Химический Башар: о преступлениях Кремля против сирийского народа

Химический Башар: о преступлениях Кремля против сирийского народа

Химическое разоружение режима Асада, которое преподносилось несколько лет назад в качестве огромного достижения российской дипломатии, оказалось обманом. В новых реалиях Кремль всячески потворствует возобновлению сирийского смертоносного арсенала, что делает ситуацию в регионе все более напряженной и крайне далекой от мирной.

Тяжелая неделя кремлевских патронов Асада

Российский миф о победном шествии кремлевской дипломатии в сирийском вопросе показал свою полную несостоятельность за очень небольшой промежуток времени.

Сочинский конгресс национального диалога, прошедший 29-30 января, завершился позором для МИД России и лично Лаврова, ведь по итогам работы недешевого мероприятия не было принято никаких принципиальных решений.

Как и ожидалось, «Сочи-1» завершилось объявлением мало внятных деклараций о том, что нужны все новые и новые подобные встречи, и может тогда сирийские делегаты соизволят прийти к какому-то общему знаменателю. Но это совсем не точно. А пока все они вновь возвращаются к работе в рамках политического диалога в Женеве. В общем, Сочи так и не стало площадкой для выработки параметров «новой Сирии», и это не удивительно в виду продолжающейся в стране войны.

Наиболее яркой иллюстрацией эскалации военной ситуации в стране стал очередной инцидент 3 февраля с атакой российского штурмовика Су-25 над провинцией Идлиб.

Военный самолет в итоге был сбит, а пилот, который катапультировался, погиб в перестрелке с боевиками. Это уже пятый самолет, утраченный российскими ВКС в Сирии, но лишь вторая потеря в ходе выполнения боевого задания.

Пока существует некая неясность: кто же может стоять за данным инцидентом? Звучат мысли, в основном из российских источников, что это дело рук сирийского отделения «аль-Каиды» - группировки «Хайят Тахрир аш-Шам». Также звучат предположения, что это могут быть боевики «Джейш аль-Фатах», якобы причастной к убийству российского посла Андрея Карлова в Анкаре в конце 2016 года.

Но наиболее правдоподобно звучит версия, что это могут быть бойцы арабской группировки «Бригады Самарканд», которых поддерживает Турция. Как в январе 2018 года сообщали многие СМИ, повстанцы одной из частей Сирийской свободной армии захватили у курдов российские ПЗРК «Игла».

Попытки Кремля перевести стрелки на Вашингтон были сразу категорически опровергнуты с американской стороны. Представитель Пентагона Эрик Пэно заявил агентству РИА Новости, что США не снабжали партнерские силы в Сирии оружием типа «земля-воздух», и не намерены делать этого в будущем.

Выходит, что российские самолеты сбивают российским же оружием повстанцы якобы сейчас дружественной Москве Турции. Как видим на этом примере никакой «сочинской тройки» по факту не существует, и Эрдоган где только это возможно, будет ограничивать и без того слабнущее влияние России в Сирии.

Такие действия трудно осудить по той простой причине, что режим Путина сам постоянно торгует союзниками, как сделал это с курдами, и любые сделки с ним не стоят выеденного яйца. Что также очень важно, российский штурмовик выполнял боевое задание над зоной деэскалации, и содействовал продвижению асадовских сил в районе города Саракеб. Получается, что зоны деэскалации в Сирии, так прославляемые российской пропагандой, попросту не работают.

Но на провале «Сочи-1» и атаке на Су-25 проблемы для россиян и их алавитских друзей в Дамаске совсем не закончились. Наибольшее беспокойство российско-сирийских автократов сейчас вызывает заявление США о том, что режим Асада восстановил свою программу разработки химического оружия.

Это означает тотальный крах репутации Москвы, как инициатора процесса уничтожения химического оружия в Сирии. США ищут подтверждения сообщений об использовании властями Сирии зарина - отравляющего вещества нервно-паралитического действия. Об этом заявил 2 февраля журналистам глава Пентагона Джеймс Мэттис. По его словам, он «не видел пока подтверждений сообщений об использовании зарина», но «испытывает тревогу по этому поводу».

«Представители сирийской оппозиции говорят, что был использован зарин, мы ищем подтверждений этих сообщений», - добавил Мэттис. Глава Пентагона также указал, что сирийское правительство «неоднократно использовало газообразный хлор» против жителей своей страны.

1 февраля руководитель пресс-службы Госдепартамента США Хезер Науэрт заявила, что администрация президента Дональда Трампа «чрезвычайно обеспокоена новыми сообщениями о применении газообразного хлора сирийским режимом для устрашения мирных жителей в Восточной Гуте. Мы воспринимаем обвинения в применении химического оружия очень серьезно, и будем и дальше привлекать к ответственности всех виновных за подтвержденные случаи применения химического оружия через имеющиеся дипломатические механизмы, включая СБ ООН и Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО)».

Что важно, госсекретарь Рекс Тиллерсон также обвинил Россию в «неспособности справиться с распространением химического оружия в Сирии». В целом складывается крайне неприглядная картина: Россия уже не только не контролирует ситуацию в отношениях с Турцией, теперь также есть и большие сомнения в том, что Дамаск не ведет свою хитрую игру за спиной у россиян – по совету Тегерана.

В итоге, это может привести к ослаблению позиций Кремля в решении сирийской проблемы, либо окончательно развеет российский имидж страны-миротворца.

Сирия и ОМП: боевая химия против мирного населения

Правящий в Сирии клан Асадов принадлежит к шиитской секте алавитов, и после прихода к власти в начале 1970-х гг. постоянно чувствовал себя в уязвимом положении.

Причина состояла в том, что внутри Сирии алавиты являются меньшинством, которому противостоят суннитские массы. На внешнем же уровне Дамаск ощущал возрастающее давление Израиля. Чтобы избавится от описанных слабостей, Асады решили сделать ставку на разработку программ оружия массового уничтожения, что должно было уровнять их шансы в борьбе с оппонентами.

Сирийское правительство стремилось развивать различные направления создания оружия массового поражения (ОМП). Страна обладала зачатками собственной ядерной программы, которая развивалась в тесной кооперации с КНДР.

Сирия является участником Договора о нераспространении ядерного оружия и неоднократно пыталась приобрести небольшие ядерные реакторы в исследовательских целях в КНР, России, Аргентине и других странах. Несмотря на то, что эти попытки осуществлялись под контролем МАГАТЭ, под давлением мирового сообщества руководство САР отменило свое решение о приобретении реакторов.

Сирия имеет открытую программу ядерных исследований под контролем МАГАТЭ на миниатюрном реакторе китайского производства. В тоже время, Израиль постоянно подозревал Дамаск в наличии секретной ядерной программы военного характера. Об этом свидетельствовали отказы сирийских властей инспекторам МАГАТЭ посетить ядерные объекты страны, в частности здание в районе Дир аз-Зура, где возможно возводился атомный реактор по типу севернокорейского ядерного объекта в Йонбене.

Так что, если бы не операция ВВС Израиля в сентябре 2007 года, режим Асада уже в середине 2008 года смог бы обзавестись ядерной бомбой.

По данным экспертов НАТО по биологическому оружию, Сирия ведет разработки в области получения смертельных вирусов и бактерий, вызывающих ботулизм, оспу, сибирскую язву, туляремию, холеру, чуму. Помощь в этом им оказывают российские специалисты. Немаловажно, что Дамаск является подписантом Конвенции о запрещении бактериологического оружия от 14 апреля 1972 года, но до сих пор не ратифицировал ее.

Но если ядерное и бактериологическое оружие - это больше теоретические разработки сирийцев, то в области химического оружия массового уничтожения у них куда большие успехи.

Как известно, Сирия обладала в свое время крупнейшим на Ближнем Востоке арсеналом химического оружия. Делалось это для того, чтобы обеспечить стратегический паритет с Израилем, а значит, химкомпонент был важнейшей составляющей армии страны.

Программа была начата в 70-е гг. и базировалась на сотрудничестве с европейскими фирмами, от которых были получены технологии химического производства двойного предназначения. В Сирии было налажено производство боевых отравляющих веществ кожно-нарывного (иприт) и нервнопаралитического действия (фосфорорганические яды).

Объекты химической программы размещались в районе Дамаска, в Хомсе (газ VX), Хаме (зарин, табун, VX) и районе Сафира, что в Алеппо. Совокупные мощности производства БОВ составляли до нескольких сот тонн, большая часть из которых шла на склады – главным образом зарин.

Одновременно страна обладает большим арсеналом баллистических ракет, способных нести боеголовки с химическим оружием. Речь идет о БР «Скад» с дальностью в 300 км, и «Скад-Д» с дальностью до 700 км, способных поражать цели на территории Израиля. Кроме того, у ВВС Сирии в наличии до 1000 специальных бомб, способных нести химический компонент.

Но если против еврейского государства асадиты применить химическое оружие так и не рискнули, то в гражданской войне против своего народа его использование шло с большим размахом.

В 2013 году стали появляться свидетельства о применении в ходе операций боевых отравляющих веществ. Такие случаи были зафиксированы в районе Алеппо, в пригородах Дамаска - Дума и Адра, возле городов Замалка и Хан-аль-Ассаль.

Во всех случаях, когда оппозиция обвиняла режим Асада в химических атаках, российское правительство на уровне ООН стремилось всячески оправдать сирийскую армию и максимально переложить вину на силы повстанцев, либо «террористов».

Точку невозврата для Асада приобрели события с использованием химического оружия 21 августа 2013 года, когда, согласно данным расследования ООН, по жилым районам пригорода Дамаска – Гуты, были выпущены несколько ракет с боеголовками, содержавшими в общей сложности порядка 350 литров зарина – отравляющего вещества нервнопаралитического типа.

По оценкам различных источников в ходе той химической атаки погибли 1729 человек, значительное число погибших – дети. После катастрофического химического инцидента 11 стран «Большой двадцатки» поддерживают действия США по Сирии даже при отсутствии мандата СБ ООН в готовности провести операцию против сирийского режима, убивающего свой народ.

«Улики ясно указывают на то, что сирийское правительство ответственно за нападение… Мы призываем к жесткому международному ответу… который бы послал ясный сигнал, что подобные зверства никогда не могут быть повторены. Те, кто совершили эти преступления, должны быть привлечены к ответственности», - четко указывалось в заявлении.

Европарламент на пленарной сессии 12 сентября 2013 года в Страсбурге принял резолюцию по ситуации в Сирии, в документе говорилось: «…по информации из различных источников, именно сирийские власти ответственны за применение химоружия. Применение химического оружия в Сирии является военным преступлением и преступлением против человечности. В этой связи необходимо принять четкие, сильные и точно направленные совместные меры, не исключая мер по устрашению».

Казалось бы, на лицо были все основания для проведения международной интервенции против бесчеловечного сирийского режима. Но тогда россиянам удалось «отмазать» своих протеже.

Россия предложила план, предусматривающий поэтапный процесс ликвидации химоружия в Сирии. Эта страна должна присоединиться к Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Затем официальный Дамаск должен задекларировать все места хранения и производства отравляющих газов. На следующем этапе Сирия должна пустить на свою территорию инспекторов ОЗХО, а затем решить, кто займется уничтожением запасов химоружия.

13 сентября Сирия подписала Конвенцию о запрещении химического оружия. 14 сентября в Женеве США и Россия достигли рамочной договоренности об уничтожении сирийского химического оружия. 27 сентября 2013 года СБ ООН принял соответствующую резолюцию 2118.

Тогда власти Сирии задекларировали 23 объекта с химическим оружием. По данным генерального директора ОЗХО Ахмета Узюмджю, на этих объектах функционировало 41 сооружение, включая 18 цехов по производству химического оружия, 12 складов его хранения, 8 передвижных комплексов для снаряжения боеприпасов боевыми отравляющими веществами, а также три иных объекта, связанных с химическим оружием.

В докладе отмечается, что на объектах с химическим оружием САР хранилось около 1,3 тыс. тонн боевых отравляющих веществ и прекурсоров, а также более 1,2 тыс. неснаряженных носителей, в частности ракет и минометных мин.

23 июня 2014 года было объявлено о том, что с территории Сирии была вывезена последняя партия химического оружия для последующего уничтожения. 4 января 2016 года ОЗХО заявила о полном уничтожении химического оружия Сирии.

Но дальнейшие события показали, что правительство Асада крайне далеко от гуманистических идеалов полного избавления от столь дорогого ему химического оружия.

Кремлевская рука в новой химической программе Дамаска

После, казалось бы, полного уничтожения химического арсенала Дамаска, как гром среди ясного неба грянули события 4 апреля 2017 года в районе города Хан-Шейхуна, что в провинции Идлиб. В результате авиационного удара сирийских ВВС произошло поражение населения химическими отравляющими веществами, в итоге погибло не менее 86 человек, ранения получили не менее 557 человек.

Как основная версия рассматривалась химическая атака сирийской армии.    6 апреля 2017 года Организация по запрещению химического оружия заявила о начале расследования по делу о возможном применении химоружия в Cирии. Выводы ОЗХО озвучила 20 апреля, и они состояли в том, что при авиаударе использовался зарин или его аналог нервно-паралитического действия.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон в эфире американского телеканала CBS выразил мнение, что вина за поражение сирийского населения лежит на России, поскольку именно она в свое время взяла на себя ответственность за процесс уничтожения запасов химоружия в Сирии и гарантировала полное запрещение его производства.

19 апреля 2017 года израильский военный представитель анонимно сообщил Reuters, что у сирийских военных сил Башара Асада имеется до трех тонн химического оружия. Выходит, что Дамаск и Кремль обманули мировое сообщество и решили скрыть часть химического оружия для будущих атак против оппозиции.

Российская сторона в дальнейшем, как только могла, тормозила проведение расследования по атаке в Хан-Шейхуне. По состоянию на конец ноября 2017 года российская делегация в ООН 11 раз блокировала проекты резолюций о продлении мандата миссии ООН-ОЗХО с целью расследования новых фактов использования химического оружия в Сирии, хотя в ООН признали, что отравляющие вещества применял режим Башара Асада.

На этот счет постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя заявил, что не мог поддержать «несбалансированный» американский проект, хотя и выступает за продолжение работы Совместного механизма расследований (СМР).

Но уже 22 ноября 2017 года Небензя назвал экспертную группу ООН-ОЗХО «мертвой» и сказал, что Москва готова обсуждать создание некоего нового механизма. Это очередная уловка для затягивания времени и попыток выведения Асада, а также самой Москвы, из-под удара.

Всего группа СМР в ходе гражданской войны в Сирии зафиксировала 33 химических атаки, в 27 случаях доказала вину войск Асада, 6 случаев пока не расследованы. В Дамаске все отрицают. Их поддерживает Россия, выступая в ООН в роли адвоката асадовского режима.

Естественно, что итоги работы СМР не устраивают ни Дамаск, ни Москву. В Кремле особенно озабочены тем, что станут известны неприглядные детали их прямой вовлеченности в новую химическую программу Асада.

С одной стороны, по данным источников британского издания The Economist, озвученным в октябре 2017 года, режим Асада раскрыл лишь 19 (по другим данным 23) мест, связанных с производством химического оружия. Тогда как в реальности их существует более 45. Кроме того, по причине ведения в Сирии боевых действий, вероятно, не все химическое оружие было поставлено под учет, и его часть так и осталась под контролем Асада.

С другой стороны, Дамаск вполне мог начать создание своего химического потенциала с нуля. Ключевыми стейкхолдерами в этом процессе выступают КНДР, Иран и Россия.

Как стало известно 2 февраля 2018 года согласно закрытому расследованию ООН, в период с 2012 по 2017 годы Северная Корея отправила более 40 незадекларированных грузов, предназначавшихся для научного центра в Сирии, который контролирует программу химического оружия в стране.

Два груза были перехвачены службами неназванных стран. Сообщается, что они содержали в себе плитку, неподверженную воздействию кислоты, которая могла быть использована при создании крупного химического предприятия.

Грузы шли от северокорейской компании KOMID, с 2009 года внесенной в черный список СБ ООН как поставщик оружия и оборудования для его производства. Впрочем, нельзя исключать, что КНДР использовалась только как пункт транзита. К этой тактике для сокрытия следов россияне прибегали и ранее, организуя поставки оружия в проблемные страны и террористическим организациям.

Относительно синтеза отравляющих веществ и производства прекурсоров. Анализ образцов почвы из Хан-Шейхуна указывает, что распыленный там зарин не мог быть произведен кустарным способом, как это пытаются утверждать россияне и сирийцы.

Зарин изготовили, во-первых, в условиях специального завода, с высокой степенью технической оснащенности, а, во-вторых, по тем технологиями, и из тех материалов, которые имела в своем распоряжении сирийская сторона. Иными словами, выводы комиссии указывают не только на то, что Асад применяет химическое оружие, но и на то, что заявления Дамаска о его полном уничтожении - неправдивы.

Также сами россияне дают почву для появления предположений, что зарин мог быть поставлен сирийцам иранцами. По мнению российского политолога-востоковеда Григория Меламедова, не известно есть ли химическое оружие у Тегерана.

В то же время, по его словам, химическая атака под Хан-Шейхуном более всего была выгодна персам, чтобы ослабить позиции Кремля в Сирии. Что интересно, россияне даже склонны полагать, что именно Иран, и его радикальные силы, такие как КСИР и «Хизбалла», могли применить химическое оружие против мирного населения. Чего не сделаешь, чтоб отвести от себя подозрения. Особенно на фоне того, что были выявлены доказательства конкретно российского участия в производстве нового сирийского химического оружия. В районе селения аль-Латамина после очередной газовой атаки были выявлены остатки российского авиационного взрывателя АВУ-ЭТ со следами зарина.

Выходит так, что корпуса химических снарядов, сбрасываемые авиацией Асада, и взрыватели к ним, поставляет Москва, и без наличия данных высокотехнологических изделий российского производства применение химического оружия не имело бы должной эффективности.

Более того, Москва может выступать еще и финансовым донором возобновленной программы производства химического оружия в Сирии. В декабре 2017 года издание BuzzFeed опубликовало журналистское расследование о том, как Кремль финансировал разработку химического оружия для Асада.

Кипрский FBME Bank активно использовался соратниками Путина для перекачки десятков миллионов долларов на счета сирийских партнеров, связанных с программами разработки химоружия. Данная банковская структура была основана ливанцами Фади и Фаридом Саабами, являющимися агентами сирийской разведки.

Осенью 2014 года Минфин США наложил санкции на Иссу аль-Зейди, гражданина РФ и Сирии, за то, что он был подставным лицом Scientific Studies and Research Center - фирмы, которая управляет программой химических вооружений сирийского президента Асада.

Также аль-Зейди был основателем компании Balec Ventures, у которой был счет в FBME Bank. Данная фирма была прокладкой не только для финансирования химической программы Асада, но также использовалась для проведения операций по закупке сирийской нефти у боевиков ИГИЛ через компанию Hesco. Одним словом, прослеживаются интересные финансовые связи россиян, как с сирийскими «химиками», так и для финансовой поддержки ИГИЛ через их сирийских партнеров.

Таким образом, вокруг Кремля все плотнее сживается удавка международных обвинений в воссоздании сирийского химического монстра. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш недавно заявил, что к нему поступают «новые весьма тревожные сообщения о предполагаемом использовании химического оружия» в Сирии, а многие жители страны по-прежнему голодают и лишены медицинской помощи.

К антироссийским заявлениям госсекретаря США Тиллерсона и главы Пентагона Мэттиса, озвученным в январе-феврале 2018 года, добавилась критика делегатов Парижской Международной конференции по расследованию преступлений, связанных с применением химического оружия. Там Москву открыто обвинили в покрывательстве режима Асада, и, в частности, в подрыве Совместного механизма ООН и ОЗХО по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии.

Из-за вето России работа данной структуры прекращена. А значит, это лишний раз подчеркивает нежелание режима Путина, чтобы мир узнал правду о преступлениях сирийского режима, и, конечно, его собственной роли в убийствах тысяч сирийских мирных граждан.

Секция «Браво», группа «Информационное Сопротивление»