Координатор ИС: Полигонная лихорадка российских оккупантов набирает обороты

Координатор ИС: Полигонная лихорадка российских оккупантов набирает обороты

По информации Главного управления разведки Минобороны Украины, командование российских оккупационных формирований на Донбассе, пользуясь снижением огневой активности в районе линии разграничения при достигнутом недавно так называемом Пасхальном перемирии, решило форсировать процесс наращивания уровня боеспособности в подчиненных «частях и подразделениях». Сейчас принимаются дополнительные организационные меры по повышению уровня готовности к боевому применению соединений и частей так называемого 1-го и 2-го «армейских корпусов» оккупационных войск. Оккупанты организовали на ротационной основе мероприятия по-боевому слаживанию уже развернутых «формирований», особенно тех, которые периодически отправляются на «передовую», а также мероприятия по проведению тренировок и своеобразных «сборов резервистов» на «отжатой» у местных общин территории наскоро оборудованных «полигонов и учебных центров».

Весьма показательно, что одновременно оккупанты уделяют особое внимание нескольким вопросам боевого применения своих вооруженных формирований, которые, бесспорно, свидетельствуют о существовании у них определенных планов и замыслов по использованию созданных «корпусов».

Так, отработка совместного использования танковых и артиллерийских подразделений при ведении наступательного боя или форсировании водной преграды с захватом и удержанием плацдарма явно свидетельствует о том, что оккупанты вынашивают планы не только оборонной направленности.

К тому же все эти «учения» и «тренировки» проходят с высоким уровнем интенсивности, часто несмотря даже на существование и действие Минских договоренностей об отводе тяжелого вооружения на определенное расстояние, наличие наблюдателей международной миссии ОБСЕ или даже на угрозу жизни и здоровью мирного населения. К примеру, на прошлой неделе во время очередных учений по «управлению огнем артиллерийских подразделений» оккупанты так увлеклись, что накрыли огнем 122-мм артиллерийских систем жилой квартал в городе Енакиево, разрушив при этом несколько зданий. Ясно, что не очень волнуют нынешний Кремль такие «мелочи» по сравнению с «дрессировкой» боевиков специалистами, чтобы они могли применять весь ассортимент путинского «военторга», который каким-то чудом «заблудился» среди терриконов Донбасса... В этом деле главное - превратить сформированные «корпуса» в действительно боеспособные формирования, способные проводить наступательные действия на более-менее приемлемую глубину. По сравнению с этим разбитые стены и крыши нескольких домов в Енакиево, с точки зрения Кремля и его «гениального» штаба, кажутся незначительными.

Рост уровня боеспособности обоих «корпусов» обусловлен вполне понятным стремлением агрессора иметь в гибридной войне соответствующий инструмент для боевых действий. В ином случае этим марионеточным квазигосударственным образованиям приходится при первой же возможности опять звать на помощь «российских друзей», которым, в свою очередь, приходится снова притворяться «местным ополчением», как это было в 2014-м или во время боев за Дебальцево.

Все это кажется нынешнему Кремлю достаточно опасным как с точки зрения реакции международного сообщества (ведь собственное прямое участие в агрессии в таком случае вряд ли удастся скрыть), так и с точки зрения устойчивости внутреннего положения (потому что прямое участие в боях с ВСУ - это потери, которые скрыть с ростом их числа будет все труднее). К тому же финансово-ресурсная цена участия кадровой российской армии в войне с Украиной совсем иная, чем опосредованного управления формированиями коллаборационистов, вооруженных еще советским «неликвидом» из российских военных складов. Вот откуда такое лихорадочное желание у оккупантов проводить разнообразные мобилизации, «сборы резервистов» и доукомплектования обоих «корпусов» с использованием, в первую очередь, именно местного контингента. Происходит донбассизация агрессии Кремля против нашей страны, ставку он делает на «местные ресурсы».

Именно логическим продолжением этого процесса, или, лучше сказать, следствием, и является существенное наращивание темпов боевой подготовки и создания вооруженных формирований оккупантов. Весьма показательно, что рост уровня динамики учений и тренировок оккупационных формирований происходит на многих участках оккупированной зоны.

В частности, на прошлой неделе был отмечен рост интенсивности тренировок по приведению в высшую степень боевой готовности подразделений «отдельной мотострелковой бригады», дислоцированной в населенном пункте Кальмиусское, «отдельного штурмового мотострелкового полка морской пехоты», дислоцированного на Мариупольском направлении, в районе Новоазовска, «отдельного механизированного полка» (Донецк) и «отдельной артиллерийской бригады» (г. Хрустальный).

Но будем откровенны, по крайней мере, перед собой: превращение двух оккупационных «корпусов» из полуаморфных, полупартизанских формирований с мощными проблесками анархии и атаманщины, которые без прямой помощи регулярного российского войска были способны на выполнение только достаточно ограниченного круга задач, в стройные и полностью боеспособные структуры типа полноценных «армейских соединений» - это процесс не одного дня и даже не одного года. Особенно тогда, когда находятся силы и конкретные «полевые» главари внутри этих «народных бантустанов», которые этому противятся и мешают.

Понятно, что эту «проблему» Кремль обычно способен решить достаточно быстро и кардинально: одного можно «покатать на лифте», другого - расстрелять из пулемета, а то и просто взорвать по дороге на свадьбу... Никаких моральных и этических тормозов он по этому поводу не имеет. Как свидетельствует суровая жизненная реальность, особых трудностей в выборе средств «решения этих проблем» Кремль совсем не испытывает. Ведь у него имеется целый спектр таких средств - от чайку с полонием или газа «Новичок» до лихих ребят из «ЧВК Вагнера». Были бы только деньги и реальная необходимость...

Другое дело - сформировать, развернуть, вооружить, оснастить, а главное - НАУЧИТЬ и ПОДГОТОВИТЬ, по крайней мере, роту, батальон, бригаду и даже «корпус». Здесь так быстро это сделать не получится (чтобы подготовить минимально квалифицированного механика-водителя танка или наводчика-оператора БМП, способного в реальном бою применять штатное оружие, понадобится два-три, а то и три-четыре месяца). А если вам их нужно десятки, сотни, тысячи? А сам «армейский корпус» - это не только первичные военные специалисты типа пулеметчика, простого стрелка или гранатометчика, подготовка которых занимает минимально приемлемое для агрессора время, но и преимущественно специалисты по целому ряду сложных военных специальностей - от оператора БпЛА до штабного офицера оперативной службы.

«Армейский корпус» или в случае с Донбассом даже его приближенная копия - это очень и очень сложный и выверенный механизм с подразделениями, частями и соединениями различных родов войск, а иногда и видов войск, различными пунктами управления и командными звеньями, достаточно сложной системой тылового обеспечения и тому подобное. Чтобы хотя бы все это могло действовать в унисон, хотя бы на минимальном уровне могло взаимодействовать, надо потратить не только кучу денег, ресурсов и других «предметов материально-технического обеспечения», но и, прежде всего, ресурс, который совсем не восстанавливается, - ВРЕМЯ. Всех этих людей нужно научить действовать минимально грамотно и приемлемо, да еще и сообща...

В случае с нынешней «донбассизацией» войны агрессору придется потратить на это много времени и усилий. Поэтому ничего удивительного в том нет, что оккупационные формирования этой весной начали наращивать темпы и объемы боевой учебы. Им есть куда спешить...

Константин МАШОВЕЦ, координатор «ИС», для «Народной армии»