Геополитическое наступление или хищнический грабеж арктических природных ресурсов “страной-бензоколонкой”?

Геополитическое наступление или хищнический грабеж арктических природных ресурсов “страной-бензоколонкой”?

Российская Федерация в очередной раз упорно и безуспешно пытается навязать свою агрессивную внешнюю политику ведущим странам мира, как в политической, так и в научной сфере.

Очередным ярким подтверждение провала таких действий с боку России стала проведенная по инициативе МИД России 24 ноября в г. Оттава (Канада) научно-практическая конференция “Канада-Россия: диалог и сотрудничество в Арктике” (Сanada – Russia: Dialogue and Cooperation in the Arctic).

Конференция проводилась на базе Карлетонского Университета (Carleton University). 

Особо необходимо отметить, что российская сторона настаивала на проведении конференции на уровне глав дипломатических ведомств РФ и Канады в официальном, а не научном формате как это предполагалось на начальном этапе. Основная цель, которую преследовала российская сторона при организации конференции, это распространение  своих пропагандистских тезисов в канадском и мировом информационном пространстве про доминирующую роль России в освоении Арктики, а также необходимости возобновления сотрудничества ведущих государств мира с РФ не только в экономической, но и политической сферах. 

При этом основной акцент ставился на “несостоятельности и невозможности любой из стран мира решать какие-либо свои национальные вопросы на просторах Арктики без участия и контроля над этими процессами РФ”.

С российской стороны в конференции приняли участие посол МИД РФ по особым поручениям Владимир Барбин, посол РФ в Канаде Александр Дарчиев и член Совета Федерации РФ от Мурманской области Игорь Черниченко. Кроме того, российская сторона в инициативном порядке привлекла к организации и участию в конференции члена “Валдайского клуба” и яркого “приверженца проводимой политики президента Российской Федерации” профессора Карлетонского Университета Петра Дуткевича (Piotr Dutkiewicz). 

Канадская же сторона была представлена в своем большинстве высококвалифицированными специалистами и экспертами по вопросам изучения проблем Арктики. Единственным официальным представителем от канадских властей был генеральный директор по вопросам Арктики Арктического совета Канады Элисон ЛеКлер (Alison LeClaire).

Во время проведения научных дискуссий российские представители постоянно умышленно уводили разговоры от реальных проблем, с которыми сталкивается мировое сообщество при освоении Арктики, и переводили тематику дискуссий с узкопрофильных тем на вопросы геополитического уровня “о неотвратимости взаимодействия с Россией любой из стран мира при освоении Арктики”.

Все это поясняется очень просто, Россия претендует на 1,2 миллиона квадратных километров шельфа в Арктике, а весь потенциал шельфа оценивается в 5 миллиардов тонн условного топлива, не говоря уже о биоресурсах. 

На сегодняшний день ключевыми игроками в арктическом регионе является пять государств Россия, Канада, Норвегия, Дания и США, а также прилегающие к нему страны Исландия, Швеция и Финляндия, которые пытаются воспользоваться новыми возможностями в Арктике. При этом Северный полюс и прилегающая к нему часть Северного Ледовитого океана на сегодня не принадлежат ни одной из стран, а Россия, Канада, Норвегия, Дания и США имеют в Арктике исключительно экономические зоны, простирающиеся на 370 километров (200 морских миль) от их берегов. 

Следует отметить, что в дальнейшем национальные претензии могут в будущем подкрепляться разными аргументами, но главный из них - практический, то есть реальная готовность страны активно осваивать Арктику и при этом сохранить экологический баланс на ее просторах.

Россию, в отличие от других стран, вопросы экологии интересуют меньше всего. По оценкам ученых, уже на данном этапе российская часть Арктики загрязнена наиболее всего. Уже сейчас в российской части Арктики есть более сотни “горячих точек” - районов, где масштабы загрязнения во много раз превышают допустимые нормы. Часть из них, например Кандалакшский залив и Обская губа, связана с деятельностью нефтегазового комплекса. Нефтяное загрязнение приводит к деградации ландшафтов, наносит серьезный ущерб речным и морским экосистемам, ухудшает качество питьевой воды и воздуха, губительно влияет на климат.

Кроме того, при сепарации нефти выделяется так называемый попутный нефтяной газ (ПНГ), большая часть которого напрямую выбрасывается в атмосферу либо попросту сжигается. Попутный газ содержит метан - опасный парниковый газ, поэтому отсутствие эффективной системы утилизации ПНГ приводит не только к токсическому загрязнению атмосферы, но также ускоряет климатические изменения.

По оценкам независимых экспертов международной неправительственной организации “Greenpeace”, в России при сооружении магистрального трубопровода на каждые 100 км трассы приходится 500 га поврежденных земельных угодий. Каждый год площадь поврежденных земель увеличивается на 10 000 гектаров. При этом скорость восстановления местных растительных сообществ в Арктике существенно ниже, чем в более южных регионах, а технологии рекультивации загрязненных земель малоэффективны.

Только с речным стоком в моря Северного Ледовитого океана ежегодно выносится несколько сотен тысяч тонн нефтепродуктов. В результате концентрация загрязняющих веществ на многих участках акватории Баренцева, Белого, Карского морей и моря Лаптевых уже сегодня в 2-3 раза превышает норму.

Другая серьезная проблема - ухудшение качества грунтовых и подземных вод. К примеру, в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах уже сейчас концентрация нефтяных углеводородов в питьевой воде превышает норму в десятки раз.

Но разве все это интересует нынешнее российское руководство как, к примеру, в США. Где уже на сегодняшний момент, не смотря на явные экономические выгоды, администрация Барака Обамы заблокировала планы по бурению новых нефтяных и газовых скважин на арктическом шельфе. Согласно опубликованного министерством внутренних дел США документа, Вашингтон отказался на ближайшие пять лет от планов сдачи в аренду нефтегазоносных участков шельфа в Чукотском море, море Бофорта и заливе Кука. Вопрос о сдаче в аренду этих участков должен рассматриваться только в 2022 году. 

Российское руководство это просто не интересует. Не получив одобрения “Комиссии ООН по границам континентального шельфа” о расширении своего присутствия в Северном Ледовитом океане, команда исследователей из России в 2007 году на батискафе водрузила российский флаг на дне океана в точке Северного полюса. Они преследовали одну цель - нивелировать неурегулированные вопросы определения направления госграницы между сопредельными государствами (делимитации) морских пространств в Северном Ледовитом океане. В частности, такие пространства находятся в районах котловины Амундсена, хребта Ломоносова, котловин Макарова, Подводников и поднятия Менделеева. 

Сразу после этого РФ направила в комиссию ООН по границам континентального шельфа очередную заявку на расширение территории арктического шельфа в надежде, что она будет одобрена в первой половине 2017 года.

Для подкрепления своих амбиций президент России В.Путин в 2015 году заявил “о претензиях на гигантскую часть арктической территории, которая является частью российского континентального шельфа”, после чего в феврале 2015 году российский министр обороны Сергей Шойгу заявил, “что Россия готова защищать оружием свои интересы в Арктике”. 

После чего, в марте 2015 года были проведены необъявленные заранее военные учения - одни из самых крупных на Крайнем Севере, в которых участвовали 45 тысяч военнослужащих ВС РФ, десятки кораблей и подводных лодок, а в 2016 году была осуществлена высадка морского десанта на остров Котельный при поддержке кораблей Северного флота.

Кроме того, в целях укрепления своего военного присутствия в северных широтах Министерство обороны РФ запланировало построить и реконструировать в Арктике десять аэродромов на Земле Франца-Иосифа, Новосибирских островах, Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель, Амдерма, Анадырь, Рогачево, Нагурское и Темп.

Так же, в Арктической зоне с 1 декабря 2014 г. на базе Северного флота началось формирование нового стратегического межвидового объединения с таким же названием – “Северный флот”. В соответствии с указом президента РФ от 31 декабря 2014 г. в поселке Алакуртти Мурманской области была сформирована 80-я отдельная арктическая мотострелковая бригада, создана группировка войск на островных территориях России в Арктике, в том числе на Новой Земле, Новосибирских островах, острове Врангеля, а также на мысе Шмидта. Фактически речь идет о создании за Полярным кругом 5-го по счету военного округа ВС РФ, который будет иметь в своем составе наземный компонент, авиацию и морскую составляющую.

Не сложно себе представить к каким очередным экологическим проблемам приведет вся эта российская милитаризация Арктики, если уже сейчас российское командование вынуждено формировать т. н. “взвода экологические очистки”. На сегодняшний день только один Северный флот ВМФ РФ в течение одного года сбрасывается порядка 10 млн. куб. метров неочищенных вод, в состав которых входят нефтепродукты, фенолы, соединения тяжелых металлов, азота, а также других загрязняющих веществ. 

И это все притом, что Россия до сих пор не решила проблему утилизации отработанных реакторных блоков атомных подводных лодок затопленных в 50-60 годах прошлого века в районе Карского моря, а в Кольском заливе находится более 200 брошенных и затопленных судов, которые являются серьезными источниками загрязнения окружающей среды.

О какой сохранности экологической безопасности Арктики можно говорить со стороны российских властей, если во главу угла поставлен банальный интерес наживы и обогащения любыми возможными путями зная при этом, что Арктика входит в число самых хрупких экосистем планеты.

Возникает правомерный вопрос зачем Россия накаляет обстановку и провоцирует эскалацию напряженности в северном регионе между заинтересованными сторонами вокруг передела границ континентального шельфа? Почему ставит под угрозу экологическую безопасность во всей Арктике? 

Ответ один. Просто экономические амбиции России в Арктике ничем не подкреплены. Современных технологий и технических средств по добыче нефти и газа в северных широтах у РФ нет. Из российского сектора шельфа ушли норвежские компании, которые обеспечивали навигацию, и все технологии российской стороне необходимо создавать заново. Все что позволяет решать задачи России для освоения Арктики - это старое оборудование и изношенный технологический парк, который достался в наследство от Советского Союза. При этом, возможностей ликвидировать в ближайшее десятилетие самостоятельно свою технологическую отсталость от западных стран в данном вопросе у РФ сегодня просто нет. 

Поэтому, единственный шаг, который могла предпринять российская сторона, это опять ставить свои условия западным партнерам с позиции “имеющейся у нее военной силы” и как следствие “претензия на гегемонию во всем мировом пространстве” пытаясь все это навязать и донести до западного мира используя любые официальные встречи, конференции и западные СМИ.

Мировому сообществу предлагается, по существу в обход международного права, признать право РФ на силовой диктат в Арктике, на безосновательное ограничение экономических интересов других стран арктического региона, и практически полное игнорирование сопутствующих неизбежных проблем экологической безопасности.

При всей кажущейся удаленности региона Арктики от Украины, с нашей страной его роднит, агрессивная в основе, политика высшего руководства РФ, направленная на беспардонный передел мира вне норм международного права. Этому вызову для цивилизованного международного сообщества уже сейчас надо противопоставить не только формальные “политически корректные” протесты в форме “озабоченности”, а сформировать и неуклонно реализовать действительно эффективную, в том числе и силовую, политику сдерживания и приведения в чувство зарвавшегося агрессора.

Секция «Дельта», группы «Информационное Сопротивление»