Как работают информационные фейки, и почему их становится все больше

Как работают информационные фейки, и почему их становится все больше

В последнее время фейки все чаще привлекают общественное внимание, особенно после президентских выборов в США и Франции, когда их активно использовали за или против кандидатов. Хотя, кроме этого, были и референдумы («Брексит» и Каталония), и борьба за интерпретацию гибели малазийского «Боинга» МН-17, а также кампания против вакцинации в США.

- Фейки - это «отклонение от правды», по крайней мере, в традиционном ее понимании, с которым человечество жило все время. Можно условно сказать, что фейк - это правда лжи, поскольку общество все-таки воспринимает его как правду, и это очень важный фактор. Во-вторых, оказалось, что фейки являются довольно распространенными в информационных потоках. А если они распространены, значит, нужны или коммуникатору, или получателю информации. То есть, фейки нужны обеим сторонам. В-третьих, фейки и мемы сегодня функционируют как слухи и анекдоты вчерашнего дня, их можно назвать структурами «с моторчиком», поскольку они способны к самораспространению, - рассказывает доктор филологических наук, профессор, специалист в области информационных войн Георгий Почепцов.

Сейчас фальшивость контента не столько препятствие для распространения, сколько преимущество, потому что читатель получает то, что хочет услышать. Другие факты и мысли его не особо интересуют. Он хочет присоединиться к тем, чье мнение совпадает с его собственным и принять те, пусть и фальшивые, факты, подтверждающие или, по крайней мере, не противоречащие его мнению и картине мира, которая у него создалась.

Далее важной составляющей является степень влияния. С одной стороны, например, нам говорят, что влияние российских интервенций на выборах Трампа было незначительным. С другой стороны, есть и такие подсчеты, что 27,4% американцев в возрасте от 18 лет просматривали статью на протрамповском или проклинтоновском ложном сайте. А 27,4% - это 65 млн избирателей. Если же посмотреть на число статей, то фейковые составляли всего 2,6% от общего их объема.

- Еще десять лет назад мы провели интересный эксперимент с фиктивной веб-страницей. Он базировался на том, что 72% студентов верят информации, которую получают в ссылках от друзей. Этот сайт порождал слухи по модели «Знаменитость Х поймали в постели со знаменитостью Y». А в конце месяца сайт заработал на рекламе. Вывод: фейковые новости могут зарабатывать деньги, загрязняя Интернет неправдой. Еще один вывод. Когда мы уделяем чему-то внимание, то на эту тему будет больше информации. Так работает экономика внимания. Однако фиктивную информацию сделать дешевле, чем искать настоящую.

К нам фейки пришли вместе с гибридной войной. Это «зеленые человечки» и «распятый мальчик». В первом случае реальность скрывали, во втором, наоборот, создавали из ничего.
Что такое гибридная война? Для россиян это война, которой вроде бы нет, или война, в которой их нет. Они ведут войну, которая забирает у Украины Крым и Донбасс, при этом утверждая, что войны нет. Фейки создают новую реальность, которая основывается не столько на физических, сколько на информационных и виртуальных основаниях. За информационной и виртуальной идет атака физическая.

Вообще структура российской пропаганды напоминает усеченный конус, на вершине которого располагаются адепты, смыслоносители. Это на самом деле небольшой отряд теле- и радиоведущих, а также постоянных экспертов (40-50 человек), которые мигрируют с канала на канал. Они и транслируют, и формируют своеобразную систему ценностей, точнее - антиценностей (поскольку пропаганда не столько утверждает собственные ценности, сколько отвергает чужие). Это представители гуманитарной сферы (историки, философы, деятели искусства), а также политологи, возглавляющие институты, центры и фонды, в названии которых присутствуют слова «геополитика», «изучение» и «анализ».

- Одновременно в структуре российской пропагандистской машины важную роль играет искренность самих пропагандистов (различные киселевы, мамонтовы и другие). Существует распространенное представление, что пропагандисты все это делают за деньги, потому что им так сказали. Но это далеко не так. Без их искреннего участия просто не произошло бы эффекта пропаганды. Они являются драйверами эмоций, постоянно повышая градус, - продолжает Георгий Почепцов.

Пропаганда всегда работала с фейками. И всегда пропагандистская работа достигала своего пика во время войны. Так если Россия не воюет, как утверждают ее высшие должностные лица, то почему воюет на пике ее пропаганда?

Фейк слабо поддается опровержениям, поскольку его распространяет тот, кто сам в него верит. Как показывают психологические эксперименты, в окружающем мире мы ищем подтверждение своих представлений, а не отрицание их.

Мы можем и должны находить новое понимание фейков. Все понимают фейковые новости в свою пользу. Так всегда бывало в истории человечества: каждый верит тому, чему хочет поверить. Активность фейковых новостей дает такую ​​возможность с доставкой на дом. Поэтому не коммуникатор, а человек, потребляющий информацию, является основой создания и распространения фейков.

Сервис, который поможет противодействовать пропаганде

Международная команда запускает приложение FakesRadar, что поможет пользователям отследить фейки в своих лентах. Принцип работы FakesRadar заключается в том, чтобы дать возможность пользователям сканировать свои ленты новостей и сообщать им о найденных фейках. Для этого приложение будет использовать банки данных признанных фактчекинговых организаций, таких, как EUvsDesinfo и StopFake. Также FakesRadar будет предлагать пользователю ссылки на опровержение фейка и информацию о сайте, который его запустил.
В FakesRadar можно будет также сыграть в своеобразную игру: сообщить пользователю, который стал жертвой дезинформации и распространил фейк, предоставить ему и другим пользователям опровержение фейка.

Автор идеи и руководитель проекта Дмитрий Потехин рассказал, чем FakesRadar будет отличаться от других инициатив, направленных на противодействие фейкам.
- Большинство проектов против фейков замечательные и весьма необходимые. В основном они создают качественный антифейковый контент или исследования дезинформации. Впрочем, после возвращения из донецкого концлагеря в 2014-м я заметил, что фейки значительно больше распространены, чем их опровержения, - пояснил Дмитрий. - Мы с журналистом из BBC опровергли фейк «о сотрудничестве ИГИЛ с «Азовом», которое должно помешать предоставлению Украине «Джевелинов». Впоследствии мы попытались сделать сервис, который бы помогал профессиональным фактчекерам распространять их контент. Первые две версии нашего сервиса были не очень удачные, но тестирование третьей дает замечательные результаты, поэтому сейчас мы готовим ее запуск.

Партнерами проекта являются Стэнфордский университет, StopFake.org и проект ОКО.

Исследование сети Public Data Lab показало, что аудитория, читающая фейки, почти не читает их опровержения. Это две разные аудитории, которые не пересекаются.

Подготовил Роман Вус,

«Народна армія»