Анализ «Анализа» ГШ по Дебальцево.Часть2 продолжение

Анализ «Анализа» ГШ по Дебальцево.Часть2 продолжение

Первая часть здесь

Начало второй части здесь

 

Сегодня поговорим снова об Углегорске, но уже в контексте попыток командования сектора «С» отбить его в период с 30.01 по 2.02.

Мы остановились на том моменте, когда подразделения 13-го мпб, после боёв на блок-постах 13-01 и 13-02 отошли из города. А в самом Углегорске осталась группа из 74-х человек, состоявшая из застрявших в городе бойцов 13-го мпб, личного состава пт-батареи 42-го мпб и воинов сводной роты патрульной службы МВД Украины из Волынской области «Свитязь». Эта группа фактически продержалась в здании тамошнего интерната и прилегающих зданиях порядка 3-х суток  до своей деблокады или самостоятельного прорыва из окружения - на сей счёт наличествует разная информация.

Итак. Мы уже говорили, что фактически эти попытки были с самого начала, мягко говоря, обречены на неудачу. Такое положение дел на тот момент определяло два фактора, которые и предопределили результат:

- время (которое явно было не на украинской стороне);
- соотношение сторон (так же, не в нашу пользу).

Дело в том, что понимание командованием сектора «С», как собственно и ГШ значения позиции в районе Углегорска и степень её влияния на общую ситуацию в районе выступа у Дебальцево, несомненно было вполне адекватным (об этом говорит настойчивость и упорство, с которым данные командные структуры пытались организовать и провести контр-действия по возвращению её под контроль украинских войск), но…

- Это было сделано ПОЗДНО. (ОРСС УЖЕ успели закрепится на захваченной позиции);
- Это было сделано явно недостаточными силами и средствами. По двум ключевым причинам –  в распоряжении украинского командования просто не было на тот момент достаточного их количества. Кроме того, противник ЗАРАНЕЕ сосредоточил на этом участке явно превосходящие силы и средства, а времени на подтягивание адекватных украинских сил у командования так же УЖЕ не было.
К тому же, этот процесс явно был затруднён действиями противостоящей стороны –  противник, обладая превосходством в артиллерии (особенно реактивной), простреливал практически весь выступ насквозь и при особом желании мог банально воспрепятствовать сосредоточению необходимых для этого сил и средств путём массированных огневых налётов по разведанным районам их сосредоточения и путям их подхода. Что, собственно он и делал, хотя и не так интенсивно, как ожидалось.

Показательно, что из представленного ГШ «Анализа» это весьма чётко и недвусмысленно понятно, хотя впрямую об этом и не говорится.

Первая попытка «вернуть потерянное» была предпринята ещё 30-го января силами 25-го мпб, усиленного сводными ротными группами батальонов НГ «Донбасс» и «имени генерала Кульчицкого». (тот самый момент, когда господин Гришин (Семенченко) начал бомбардировать ФБ «героическими» постами и обвинениями командования в неадекватной реакции. Более того, из постов этого гражданина было вполне возможно определить как и в каком направлении будут проводиться эти действия)

Фактически, эта резкая и наспех подготовленная попытка была спровоцирована именно вот этим нагнетанием обстановки.

Ибо ломиться в лоб, вдоль дороги Дебальцево - Углегорск в занятый и укреплённый противником городок под истерические крики о «зраде» ограниченными и неподготовленными силами изначально  лишь для того, что бы обозначить своё «желание вернуть», представляется, мягко говоря, не самым грамотным решением.

Не известно какими военными навыками обладает господин Гришин (Семенченко), вполне возможно –  весьма значительными, но в данном случае ему явно было бы лучше помолчать.

Естественно, эта попытка не увенчалась успехом.Для проведения доразведки по направлению предполагаемого наступления и корректировки огня своей артиллерии в район Углегорска было выдвинуто подразделения сводного отряда 73-го морского центра специального назначения, группа огневой поддержки и группа БПЛА.

Увы, но эта группа, согласно данным «Анализа» ГШ, фактически не смогла вскрыть в большинстве своём систему обороны противника.
Оказалось, что оккупанты, заняв город, не только блокировали в интернате нашу группу из 74-х бойцов, но и весьма активно оборудовали несколько замаскированных позиций для своей многочисленной бронетехники, которая у них все ещё оставалась. Даже после понесённых в первоначальных боях за Углегорск потерь.
Кроме того, не вызывает сомнения и тот факт, что они в этот момент проводили весьма усиленное пополнение своей наступающей группы боевой техникой, личным составом и вооружением.
Кстати, именно к этому моменту относится появление задрапированных «под ополчение» российских военнослужащих в районе Горловки и Енакиево (до усиленного батальона), которые должны были «зацементировать» наступление самих террористов во втором эшелоне и прикрыть Горловку.
Делалось это на случай. если бы нашему командованию пришло в голову нанести удар на этом участке с целью затормозить наступление ОРСС или по крайней мере отвлечь часть их сил на удержание Горловки.

Утром, 30-го января, действуя с рубежа Савеловка - Булавино вдоль дороги Е50, батальон «Донбасс» и часть сил 25-го мпб вошли с восточной стороны в Углегороск и тут же попали под сосредоточенный огонь замаскированной как в самом городе, так и вдоль дороги, бронетехники (танков и БМП) противника, а так же его пулемётов с замаскированных и пристрелянных позиций (хотя, ради справедливости. следует признать, что по докладам сводного отряда 73-го ЦСпН, делать этого явно не стоило... но «Донбассу» один Семенченко указ).

Фактически, группа вела бой частью сил в самом городке, а частью сил на дороге Е50. Понятно, что в такой ситуации уже ни о каком прорыве в западную часть и центр Углегорска речь вести не стоило.

Понеся существенные потери и уничтожив 1 танк и 1 БМП противника, группа откатилась назад. На этом, собственно, первая попытка отбить Углегорск и закончилась.

А вот «вторая серия» этой истории выглядела намного тяжелее, нежели первая.
По отчёту ГШ следует, что главной ударной силой этой попытки стала
1-я БТГр 30 омбр. Она действовала во взаимодействии с подразделениями НГ тактические группы батальонов «Донбасс» и «имени генерала Кульчицкого») и была привлечена к решению этой задачи, судя по «Анализу» ГШ, именно по настоянию последнего.
 

Как видим, командование сектора «С» и руководство ГШ вполне адекватно отреагировало на результат первой попытки - произошло существенное наращивание сил и средств, привлекаемых к решению задачи по отвоёвыванию Углегорска.
Однако, опять таки, уровень боеспособности сосредоточенной 1-й БТГр 30-й омбр вызывал ряд вопросов. Как мы помним, до этого момента группа была распределена по 2-3 машины по блок-постам практически по всему району выступа, в качестве усиления. На сосредоточение и подготовку к атаке БТГр имела всего чуть больше суток. Фактически, её подразделениям пришлось вступать в бой с ходу, такие вопросы как отработка взаимодействия с подразделениями НГ, организация стойкого управления силами и средствами, доразведка противника и пр. явно отрабатывались поспешно и «в темпе вальса».
Хотя сам план второй атаки выглядел намного продуманнее и эффективнее. Предполагалось взять городок в клещи (одна ударная группа должна была зайти с юго-западного направления, другая прорваться севернее города, соединившись на западной окраине, они должны были совместно зачистить городок, одновременно выставив по его западной окраине заслон от попыток ОРСС опять наступать со стороны Горловки и Енакиево.
Составители плана явно учли результаты предыдущей «лобовой» попытки батальонов НГ ворваться в Углегорск просто «по дороге из Дебальцево» и постарались избежать такого рода действий.
Как видим, план предполагал весьма высокий уровень взаимодействия между всеми частями привлечённых к атаке сил и средств, а так же необходимость организации надёжного и стойкого управления ними.

В реальности случился сумбур и импровизация, а местами потеря управления подразделениями.

С утра 31-го января выделенные силы и средства приступили к практической реализации вышеуказанного плана. Поначалу, вроде всё происходило гладко. Одна рота БТГ+ усиленный взвод батальона имени Кульчицкого вышел к оставленному нашими войсками «опорнику» 13-02 в юго-западной части городка и, свернув свой правый фланг, начал реализацию тех самых «клещей», продвигаясь к центру Углегорска. Вскоре передовое подразделение этой группы наткнулось на разведку батальона «Донбасс», которая фактически прошла с востока беспрепятственно через полгорода.

Казалось бы, вроде неплохо. Но, Тут и началось. Наступавшие севернее и восточнее по параллельным направлениям ещё одна рота БТГ + группа «Донбасса», войдя в город, опять попали  под огонь противника. Дело в том, что командование ОРСС после первой атаки городка вполне отдавало себе отчёт в том, что украинская армия будет пытаться удержать район Углегорска за собой.
Посему оккупанты не стали организовывать засады и позиции ПЕРЕД городком, на открытой местности, а несколько оттянули их в сам городок, превратив занятые его строения и здания в узлы обороны. Таким образом, пропустив разведку «Донбасса», эти узлы завязали  ожесточённый бой в условиях городской застройки.
Ко всему прочему, в этот момент от командующего сектором «С», пришла «достоверная» информация о том, что ОРСС, силами усиленной танковой роты, приближаются с юго-запада к отбитому «опорнику» 13-02  чтобы ударить с тыла по той самой роте, которая вышла к юго-западной окраине.
В этот момент бой шёл практически уже по всему городу (снайперы, мины, растяжки, мобильные огневые группы, и т.д.).
Ко всему прочему, в лесопосадке северо-восточнее города обнаружилась «неучтённая» пара танков боевиков, которая стала методично бить во фланг и тыл «Донбассу» и одной из рот БТГ, пытающихся зайти в сам город с северо-восточного направления.
Как результат - рота на юго-западе Углегорска и гвардейцы получают приказ выйти из боя, что и выполняют прихватив с собой 74 деблокированных воинов. А «Донбасс», судя по отчёту ГШ, так же решив, что «с него хватит» начинает самостоятельный общий отход из города без приказа.

Ещё одна рота БТГ в северо-восточной части города, вынужденная в результате всех этих приказов и отходов вести бой «на обе стороны» и рота с юго-запада вместе с «кульчицкими» и деблокированными 74-мя воинами находились в этот момент в процессе общего отхода от Углегорска, прорываясь просто сквозь боевые порядки террористов. Их прикрывала третья рота БТГ выдвинутая с Савеловского рубежа.

Интересная деталь. «Усиленная танковая рота» ОРСС, якобы собиравшаяся атаковать город с юго-запада (напомним, речь шла о 15-и танках) в конечном итоге так и не появилась.

Что касается именно этого момента. В отчёте ГШ о нём сказано вскользь, но судя по всему ему предшествовала потеря управления войсками на уровне роты-взвода, которые вынуждены были прорываться явно не в боевых порядках.

Несколько нюансов. Отход должен был осуществляться, судя по всему, опираясь на заранее организованный рубеж Савеловка - ж\д переезд, на котором были размещены несколько прикрывающих подразделений. Там же отходящие подразделения должны были закрепится. Однако, вместо этого случилось следующее. Пт-батарея 25-го мпб,  входившая в число этих подразделений в ночь на 1.02 отпочковалась. Часть её (2 расчёта) - остались на месте, остальные почему-то «вдруг» оказались – вы не поверите, в районе Изюма (!?).
Более того, отходящие из Углегорска роты БТГ 30-й омбр оказались настолько истощёнными и частично деморализованными (так в отчёте ГШ), что закрепится на указанном рубеже не сумели и продолжили отход в сторону Дебальцево, а в последующем в базовый лагерь для восстановления боеспособности. А за ними по пятам, двигались подразделения террористов.

Лишь оперативная расторопность командования сектора «С» (и надо полагать ГШ), сумевших совместными усилиями своевременно выдвинуть на северную окраину Савеловки свежую роту из состава всё той же 30-й омбр,  тут же окопавшуюся в ротном опорном пункте, как-то стабилизировало ситуацию. ОРСС были остановлены.

Однако, общая ситуация на Углегорском направлении к утру 2.02. выглядела к этому моменту весьма печально.

Дорога Е50 Углегорск - Дебальцево в районе Савеловки конечно была перекрыта и командование сектора «С» продолжало усиливать это направление. Однако, к этому моменту передовые ДРГ ОРСС  уже  появились в районе северо-западного пригорода Дебальцево - Коммуны, в виду огневых позиций нашей артиллерии.  Более того, они вышли к Калиновке и стали там так же быстро окапываться и закрепляться.
Таким образом, декорации для спектакля «падения Логвиново» уже были расставлены на сцене.

На этом собственно, Углегорская история и закончилась. Подведём промежуточные итоги.

- Изначально, сил и средств, привлечённых для обороны Углегорска явно не хватало, особенно в свете понимания командованием сектора «С», что ОРСС будут скорее всего наступать именно с этого направления;
- Реакция командования сектора и ГШ на действия противника в районе Углегорска хотя и была вполне адекватной, однако явно носила характер «пост-фактум» инициатива тут была утрачена и исходила она преимущественно от противника.
- В результате боёв за Углегорск, противник не только захватил важную позицию, но и создал все предпосылки к последующим действиям в направлении перехвата основной коммуникации всего Дебальцевского выступа –  дороги М03 в районе Логвиново.

ЦВПИ (группа ИС)