и она мне не понравилась. Я выбрала жизнь ценой потери участка комфорта.

Кто-то продолжает жить в зоне оккупации, так как поменять и потерять, заплатить и ограничить - не готов. Он ждет, когда… Кто-то даст жилье, кто-то освободит, кто-то решит. Обижается «не так решили», «не так освободили», «не быстро», «криво», «громко». Терпит оккупанта. Мимикрирует. Ломает себя. Оправдывает себя, перекладывая вину на того, кто «не спешит освобождать», подменяет понятия «я не готов поменять свою зону комфорта», на «вы нас предали, не освободили, сдали». Результат: вот и нет оккупанта, вот и нет первопричины войны, вот и нет врага -РФ, а есть враг Украина. Вот и заплачена цена!

Тот, кто «забрать и поделить», «мир любой ценой», «всех в лагеря», «какая разница» или «да это просто бизнес», он не заплатит собой, не пойдет на ограничения себя. Он заплат вами за достижение своей цели.

Это у вас он заберет и ваше он поделит. Понимаете? Это за его мир вы заплатите любую цену собой!

И подмена понятий, поиски внешнего врага, подмена первопричины беды - это тоже оплата. Просто цену этого мы увидим позже. В будущем!

Поэтому я пишу о Донбассе. Показываю все его трещинки. Его опыт, травматический, психологический, физический опыт, он может дать нам или победу или поражение. Смотря, какое большинство будет. Если большинство будет готово пожертвовать собой ради себя. Будет Победа и будет Украина. Если большинство будет готово пожертвовать соседом ради себя. Будет Донбасс!

Сейчас вчерашние «забрать и поделить» разочарованы - «мы не этого хотели».

Это «не хотели», «нас обманули», «Россия обещала и не дала нам» несется над умирающими городами Донбасса. Мечется эхом по пустым площадям, сквозит в ночи волчьим воем, рычит стаями бездомных собак, шелестит горами мусора, лязгает траками танков по остаткам асфальта.

И если большинство в Украине не увидит и не осознает опыт Донбасса, завтра каждый станет свидетелем гибели его города. И те, кто сегодня кричит «мир любой ценой», заплатит за этот мир свою цену.

А завтра… Завтра они так же выдохнут «мы не этого хотели». Переложат вину на юлю-петю-вову-сашу-юру-ваню за свои решения. Ведь это они обещали и не дали, ведь это они обманули, ведь это они…

Знаете, я на Донбассе увидела еще одни страшный феномен, который нужно описать отдельно и желательно, чтобы ему уделили внимание психологи. Массовое оправдание насилия!

Забрали машину опочленцы? - сам виноват, зачем покупал, зачем ездил.

Убили таксиста опочленцы? -сам виноват, зачем барыжил, знаем мы этих таксистов, все барыги и козлы, берут снам деньги.

Изнасиловали опочленцы? - сама виновата, накрашенная, а могла бы просто дать, им же в окопах, знаете, как, да и вообще, чего по улицам ходить.

Кинули гранату в окно? -сами виноваты, мало ли что натворили, говорят они были наводчики ВСУ и «правосеки» или вообще барыги.

Забрали бизнес? - сам виноват, барыга, олигарх, у меня вот никогда не было, у меня не заберут, а ему так и надо.

Этот список можно продолжать до бесконечности. Здесь и доносы пишут по такому же принципу. Отомстить за то, что у него есть, а у меня нет. Каждый, кто написал донос, себя оправдал «забрать и поделить», «он же мешал нашей республике», «он же укроп», «она же проститутка». Тысячи оправданий. Здесь оправдана каждая смерть и каждое преступление. Так и нужно! С врагами «народа», с врагами «власти», с врагами «республик», с богатыми, с теми, у кого большая пенсия, с теми, кто имеет работу, с теми, кто…

Видите, как легко платить чужим. Люди, как сдача, как обменный зарплатный фонд.

Вот и гибнущие города-это плата. За, «как в России», «за не будем кормить», за «назад в СССР».

Все имеет свою цену! Не страшно, если ты готов ее заплатить собой. За то, чтобы получить для себя. Страшно, если оплатят тобой, чтобы получить с тебя!

Часто стаю свидетелем диалогов «забрать и поделить» на предприятии. Да-да, «донбасс» он повсюду. Вот стоят люди, с зарплатой в 15 000 гривен и размышляют «эх, хорошо, чтобы у этого олигарха, который владеет этим заводом, ворует у нас, все забрать и поделить, тогда бы мы зажили». Сначала темнело в глазах. Потом окрепла. Осознала, что куда бы я не бежала, везде будут люди, готовые заплатить мной ради их целей. И стала задавать вопросы.

«Ну, вот забрал предприятие. Убили олигарха. Хорошо! Кто завтра выплатит нам зарплату? Кто завезет корма? Реализует продукцию, заключит договора, проконтролирует, привезет цыплят на новый цикл? Кто станет у руля и завтра обеспечит всем нам рост зарплаты, соцпакет и па-багатому? Молчание! Потом начинается – «ну, как-то же оно работает это все, ну, мы же и будем так же работать, бухгалтерия там, финотдел, они же обязаны». Снова вопрос- «а как мы будем работать, если в планах только получать прибыль, но не работать, если вот мы сейчас работаем, но всех это не устраивает». Молчание! Вопрос-«а как будем делить и что, какие доли, кто возьмет трактор, а кто ангар». Ответ- «зачем нам ангар, что с ним делать, делить будем деньги». Вопрос- «а откуда возьмем деньги, если предприятие станет». Молчание!..

Нет ответов и на вопрос «как владелец предприятия, частник, который вложил в свое предприятие деньги, ворует у себя». Нет ответов ни на один производственный вопрос. Финансовый. Вопрос будущего. Есть мечта- сегодня забрать и сегодня поделить, завтра возьмем остатки разбитого завода арматурой, послезавтра поедем на заработки… Так уничтожались предприятия в 90-е. Чаще из-за банального страха заплатить личным, взять на себя ответственность за, пожертвовать спокойной жизнью и зоной комфорта для раскрутки и возобновления работы завода.

В конце будет виноват «директор нашего завода, который первый снял двери со своего кабинета, а за ночь мы растащили весь завод». В 90-е растаскивали завод, принадлежащий государству, платя за это нищетой поисками работы на стороне, даже не осознавая, что государство-это мы. Сейчас любители «па-багатому» не видя ничего предосудительного, на Донбассе убивают «олигархов», предпринимателей среднего класса, уничтожают предприятия, по принципу «забрать и поделить», выжать хоть что-то. Он снова платят за эти решения своей нищетой, поиском работы на стороне. И снова нет осознания и ответственности.

Как бы мне хотелось, чтобы были экскурсии. Из этого мира, такого ненавистного для многих, в тот. Чтобы въезжая в мир, пораженный исполнением мечтаний «забрать и поделить», «назад в СССР», по разбитым дорогам…Люди впитывали в себя философию войны.

Через разбитое Дебальцево. Иловайск. Ясиноватую. Горловку. Заезжать в эти черные, мрачные, покрытые триколорадным тленом города, смотреть на уничтоженный войной урбанизм, слушать ветер в руинах, смотреть на трещины на домах, шарахаться от людей с пустыми взглядами, неметь, терять голос от рвущегося из тебя крика и боли, хрипеть, выползая из машины и трогать рукой асфальт, чтобы проснуться, чтобы выйти из увиденного, как из кино, вернуться в тот мир, который ты еще помнишь, в те города, которые живут в тебе фантомными болями.

Куски асфальта пахнут соляркой, мочой и кровью. Обочины заминированы, дороги «жизни», по которым люди едут на КПВВ, пахнут мочой. Кровь часто стекает из машин, везущих раненных с больницы ОРДЛО. «Скорых» практически нет, опочленцев с фронта доставляют на легковых, грузовых. Шарахаться от воющей сигналом и летящей по ухабам «Газельки» здесь норма. Кровь стекает на асфальт. Высыхает. Разбивается вереницей машин.

Асфальт…Это я громко сказала. Дорог здесь нет. Немного вглубь, в тыл, еще как-то держатся Свердловск, Ровеньки, Луганск и Донецк. Здесь держат марку, хотя бы по центральным улицам. Между городами - мрак. Дорогу Свердловск-Ровеньки даже сепары называют дорогой смерти. Ее просто нет.

Дороги ремонтируют подручным материалом: щебнем, перегоревшей породой с терриконов, кусками бетона из разбитых предприятий. Сейчас в тренде сосны. Люди выбрасывают новогодние атрибуты обдуманно. Просто наполняют ими дыры в дороге.

Ты еще не видишь унылости городов. Ты только вслушиваешься в философию дорог. И ты уже понимаешь цену, которую тут заплатили за «па-багатому», «назад в СССР».

Ах, если бы было так возможно, я бы возила сюда экскурсии. Снимала здесь фильмы. Я бы не трогала здесь ничего. Был бы такой прокси-туннель. Чтобы ехал туристический автобус в неком прозрачном туннеле, чтобы люди видели и слышали запахи, вой ветра в трущобах, грохот «ГРАДов», разговоры людей, запах опочленцв на блокпостах, а их не видели. Да, вот такая мечта. Такой себе фантастический мир, как перемещение во времени. Чтобы в реальном времени люди со всего мира могли увидеть ОРДЛО в реальном времени, сейчас, потрогать, послушать. Осознать! И остаться в живых.

Эти бы экскурсии изменили все общество. Наше, в первую очередь.

Будущее? Реконструкция? Реставрация?...

Знаете, а ведь там, те, кто разбирает предприятии и топит шахты, вырезает на металл, сдает и продает, он говорят единственную фразу- «Украина придет и все отстроит». Это их цена за их сегодняшние поступки.

Заметили? Они снова платят нами за содеянное ими.

Там никто не живет «республикой». Там два варианта- если Россия нас заберет (ОРДЛО, имеется в виду), то Россия все отстроит, если Украина, то Украина, а нам сегодня как-то жить нужно! Это их философия!

21 января от мокрого снега обвалилась крыша Дебальцевского завода металлургического машиностроения в цехе ЦМК, об этом сообщается в соцгруппах Дебальцево и на сайте «Дебальцево онлайн».

«Республика» отмалчивается. Жители города сарафанным радио передают, что под завалом на ДЗММ погибла Татьяна Шикида 1974 года рождения, и еще несколько человек травмированы.

Кстати, ДЗММ интересен тем, что с 2015 года там работает цех по производству поддельных сигарет различных заграничных брендов. Потоки контрафактных сигарет поступают из оккупированного Дебальцево и в Украину, и в Европу, и на территорию Российской Федерации.

В Ровеньках взорвался газ, и сгорели квартиры в 2-х многоэтажках. Полгорода без отопления и воды.

Это не первая рухнувшая крыша завода, до этого обрушения зданий произошли в Стаханове, Первомайске, Макеевке. Вырезают крытые металлические контейнеры на рынке в Луганске… Эти новости, это разрушение, этот тлен уже стал банальностью и обыденностью, об этом можно писать каждый день. Такой себе календарь разрушений http://sprotyv.info/ru/news/kiev/novosti-iz-zony-umirayushchiy-donbass

Там, в гетто всеобщего «процветания», никто ни во что не вкладывает. Из предприятий и людей выжимают последние соки. Это тоже плата. Это тоже цена.

Это все философия войны, философия «па-багатому», философия «мир любой ценой». О цене, уплаченной за чьи-то желания, лучше всего думается, глядя на эти фото. Чувствуя под собой вот эти куски асфальта. Вчерашнего мира, разрушенного чьей-то мечтой «назад».

Сколько тысяч километров дорог в ОРДЛО, разрушенных и исчезнувших под траками? Нам их все восстанавливать. Нам платить эту цену. За что?

Возможно за наше будущее. Чтобы восстановленный и вылеченный от русской чумы край, перестал быть нашей болью, раной и Тортугой, пытающейся нас сожрать ради удовлетворения своих желаний. А еще ради стены. Огромной стены, там посреди степей, за крайней улицей Изварино, Провалья и Майки, Бирюково, Панченково, которая навсегда бы нас отделила от очага инфекции, от того, что является первопричиной войны и разрухи на Донбассе. От Российской Федерации и ее философии тлена!

Олена Степова, для ИС