Что «болит» у семей участников АТО

Что «болит» у семей участников АТО

В Белой Церкви, как и во многих других городах разных регионов Украины, есть большая общность людей, объединенных... войной, болью утрат, проблемами адаптации к жизни после войны. Среди этих людей и мать погибшего воина, которая не может оправиться после тяжелой утраты, и демобилизованный боец — ветеран АТО, страдающий от боевой психологической травмы, который не хочет никого видеть и слышать. А еще один ​​военнослужащий уже длительное время корит себя за то, что выжил...

...По улочкам Белой Церкви в маршрутке едет женщина. На ее глазах слезы. Она озадачены и подавлена — только что водитель отмахнулся от предъявленного ему удостоверения матери погибшего бойца АТО. А она вот уже второй год, как на работу, почти каждый день ездит к портрету сына на мемориальной доске на здании школы, где он учился. Мать каждый раз невольно вспоминает, как он звонил ей, когда был в шаге от смерти, и говорил: «Поставь свечу, мама, на этот раз обошлось». Было это и тогда, когда в его машину попал вражеский снаряд, а он уцелел. Повезло ему и тогда, когда снаряд упал на место, где парень до этого заваривал чай.

Но однажды... В памяти навсегда запечатлелся тот проклятый день, когда она возвращалась из церкви, а ей позвонила растерянная соседка:

— Тут тебя ищут товарищи сына по службе, а с ними ребята из военкомата. Давай быстрее.

Она пришла и услышала то, от чего похолодело ее сердце:

— Ваш сын умер...

Что у нее теперь осталось?..

...В маленькой квартире в Белой Церкви, обхватив голову руками, всю новогоднюю ночь пролежал под кроватью ветеран АТО. Он прятался от грохота праздничных салютов, которые напоминали ему войну. Вернувшись с фронта домой, он мало с кем общается. Обо всех своих проблемах рассказывает только психологу из городской больницы, и то исключительно по телефону:

— Я вижу во сне глаза тех, кого убил на войне, и не могу спокойно жить, — говорит он в трубку и плачет.

— Это война ... Такие правила: если не ты убьешь врага, то он тебя, — раздается в ответ печальный женский голос ...

...Боец ​​прославленной 72-й бригады чуть ли не каждый день мысленно возвращается на фронт. В район АТО он попал с самого ее начала, а сейчас — в отпуске, отдыхает с семьей на Закарпатье. Его часть отведена в ППД. За годы войны ему многое пришлось пережить. Все ужасы войны ощутил, как говорится, сполна. Казалось бы, сейчас у него есть возможность все забыть, побыть с семьей, однако в мыслях он с теми, кого уже нет в живых. Глядя, как дочь радуется снегу и катается на санках, он невольно вспоминает побратима, который погиб в Авдеевке, так и не увидев сына, который недавно родился. Его гложет чувство вины — он живет и радуется жизни вместе с дочкой, а побратима больше нет, его сын растет сиротой...

В Белоцерковской городской службе поддержки ветеранов, участников боевых действий, антитеррористической операции и членов их семей таких щемящих жизненных историй жителей города мне рассказали еще немало.

— Мы стараемся помогать всем, чем только можем. К примеру, матери погибшего воина Ярослава в свое время помогли получить статус члена семьи погибшего военнослужащего. После смерти сына она едва выжила из-за душевной боли, поэтому все ее бумажные хлопоты мы взяли на себя. Также инициировали установку мемориальной доски на школе, где учился парень, — рассказывает руководитель Белоцерковской городской службы поддержки ветеранов, участников боевых действий, антитеррористической операции и членов их семей, юрист по специальности, ветеран АТО Дмитрий Яценко. — Болит душа отца Богдана П., который уже долгое время находится в плену. Приходит человек к нам, просит помочь. Понимаем, что он нуждается в простой человеческой поддержке, и говорим с ним, вместе собираем документы, готовим обращение к власти.

А недавно позвонил инвалид войны I группы, ветеран АТО. Мужчина не мог выходить на улицу, потому что в парадном его дома нет специального пандуса. Связались с коммунальной службой и эту проблему решили.

В Белой Церкви на учете сейчас 1756 участников АТО, 56 членов семей погибших. Чтобы быть в курсе всех проблем, которыми живут местные ветераны и семьи военных, в службе организовали группу взаимопомощи, так называемый ветеранский круг. Кто-то нуждается в юридической консультации, кому-то помогают оформить документы на льготы. Отдельная проблема состоит в том, что многие демобилизованные не могут устроиться на работу, особенно те, кому за 40. За помощью обращаются в столичный центр АxioS, где им помогают трудоустроиться, пройти обучение, даже открыть собственное дело. Для тех, кто хочет повысить уровень владения английским, организовали курсы.

Как и во многих регионах, нерешенной проблемой остается льготный проезд. Местные власти уже вела переговоры с перевозчиками — во время круглого стола вроде бы договорились бесплатно перевозить инвалидов I и II групп, участников АТО, членов семей погибших, однако жалобы на перевозчиков от ветеранов АТО, семей погибших до сих пор поступают.

Действующие военнослужащие тоже наведываются в ветеранский круг, ведь и у них жизнь не беззаботная. Они жалуются, что расходы на наем жилья изрядно сокращают семейный бюджет контрактников: средняя стоимость аренды однокомнатной квартиры в Белой Церкви обходится примерно в 3000 гривен в месяц плюс оплата коммунальных услуг. А теперь отнимите эту цифру от 7500-8500 гривен денежного обеспечения контрактника. А еще ж и семью надо кормить. Особенно трудно в такой ситуации семьям контрактников, жены которых находятся в отпуске по уходу за ребенком.

Немало ветеранов АТО нуждаются в психологической помощи. В случае необходимости служба направляет их в Центр восстановления и адаптации военнослужащих и членов их семей, где на волонтерских началах работают психологи кризисной службы, а также к психологам местных больниц.

— Тех, кто нуждается в профессиональной психологической помощи, немало. Чтобы вернуть тепло и покой в ​​семьи, именно жены бойцов, их родители мотивируют ветеранов проходить психологическую реабилитацию, — объясняет врач-психолог Белоцерковской городской больницы № 2 Анастасия Цыбровская, которая с 2015 года работает с участниками боевых действий. — Ветераны жалуются на проблемы со сном, на приступы агрессии. Я не могу сказать, что у многих ПТСР, а скорее бы назвала это боевой усталостью. Все мои пациенты в по телефону говорили, что празднование Нового года для них было почти адом — взрывы фейерверков просто убивали их морально. У многих из них до сих пор адреналиновая зависимость — их тянет обратно на войну. Часто слышу от них: «Я тогда сделал что-то не так, поэтому должен все изменить и вернуться». Это состояние очень опасно, оно приводит к алкоголизму, утраты семейных отношений и работы.

Как говорит доктор, большинство испытывает когнитивный диссонанс — на войне все понятно: черное и белое, враг и побратимы. А в мирной жизни приходится решать кучу мелких проблем, которые на войне совсем не существенны. К тому же навыки по преодолению этих проблем у тех, кто прошел ад войны, просто на время атрофируются.

— Говорят: «Я там врага останавливаю, а вы тут со своими очередями и бюрократией», — добавляет врач. — Это вызывает агрессию. Если бы было «единое окно», где они могли бы решать все свои насущные вопросы, им было бы гораздо проще. А пока таким окном для них выступает Служба поддержки ветеранов. Многие участники АТО страдают от чувства вины за то, что выжили, это правда. В последнее время замечаю, что проблемы начинаются через несколько месяцев после возвращения с фронта, а пик обострения — через год-полтора. Важно рассказать о том, что ты пережил страшные события, и это нормальная реакция психики на них. Заверить, что не сошел с ума. Да, психика дала сбой, со временем все наладится, но с помощью психолога этого можно достичь быстрее и легче. Важно выявить внутренние ресурсы ветерана, что его держит, что для него важно, откуда черпать жизненную энергию.

Отрадой матери погибшего воина стал внук, который очень похож на ее сына. Вместе с парнем, с которым врач длительное время общалась исключительно по телефону, они эту травму преодолели, поэтому у него понемногу все нормализуется: он нашел новую работу, обнаружил у себя способность к творчеству — пишет картины. А военнослужащий, который упрекал себя в том, что остался жив, вместе с побратимами сейчас активно помогает семье погибшего товарища...

Жизнь в этом городе продолжается, потому что один на один с болью, которую принесла война, семьи военных не оставляют...

Татьяна МОРОЗ,

«Народна армія»