Если РФ делит курдов, значит войну в Сирии она уже проиграла

Если РФ делит курдов, значит войну в Сирии она уже проиграла

РФ заметно охладела к идее запугивания Турции «единым южным курдским фронтом». Вместо этого, после неминуемого бегства из Сирии, российские силы готовятся оставить после себя лавину беженцев, а также потоки нелегальных поставок оружия.

В самом начале войны в Сирии основной задачей РФ было формирование внешнего «курдского фронта» против Турции с территории этой страны - для этого надо было развернуть российские военные базы, сохранить территориальную целостность Сирии и обеспечить полный контроль режима Башара Асада над страной.

Такое давление на Турцию с Юга позволяло бы Москве влиять на Анкару и корректировать важнейшие направления ее внешней политики. Это, во-первых, турецкая политика наращивания источников транзита газа и нефти в ЕС. Во-вторых, политика содействия освобождению украинского Крыма. И в-третьих, политика достижения свободного режима торговли на нефтяном танкерном пути, который идет через оккупированную РФ украинскую Керчь на Каспийское море.

С прошлогодним разделом сирийской территории на три зоны деэскалации под управлением других государств, такая задача давления РФ на Турцию новой курдской угрозой с юга провалилась. Фронт давления создать не удалось. Непреложным условием этого провалившегося фронта была консолидация различных религиозных и этнических курдских кланов, а также централизация управления ими в руках курдских организаций, ориентированных на Москву.

Но к началу этого года, российские провалы на ниве консолидации курдов начали обрастать драматическими фактами. Например, самый надежный курдский союзник Москвы, езидский религиозный клан, в начале февраля был вынужден ввязаться в прямое военное противостояние с Турцией за контроль над регионом Африн на северо-западе Сирии.

В будущем такой поворот не обещает курдам-езидам ничего хорошего. Но в РФ это мало кого волнует. При этом всем, расконсервация пророссийских езидских парамилитарных прокси-формирований в Сирии совпала с катастрофическим охлаждением отношений РФ с другими курдскими кланами.

Например, в январе курды Рожавы, это северо-восточный регион Сирии, при официальной поддержке США создали свою Государственную пограничную службу. А сами США, как глава действующей в Сирии международной Коалиции, разместили на землях этого курдского клана не менее десятка постоянных пунктов базирования своих войск. В отличии от трех российских военно-воздушных и военно-морских баз в Сирии, десятки американских гарнизонов призваны реально, а не на словах, противостоять Исламскому Халифату.

На днях курды Рожавы увидели настоящий фейерверк, и в нем же поучаствовали - прямое лобовое столкновение американской армии с российскими частями, замаскированными под «частные военные компании» (ЧВК). В ходе этого столкновения курдские мотострелковые части и тяжелая техника США уничтожили более 200 россиян – «ихтамнетов».

Русские с асадовскими силами пытались захватить нефтяное месторождение, которым на левобережье реки Евфрат до войны владела компания США, Conoco Phillips. Если бы россиянам удалось его захватить, они бы смогли продвинутся к еще одному большому сирийскому нефтепромыслу. До войны он принадлежал компаниям Китая и Великобритании, CNPC и Royal Dutch Shell.

При поддержке США эти нефтеносные поля в данном регионе Сирии контролируют рожавские курды. Контролируют вполне закономерно, потому что им удалось выбить с этих земель Исламский Халифат в 2016-17 годах, когда российские силы пытались всех обмануть.

Формально, Кремль был занят своей декларируемой и насквозь фальшивой задачей - уничтожением исламских экстремистов. А фактически россияне оставляли Халифату обильные «подарки» в виде трофейной техники, и вместо освобождения Восточной Сирии, занимались попыткой уничтожения всех других видов оппозиции режиму Башара Асада в других менее опасных регионах этой страны.

Рейд военной колонны пророссийских курдов-езидов в критически необходимый Турции приграничный город Африн, и сокрушительное поражение российских сил от курдов Рожавы показали, что из Москвы приказано забыть о каком-то единстве курдов ради единого фронта против Турции. Эта основная задача российской интервенции в Сирии провалена.

Поэтому, Кремль отныне будет делать вид, как будто ее и не было. И теперь, вместо скрытного создания «южного курдского фронта давления на Турцию, РФ придется выступать против турков, что называется, с открытым забралом, и откровенно действовать через свои прокси-силы в курдских кланах. Это делает реакцию Турции только вопросом времени.

Чтобы понять, когда эта реакция наступит, попробуем разобраться, какие прокси-силы Москве пришлось вынуть из консервации после того, когда ей, по словам российских медиа, «удалось достичь качественного перелома ситуации в Сирии», и даже в третий раз заявить о выводе российских войск.       

Кого и как Москва записала в «правильные курды»

7 февраля глава действующей в Турции Международной ассоциации против необоснованных армянских претензий ASİMDER Гексель Гюльбей заявил, что наряду с курдскими террористами из PYD/YPG в сирийском кантоне Африн воюют курды-езиды, которые прибыли с территории военного союзника РФ - Республики Армения. Турецкий политик заявил прессе, что на ее территории действует 12 лагерей, в которых проходят подготовку террористы «Рабочей партии Курдистана» и иранской ветки этой организации, PJAK.

Один упомянутых лагерей, полигон Алагяз, фигурировал в недавних специфических учениях, которые были проведены 22 августа 2017 года на одной из российских военных баз в Армении.

Специфичность учений была в местности, где они проводились. На бумаге, ей была российская военная база, в/ч 04436. Она расположена в городе Гюмри, в 126 километрах к северу от армянской столицы Еревана. В ходе учений, военнослужащие разведывательных подразделений Южного военного округа (ЮВО) ВС РФ, дислоцированные на территории этой базы, отработали переброску сил в тыл условного противника.

В ходе переброски тогда была задействована российская авиация, ударные вертолеты Ми-24П, военно-транспортные Ми-8МТ и БПЛА различных моделей.

Пресс-служба МО РФ сообщала: «Группы спецназа провели тренировки и изучили порядок посадки и десантирования в тыл условного противника на высокогорных полигонах Камхуд и Алагяз на высоте над уровнем моря более 2 тысяч метров».

Задачей этих учений были поисково-разведывательные меры выявления противника, в т.ч. с помощью БПЛА. Через пару месяцев, 13 октября 2017 года, РФ провела в Армении еще одни учения. В их ходе те же разведывательные подразделения, и на том же полигоне, должны были научится уже не поиску противника, а уничтожению «условного незаконного вооруженного формирования». Вертолетный тактический десант тогда был опять доставлен на тот же высокогорный полигон Алагяз.

В Армении, много лет воюющей с Азербайджаном, полигонов и зон учебной высадки вертолетного десанта - более, чем предостаточно. И использование одного и того же полигона вызывало массу вопросов у специалистов. Как правило, задача военных - осваивать навыки на новой местности, а не на одной и той же. Какие же тут навыки, если работаешь как на стенде, выученном наизусть?

Но объяснение такому феномену в данном случае найти не сложно, потому, что горное село Алягаз является одним из мест компактного проживания курдов-езидов на территории Армении. По ту сторону горного хребта, где расположен полигон, находится компактный езидский район. Это курдское селение Акналич, где расположена вторая по важности в мире религиозная святыня езидов, храм Султан Езид. Первая по важности езидская святыня расположена не в Армении, а в северо-западном Ираке.

Зачем дважды проводить учения на одном и том же месте, изобилующем курдской диаспорой? Одна из версий очевидна - РФ с лета 2017 года, под прикрытием учений, начала готовить и вооружать на своих полигонах в Армении парамилитарные прокси-формирования езидов для дальнейшей их переброски в Сирию.

Как раз в этот период в Москве стали известны детали предстоящей военной активности Турции в Северной Сирии - операции «Оливковая ветвь». Эта операция выглядит вторым этапом строительства Сирийской стены вдоль границы Турции. Этот этап подразумевает развертывание рокадного санитарного пояса для того, чтобы аккумулировать волны сирийских беженцев вне турецкой территории, а не на ней.

Зачем и как Москва не даст Турции создать «Санитарный пояс»

Запугивать Турцию и страны ЕС волнами беженцев, и с помощью их заставлять сотрудничать с Москвой, - это одна из основных задач российской военной интервенции в Сирии. Для этого РФ нужно, чтобы лагеря беженцев росли не извне турецко-сирийской границы, а внутри Турции, в ее юго-восточных курдских регионах.

Есть в таком подходе и сугубо экономический российский интерес. Через этот район проходят три важных для Европы нефте- и газопровода из Баку и иракского Курдистана. Чем меньше они выдают ресурсов, тем ниже конкуренция экспортерам РФ на рынке, и тем выше взлетают мировые цены на углеводороды.

В августе 2008 года, в самый разгар российской агрессии в Грузии, в этом курдском регионе Турции была произведена весьма показательная диверсия, которую провела курдская РПК. Для того, чтобы Анкара побоялась поддерживать Грузию, в провинции Эрдзинжан диверсанты РПК взорвали ненавистный Москве нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан.

Турки тогда нефтепровод быстро отремонтировали, Грузии помогли, и постарались снизить угрозу терроризма в курдских регионах. Но сейчас, через десять лет, из-за войны в Сирии, курдские районы обильно насыщаются сирийскими беженцами, и угроза терактов на нефтепроводах снова растет, поскольку контролировать и беженцев, и местных курдов Анкара пока еще не в силах.

Для того, чтобы не дать Турции выстроить внешний санитарный пояс вокруг своей границы, езидские формирования выдвинулись из Ирака в западную Сирию на помощь «Отрядам народной самообороны» (YPG). Эти формирования являются ответвлением террористической организации «Рабочая партия Курдистана» (РПК). По данным Telegram-канала Directorate 4, прибывшие из Ирака группы состоят из частей YBS, «Сил сопротивления Синджара». Их основной костяк составляют курды-езиды. До настоящего времени, никто еще не в курсе, сколько бойцов-езидов вошло на территорию Африна, и какое у них вооружение. Учитывая начало воздушных ударов турок по Африну, такое подкрепление значительно усложнило продвижение турецкой армии вглубь этого сирийского региона.

Российские марионетки в курдских кругах заметно окрылились тем, что РФ вынуждена открыто выступать против основной массы курдов и Турции. Их возбуждение от такого поворота событий дошло до крайних форм. Например, до обвинений в адрес Турции и Украины в том, что они принимают одинаковую тактику для сдерживания попыток наращивания российской военной экспансии. Если так пойдет дальше, вполне возможно, скоро российская пресса будет пестреть пропагандой об «украино-турецких штабах» на границе с Сирией. Или о «бандеровских легионах ИГИЛ» на берегах Евфрата. Но при более прохладном отношении к повороту российской стратегии на раздел курдов, главные последствия такого разворота Москвы кроются не в подобных страшилках, а в более реальных угрозах.     

Торговля оружием: как РФ вылазит боком авантюра в Сирии

Эти угрозы начали созревать задолго до нынешних событий. Так, 4 декабря 2015 года, сразу после известного инцидента со сбитым российским самолетом над территорией Турции, произошел конфуз во время прохождения российским военным судном «Цезарь Кунников» пролива Босфор.

Во время этого прохождения, один из российских военнослужащих с борта данного корабля показательно привел ПЗРК класса «Игла» в боевое положение, и направил его в сторону Стамбула, понятно что, как говорится, для «крутой фоточки ВКонтакте».

В те времена военные эксперты в один голос твердили, что эти комплексы не могут перевозится в Сирию для российской армии, либо войск Асада – ведь они воюют против повстанцев, у которых авиации попросту нет.

У кого из вовлеченных в войну в Сирии сил есть авиация? Правильно, у турок. Тогда, вероятно, русские не могли себе даже представить, что, перевозя переносные зенитные ракетные комплексы из портов аннексированного Крыма в Сирию, они все станут соучастниками преступления против своей же «всемогущей и духовной» страны. Речь идет об уничтожении самолета Су-25 и убийстве российского же военного летчика, которое произошло уже в феврале 2018 года.

Оно было произведено с помощью ПЗРК «Игла» российского производства, который очутился у протурецких повстанцев, а они перед этим захватили его у курдов.

Эта история с «Иглой» - лишь малая часть военной помощи, которую РФ предоставляет курдской РПК и ее группировкам. Примеров других подобных нелегальных поставок предостаточно. При этом мы даже не упоминаем о тайном российском финансировании курдских прокси-формирований.

Оно организуется в Москве публично и под бурные аплодисменты крайне специфической публики. Ее формируют сотрудники официального представительства в РФ партии сирийских курдов «Демократический союз», тождественной по идеологии с РПК.

Овации и бурный восторг во время акций финансовой поддержки «правильным» курдам также исходят от боевиков из российских военных администраций оккупированных районов Украины, которые маскируются под вывеской «днр-лнр». 

Судя по такому восторгу, через такую прокладку как «ДемСоюз», имеющую непонятный статус среди курдов, Москва пытается тайно переводить часть средств на нужды боевикам из РПК. Очень вероятно, что таким же методом «двойного адреса» в приграничные с Турцией курдские районы Сирии поступают не только денежные переводы, но и российское оружие и военная техника. По крайней мере, изрядная их часть. Точнее та, которая по тем или иным причинам, не может перевозится в курдские районы Сирии с российских военных баз в Армении.

Секция «Браво» группы «Информационное сопротивление»