Информационная война-2014: как блокировались восточные регионы Украины, - аналитика ИС

Информационная война-2014: как блокировались восточные регионы Украины, - аналитика ИС

Оккупированные регионы Донецкой и Луганской области сегодня находятся в фактической изоляции от украинского информационного потока. Отечественные печатные издания там даже не появляются, а эфирный сигнал от украинских TV и FM передатчиков туда едва доходит.

Все это явилось результатом информационной блокады региона российскими спецслужбами в начале 2014 г.

Одной из главных задач российских агентов в целях дестабилизации обстановки на востоке Украины было очищение медийного пространства от украинских источников массовой информации.

Каким образом это происходило?

Начиная с 1 марта 2014 г. в Донецке, Харькове, Мариуполе, Луганске, Славянске, Краматорске, Енакиево, Ждановке, Красном Лимане, Горловке, Артемовске, Макеевке, Дружковке стали одновременно проходить протесты под российскими знаменами.

Их отличительная черта – это шаблонность в сценариях проведения и требованиях протестующих. Чрезвычайно знаковыми были признаки заблаговременной подготовки.

Для справки: Общеизвестно, что примерно за год до начала событий на украинском Донбассе, начальник российского Генштаба В.Герасимов сделал доклад о современных военных конфликтах.
В нем он обозначил ведущую функции «внутренней оппозиции» в другой стране для создания атмосферы хаоса. В истории с Донбассом роль «внутренней оппозиции» сыграли активисты, прикомандированные из Кремля, и местные пророссийские организации.
В теории Герасимова неотъемлемой частью массового хаоса явилась информационная блокада, о которой сам генерал предпочел широко не говорить.
(На схеме Герасимова мы обозначили информационные мероприятия красным фоном).
Характерно, что в российских военных кругах давно обсуждается блокада информационных потоков. Например, об этом говорилось еще в 2008 г.
учебных пособиях для ВУЗов, в журнале «Военная мысль» 2009 г. или в материалах В.Сороченко 2002 г.
Практическая сторона информационной изоляции для российских спецслужб была «обкатана» во второй чеченской войне. Об этом подробно описывает тбилисский профессор О.Панфилов в своей книге «Информационная блокада Чечни».
Ровно тот же сценарный план реализовывался в марте-апреле 2014 г. в Донецком регионе.

На тот момент необходимым условием создания массового хаоса на востоке Украины должна была стать подмена смыслов – традиционные понятия об Украине нужно было подменить новой пророссийской идеологией. Как и в Чечне, эта задача решалась путем воспрепятствования работы существующих (украинских) информационных каналов с одновременным заполнением высвобожденных ниш российским контентом.

Это достигалось несколькими путями.

а) введением запретов на работу украинских журналистов на митингах сепаратистов

С первых митингов в Донецке, Луганске, Горловке и других городах самопровозглашенные лидеры призывали митингующих изгонять украинских репортеров. Российских журналистам, напротив, создавались все условия для их работы.

Несколько примеров того времени:

·         возле здания Луганской ОГА был избит главный редактор газеты «Гривна Плюс» Сергей Давыдов;

·         избит корреспондент сайта «0642» Евгений Спирин;

·         на украинских журналистов возле ДонОГА было совершено нападение. В то время они участились. Толпы отнимали камеры и микрофоны. Несколько украинских журналистов были избиты;

·         участники митинга потребовали удалить с площади освещающих акцию украинских журналистов. Они с матом набросились на корреспондентов и фотокоров, требуя, чтобы они «пошли вон!»;

·         В Славянске неизвестные захватили в плен украинского журналиста.

К началу марта 2014 г. на востоке Украины зафиксирован 31 случай похищения или захвата в заложники журналистов, из них 20 случаев произошли в Донецкой области. Кроме того, отмечено 12 нападений на офисы редакций в трех восточных областях Украины –Луганской, Донецкой и Харьковской.

б) блокирование работы украинских информационных каналов

Практически с первых дней провокаций в восточных регионах Украины на офисы украинских СМИ совершались нападения с целью помешать им выполнять свою работу. Многие редакции, опасаясь за жизни своих сотрудников, закрывались сами.

По сути, украинских медийщиков вынудили не выходить на работу. Параллельно с этим, электронные СМИ Донбасса блокировались интернет-атаками.

Вот несколько моментов той ситуации:

·         офис редакции газеты «Донецкий кряж» был обстрелян из автоматического оружия.

·         несколько раз предпринимались попытки штурма Донецкой областной государственной телерадиокомпании;

·         в Харькове около 50 неизвестных молодых людей в масках и вооруженных битами ворвались в офис местного телеканала «АТН»;

·         в Луганске пророссийски настроенные люди захватили здание телекомпании «ИРТА».

·         в Донецке неоднократно обстреливали государственную ТРК;

·         в Донецке захватили телецентр и потребовали прекратить вещание украинских каналов на территории «днр».

·         в захваченном телецентре Донецка при помощи принесенного оборудования включена трансляция российских каналов и выключены украинские;

·         телевизионные каналы Украины выключены из эфира;

·         в интернет-сегменте замечено блокирование работы ключевых интернет-изданий «Остров», «Новости Донбасса» и «УРА-Информ.Донбасс».

в) замена исключенных из потока украинских каналов на российские СМИ с кремлевским контентом

·         появление в Луганской и Донецкой областях российских эфирных телевизионных каналов вместо украинских. Помимо новостного контента российского телевидения,  в эфирное вещание Донбасса были включены развлекательные и познавательные телеканалы России;

·         включение в Донецке FM-радио «Республика» (99,0 МГц, 0,5 Вт). Ранее на этой частоте вещало радио «Эра»;

·         остановка работы донецкой FM-станции «Мега Радио» и включение на ее волне «Голоса России»;

·         активизация работы FM-станций «Казачий Дон» (88.10 МГц), «Донская волна» (90.50 МГц), «Радио «Маяк» (91.00 МГц) из Каменск-Шахтинской радиотелевизионной передающей станции Ростовской области;

·         оживление активности Белгородского областного радиотелевизионного передающего центра, антенны которого нацелены на Харьковскую область. Аналоговый эфир в харьковском регионе стал позволять TV-прием «Первого канала», «Россия-1», «НТВ», «Звезда», а также FM-прием «Радио России», «Маяк», «Мир Белогорья» и др.;

г) блокирование работы операторов мобильной связи

·         зафиксировано многократное блокирование мобильной связи в городах собрания митингов, а также в районах проведения мероприятий АТО. В определенное время исключалась возможность дозвониться до абонентов мобильных операторов;

·         техническое подавление радиосигналов мобильных телефонов и модемов не позволяли журналистам и стрингерам вести прямые трансляции событий с мест проведения митингов в городах Донбасса;

д) создание передвижных пунктов информирования

·         активисты в Донецке, Луганске и Харькове устанавливали телевизоры и динамики, по которым транслировались российские телевизионные каналы. Акция по организации подобных пунктов информирования не стала массовой очевидно ввиду слабой организации «активистов».

ж) создание агитационных групп и распространение слухов

·         российские координаторы в «днр» создавали агитационные группы по три человека, чтобы те ездили по окраинам Донецка и другим населенным пунктам, распространяли необходимую информацию, поднимали людей и собирали пожертвования;

·         распространение слухов в Донецке производилось посредством живого общения в местах сосредоточения людей, социальных сетей, форумов или через мобильную связь. В апреле 2014 г. слухи были едва ли не единственным оперативным источником информации в Донецке.

з) занятие российскими СМИ доминирующих позиций в освещении ситуации в Украине

После создания невыносимых условий для СМИ Украины на Донбассе, инициативу в освещении событий перехватили российские источники, подконтрольные Кремлю.

С этого момента российские СМИ стали источником оперативной информации из Донбасса. Это позволило им не только первым публиковать новости из «зоны нестабильности», но и придавать им необходимую риторику. Одним словом, Россия создала себе надежную площадку для информационных манипуляций.

При этом, была отмечена важная особенность – информация о развитии ситуации в восточных районах стала дублироваться многими украинских СМИ из российских источников. Зачастую, украинские редакции просто перепечатывали заметку, добавляя лишь ссылку на российский источник.

С этого момента можно было считать, что украинские медиа перестали быть самостоятельными в освещении событий на Донбассе.

В информационном плане Украина лишила себя возможности информировать свое общество объективными и достоверными сведениями.

Фигурально, Донбасс стал информационно закрытым регионом для Киева и все дальше уходил в орбиту информационного влияния России.

***

Таким образом, информационная блокада Донбасса стала неотъемлемым элементом дестабилизации ситуации в этом регионе. До событий в Украине, информационная блокада апробировалась во второй чеченской кампании и скрупулезно изучалась российскими военными учеными.

На Донбассе она достигалась путем комплексного давления на украинские медиа-организации административными, военными, программными и техническими методами воздействия.

С момента вытеснения украинских медиа из медийного потока оккупированного Донбасса, Россия реализовала план по заполнению освободившихся «пустот» собственными каналами информации в информационном потоке.

На сегодня информационный поток оккупированных регионов Донбасса контролируется Москвой и. фактически, включен в информационное пространство России.

Вячеслав Гусаров, эксперт в сфере информационной безопасности, ЦВПИ, группа "ИС"