Как избежать кровопролития из-за Томоса? – координатор ИС

Как избежать кровопролития из-за Томоса? – координатор ИС

Может ли процесс создания в Украине независимой церкви сопровождаться силовым противостоянием и даже кровопролитием? Что предпринимают российские спецслужбы, чтобы воплотить такой сценарий? Что необходимо предпринять в Украине, чтобы не допустить этого? На эти вопросы в блиц-интервью UAportal ответил координатор группы "Информационное сопротивление", народный депутат Украины Дмитрий Тымчук.

- Вы помните, что на протяжении, как минимум, нескольких последних месяцев Константинополь предостерегали от предоставления автокефалии церкви в Украине, прежде всего, настаивая на том, что это приведет к кровопролитию. По вашим оценкам, действительно ли это возможно?

- Я слышал страшилки по поводу того, что будет религиозная гражданская война, кровопролитие, "кровавая баня" и так далее только от представителей УПЦ МП и от представителей РПЦ. Я не слышал ни единого призыва от УПЦ КП или УАПЦ к захвату храмов или к силовым акциям.

На данный момент мы видим тот сценарий, который совершенно очевидно нам навязывается Москвой. Мы понимаем, что РПЦ – это фактически инструмент российских спецслужб, в первую очередь, ФСБ. И, по большому счету, если брать "конечного пользователя", РПЦ – инструмент Кремля. И именно они хотят навязать сценарий силового противостояния, кровопролития и так далее.

- Удастся ли его предотвратить?

- В данной ситуации я надеюсь, прежде всего, на здравомыслие украинских верующих, в том числе прихожан УПЦ МП – что они все-таки не поведутся на сценарий силового противостояния, который пытаются нам навязать.

Хотя, по последним данным, которые мы получали с оккупированных территорий, говорят о том, что "МГБ" "ДНР", "МГБ" "ЛНР", их агентура усиленно распространяет различные фейки, которые уже должны провоцировать народное негодование.

Например, о том, что якобы украинская власть уже завезла в Святогорский монастырь (УПЦ МП) священников Киевского патриархата, которыми заменили священников Московского патриархата, и так далее. Вбрасываются фейки о том, что якобы со дня на день состоится штурм "Правым сектором" и штурмовиками УПЦ КП Киево-Печерской лавры и так далее.

Они пытаются раскручивать эту тему неимоверно, чтобы спровоцировать какое-то силовое противостояние.

Однако, если брать во внимание ситуацию, которая существует в УПЦ МП, то там тоже всё далеко не однозначно. Мы еще бог знает когда писали о том, что, по нашим наблюдениям, около трети священнослужителей УПЦ МП – это действительно ястребы, поборники "русского мира". Я уверен, что масса из них имеют звания офицеров российских спецслужб. Понятно, какую точку зрения они отстаивают – точку зрения Кремля, точку зрения РПЦ.

Еще одна треть глав приходов УПЦ МП – проукраински настроенные батюшки. Они вроде бы под Московским патриархатом, но, тем не менее, они вполне адекватно себя ведут, и к ним никаких претензий нет. Я уверен, что когда будет проходить собор по поводу создания единой поместной церкви в Украине, они без проблем со своими приходами перейдут в такую церковь и никакого дискомфорта испытывать не будут.

И, наконец, последняя треть УПЦ МП – это так называемое "болото", которое ориентируется на политический момент. Я думаю, что в той ситуации, которая сложилась, и в том, что им предлагает Украина, то есть без силовых захватов и прочего переходить в единую поместную церковь со своими прихожанами и работать в прежнем режиме – с ними не должно быть каких-то больших проблем.

После того как в Украине состоится собор по поводу создания единой поместной церкви, я думаю, что расклад сил даже внутри одной УПЦ МП резко изменится. Более того – даже многие священнослужители из числа "ястребов", взвесив все "за" и "против", сделают для себя выводы. Потому что одно дело – быть представителем Украинской поместной церкви, и другое – быть представителем украинского экзархата РПЦ. Именно так, по идее, будет именоваться нынешняя УПЦ МП.

- Вы уже упомянули две лавры – Святогорскую и Киево-Печерскую. Какие потенциальные горячие точки вы могли бы обозначить на карте Украины с точки зрения возможного противостояния?

- Как я уже говорил, со стороны УПЦ КП и УАПЦ мы не слышали и, я уверен, не услышим ни единого призыва к захвату каких-то религиозных объектов, сооружений, храмов, а тем более монастырей.

Логика создания единой поместной церкви состоит в том, что никто не должен пытаться что-то захватить силовым способом или "отжать". Речь должна идти только о том, что прихожане во главе со своим духовным пастырем должны сами делать выбор.

Если они хотят быть часть единой украинской церкви, они должны сами приходить и вливаться в эту церковь. Если они хотят быть представителями украинского экзархата РПЦ – это их выбор.

- Следует ли делать какие-то специальные шаги, в том числе на законодательном уровне, чтобы предотвратить возможное силовое противостояние?

- Самый главный закон у нас уже давно принят – это Основной Закон, Конституция Украины, которая гарантирует право на свободу совести и право религиозного выбора. Каждый украинец сам выбирает ту церковь, ту конфессию, к которой он хочет принадлежать.

Что касается тех вариантов, которые нам пытаются навязать российские спецслужбы через УПЦ МП и РПЦ, то противодействие им - это, конечно, уже задача украинских спецслужб. Опять-таки, тут речь не идет о каких-то религиозных моментах – речь о проведении спецоперации российскими спецслужбами в Украине.

У нас замечательно работает контрразведка, у нас замечательно по этому направлению работают правоохранители. Я уверен на 100%, что им удастся нейтрализовать силовые сценарии, которые пытаются нам навязать. Все полномочия у спецслужб и правоохранителей есть.

- Как теперь быть с двумя так называемыми "церковными" законопроектами, автором одного из которых вы являетесь? Может быть, необходимость в них уже отпала?

 

- Да. Тот же законопроект по поводу церквей, центры управления которых находятся на территории страны-агрессора (№4511 "Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых расположены в государстве, признанной Верховной Радой Украины государством-агрессором", - Ред.).

Если все-таки пройдет процесс объединения украинских церквей в единую поместную церковь, если церковь, которая сейчас получает указания и управляется из Москвы, получит свой реальный, а не вымышленный статус – если это будет украинский экзархат, то есть фактически представительство Русской православной церкви в Украине – я думаю, что надобность в таких шагах отпадет.

- То же самое касается и второго законопроекта – №4128 "О свободе совести и религиозных организациях"? Он тоже теряет свою актуальность?

- Думаю, да.

- Говорят, что большая часть приходов РПЦ находится на территории Украины.

- Честно говоря, по России не ездил, не считал их приходы, но я тоже встречался с такой статистикой.

- Тем не менее, можно определенно утверждать, что их действительно много. Вам не кажется, что предоставление Томоса и события, которые последуют за этим, фактически приведет к краху РПЦ?

- Нет, я не думаю. РПЦ – это инструмент гибридной войны Кремля. Причем, это касается не только Украины. Они присутствуют, например, в странах Балтии. Есть Эстонская православная церковь.

- То есть РПЦ найдет чем себя занять.

- Да, им есть чем заниматься, они найдут точку приложения. И они без работы не останутся – это 100%. По крайней мере, я не думаю, что генерала Гундяева разжалуют до полковника.