Аммиак с российским душком

Аммиак с российским душком

 

Согласно «Стратегии национальной безопасности Украины», утвержденной президентом Украины 26 мая 2016 года, одними из главных угроз национальной безопасности названо «блокирование усилий Украины по противодействию монополизации стратегических отраслей экономики российским капиталом, по избавлению от зависимости от монопольных поставок критического сырья».

Соответственно, среди приоритетов, названных в «Стратегии» – «повышение устойчивости национальной экономики к негативным внешним воздействиям, диверсификации внешних рынков, торговых и финансовых потоков».

Увы, мы вынуждены констатировать, что Кабинет министров Украины, в частности Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ), ведут политику, прямо противоречащую «Стратегии национальной безопасности Украины».

17 марта 2017 года на дне правительства в Верховной Раде первый вице-премьер министр и министр экономического развития и торговли Степан Кубив, отвечая на вопрос о состоянии с поставками минеральных удобрений перед посевной, заявил, что его ведомство обратилось в Антимонопольный комитет с просьбой расследовать ситуацию на рынке производства азотных удобрений на предмет его монополизации. Он также напомнил, что украинские химические гиганты – Черкасский Азот и «Ривнеазот» «остановлены в связи с неоплатой за газ».

Но кое о чем Степан Кубив умолчал. Например, о том, что месяц назад, 13 февраля 2017 года Межведомственная комиссия по международной торговле, которую он возглавляет, сняла ограничения на импорт российских азотных удобрений на украинский рынок. Это малоприметное для широкой публики февральское решение фактически является контрольным выстрелом в голову отечественному химпрому, так как отдает внутренний украинский рынок на откуп компаниям страны, ведущей против Украины войну.

 

Первый вице-премьер, глава МЭРТ Степан Кубив

Еще в 2013 году Украина входила в десятку крупнейших производителей азотных удобрений, а на мировом рынке аммиака занимала до 6%, как минимум на равных конкурируя с Россией. Сейчас же, три года спустя, благодаря противоречивым действиям Министерства экономического развития и торговли мы не только потеряли внешние рынки, но и уверенно сдаем России рынок внутренний. Информированные источники называют конкретные суммы около 70 млн. долларов, перекочевавшие из Москвы в карманы некоторых украинских чиновников и представителей так называемого аграрного лобби, но неподтвержденные слухи мы обсуждать не будем. Факты и ничего, кроме фактов.

Итак, в 2014 году специальная межведомственная комиссия ввела заградительные пошлины на аммиачную селитру – наиболее востребованный на украинском рынке вид. К слову, Украина была далеко не единственной страной, которая через пошлины защищала свой внутренний рынок от российского демпинга на рынке азотных удобрений. По данным Всемирной Торговой организации (ВТО) 21 страна уже приняла решение о защите через пошлины своих внутренних рынков. Так что, пойдя по пути защиты своего рынка от российского импорта в 2014 году, украинское правительство принимало не только политическое решение по горячим следам аннексии Крыма и эскалации на Донбассе, но и поступало прагматично и с учетом опыта других стран, у которых нет вооруженного противостояния с РФ, но которые предпочитают не превращать свой рынок в проходной двор для российских производителей.

С политической точки зрения ситуация с антидемпинговыми мерами в отношении продукции российских химических предприятий в общих чертах напоминает ситуацию с поставками российского газа. Украина не закупает российский газ, несмотря на постоянные предложения Газпрома о прямых поставках и более выгодных ценах. И НАК «Нафтогаз», и правительству Украины, и обществу давно очевидно, что сползание с российской газовой иглы является приоритетом №1, и это та амбициозная цель, ради которой государству и обществу имеет смысл идти на дополнительные издержки. Однако в случае с российским химпромом, который то и дело норовит посадить на иглу весь украинский АПК, украинская исполнительная власть не демонстрирует аналогичной принципиальности.

Интересно, что в случае с продукцией химических предприятий, а также с отпускными ценами на неё на рынке, все дело тоже в газе. Его удельный вес в себестоимости минеральных удобрений составляет до 80%. Соответственно, производители из РФ, обладая дешевым газом – как правило, не выше 78 долларов за тысячу кубометров, – имеют возможность продавать свои удобрения по нерыночной цене. В том числе – использовать возможности демпинга и на украинском рынке. Российские корпорации хорошо научились обходить заградительные барьеры и даже на фоне войны являются основными поставщиками удобрений в Украину.

Россияне хорошо понимают, что украинские предприятия вынуждены покупать газ по цене почти в 300 долларов, а, значит – для российских компаний открывается широкое поле возможностей для вытеснения украинских химиков с внешних рынков. Эта задача российскими химическими предприятиями уже практически решена. В данный момент русские переходят к следующей амбициозной цели – захвату украинского рынка и вытеснения с него продукции украинских заводов.

Дело в том, что вплоть до самого последнего времени украинский рынок, который благодаря развитому и довольно прибыльному сельскому хозяйству является очень и очень привлекательным для производителей минудобрений, оставался практически последним форпостом украинской химической промышленности. Его годовой объем – свыше 900 миллионов долларов. Компании из Персидского залива, Африки и Китая ориентированы, прежде всего, на другие рынки, а вот для России украинский рынок остается приоритетом номер один.  

У украинских химиков, учитывая ситуацию с ценами на природный газ, остается только одна возможность удерживать позиции на внутреннем рынке – иметь в лице государства надежного союзника и партнера. Государство обязано не допускать ситуации, при которой российские олигархические структуры получили бы неограниченный доступ на украинский рынок для своей продукции, низкая себестоимость которой обеспечена низкой ценой на природный газ. И у государства есть только одна возможность не довести ситуацию до монополизации рынка минеральных удобрений российскими производителями – поддерживать работающие химпредприятия Украины грамотной антидемпинговой политикой в отношении продукции из РФ.   

Всего в Украине шесть производителей удобрений – государственный Одесский припортовый завод и «Днепроазот» Игоря Коломойского и четыре завода холдинга Ostchem Дмитрия Фирташа – «Черкасский «Азот», «РивнеАзот», «Северодонецкое объединение «Азот», «Концерн «Стирол». Два последних не работают с 2014 года из-за российской военной агрессии на Донбассе. Из-за невозможности конкурировать с российским демпингом уже остановлены ОПЗ и «Днепроазот». 

 

Панорама «Днепроазота»

Совокупно все украинские производители способны в год производить около 10 млн тонн азотных удобрений, однако под давлением российского импорта, который продолжал поступать в страну последние годы, украинские предприятия вынуждены были снижать обороты. В итоге, объем производства в 2015 году составил 4 млн тонн против 4,7 млн в 2014 и 7,5 млн в 2012. А в 2016 этот показатель и вовсе упал до уровня 1,5 млн. тонн.

Напрашивается очевидный вопрос. Почему же заградительные пошлины для российских компаний, введенные в 2014 году практически сразу после начала военной агрессии со стороны Российской Федерации, не отразились положительным образом на показателях украинских производителей химии? Ответ достаточно прост. Украинские чиновники и депутаты, выдержав немногим более года заградительный режим для российских химиков, уже с конца 2015 года начали демонстрировать более дружеский подход к российским корпорациям.

Именно тогда в Украине был принят закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно дерегуляции в АПК», благодаря которому украинский рынок оказался открыт для любых зарубежных производителей удобрений. Но как это часто бывает, вместо большого спектра компаний из разных стран на украинский рынок пришли в основном российские производители. Главными «зарубежными» выгодополучателями вышеупомянутого закона стали такие российские корпорации как «Акрон», «Уралхим» и «Еврохим» российского миллиардера Андрея Мельниченко. Сегодня на российский импорт приходится 80-90% от общего объема импорта минеральных удобрений в нашу страну. Если это не захват рынка под благовидным предлогом его либерализации и повышения конкуренции, то что?

 

Собственник «Еврохима» российский миллиардер Андрей Мельниченко

Следует отдать должное, что по итогам 2016 года правительство и МЭРТ вроде бы осознало критичность ситуации. В ноябре 2016 года Кабинет Министров Владимира Гройсмана утвердил «Программу восстановления ключевых отраслей экономики», в которой химия была названа среди приоритетных. А 27 декабря Межведомственная комиссия по международной торговле установила, что существует причинно-следственная связь между демпинговым импортом в Украину некоторых азотных удобрений происхождением из России и существенным вредом, причиненным национальному товаропроизводителю, а также установила, что национальные интересы Украины требуют применения окончательных антидемпинговых мер. Комиссия также приняла решение ввести антидемпинговые пошлины в отношении импорта удобрений из России.

Однако, начиная с нового года и до середины февраля, в кулуарах украинской исполнительной власти происходит очень быстрая и странная «переоценка ценностей». 13 февраля 2017 года всё та же Межведомственная комиссия по международной торговле принимает решение приостановить действие всех антидемпинговых мер против российских производителей. Таким образом, МКМТ опровергает свои же выводы и свое же решение от 27 декабря 2016 года, и фактически дает карт-бланш российским корпорациям на украинском рынке.

Следующим действием становится нанесение удара по украинским химическим предприятиям под предлогом их задолженности за газ. Государственный «Укртрангаз» огранивает поставки газа на «Черкасский «Азот» и «РивнеАзот». Предприятия ожидаемо останавливаются.

Интересно, что руководство украинских предприятий утверждает, что этот газ был закуплен, импортирован и закачан в хранилища еще в 2013 году. И с тех пор «Азоты», входящие в холдинг Ostchem, оплачивают стоимость хранения газа. Суды трех инстанций даже подтвердили незаконность действий «Укртрангаза», однако ситуация между УТГ и украинскими заводами в данный момент не разрешена.

В итоге, в марте 2017 года впервые в истории украинской химической промышленности накануне посевной остановились последние два работавших предприятия по производству азота – в Ровно и Черкассах. Оба входят в перечень крупнейших предприятий страны и являются градообразующими предприятиями.

О том, что мы имеем дело с крайне нетривиальной ситуацией, свидетельствует также то, что мэры городов, на территории которых расположены предприятия, невзирая на политическую принадлежность и прочие условности, бьют в набат уже давно и требуют от украинского правительства удерживать пошлины на российские азотные удобрения. В частности, об этом не так давно заявлял городской голова Ровно Владимир Хомко. Аргументы мэра о том, что город потеряет 50% доходов бюджета, минимум 4,5 тысяч горожан потеряют работу, а нормальная жизнедеятельность Ровно окажется под угрозой, поскольку предприятие является одним из основных поставщиков воды для населения областного центра, судя по решению МКМТ, украинскими чиновниками проигнорировано. Неоднократно звучали аналогичные воззвания мэров Черкасс и Северодонецка, однако решение МКТМ от 13 февраля 2017 года, похоже, означает, что сама Комиссия, а также МЭРТ, начали руководствоваться какими-то другими аргументами.

Необходимо понимать: защита украинских предприятий – это вовсе не вопрос бизнеса отдельных олигархов, как сегодня пытаются преподать проблему чиновники и лоббисты российского химпрома в Украине. Это, вне всякого сомнения, вопрос национальной безопасности.

Во-первых, отдав на откуп России рынок удобрений, Украина в итоге потеряет не только крупнейших доноров бюджета, но и контроль над аграрной сферой страны, а в итоге и самым главным ее капиталом – землей. Это в условиях конкуренции на украинском рынке минеральных удобрений ценовые предложения россиян могут показаться некоторым украинским аграриям привлекательными, однако для подобных случаев и существуют украинские чиновники (в частности – МЭРТ), которые по логике должны были бы усмотреть угрозу монополизации рынка со стороны российских производителей, после которой цена на все типы импортируемых в Украину удобрений из РФ может оказаться такой, как решат, например, в Кремле. После окончательной остановки таких украинских гигантов химической промышленности, а происходит это сегодня во многом при содействии отдельных членов правительства, ни одного серьезного конкурента у российских олигархических структур вроде «Еврохима» или «Уралхима» на украинском рынке не останется.

Во-вторых, остановка заводов – производителей минеральных удобрений, оставит без работы как минимум 60 тысяч украинцев. Речь идет не только о рабочих двух конкретных заводов, но и о сотрудниках других связанных с ними предприятий. В условиях войны и длящегося экономического кризиса это чревато дополнительным социальным потрясением. В связи с этим очень странным выглядит реакция Степана Кубива 17 марта в парламенте на так называемом «Часе правительства». Отвечая на вопрос о ситуации, которая сложилась на рынке минеральных удобрений, первый вице-премьер и глава МЭРТ спокойно констатирует, что два крупнейших химических предприятия страны остановлены из-за задолженности за газ. При этом из ответа совершенно не следует какие же конкретные экстренные и неотложные меры будут предприняты для того, чтобы в максимально сжатые сроки вернуть предприятия к жизни.

Хотя, если взять во внимание последовательные действия МЭРТ, Межведомственной комиссии по международной торговле и «Укртрангаза», которым в полный рост аплодируют российские химические гиганты, то, скорее всего, что перед украинскими чиновниками задача быстрого запуска отечественных азотных предприятий не стоит.

Также симптоматично выглядит то, что первый вице-премьер, выступая в парламенте, не дает ответ на вопрос: а какие же все-таки компании заполнят вакуум на рынке минеральных удобрений в разгар посевной, если наши предприятия полностью остановились? Не оттого ли нет этого ответа, что все эти компании имеют российскую прописку? Мы с трудом сползаем с российской газовой иглы, не хватало нам присесть на иглу российских удобрений, от которой зависит продовольственная безопасность страны.

И самое главное. Химпром – стратегическая отрасль, а предприятия отрасли – крупнейшие доноры бюджета. С точки зрения большой политики каждый может по-разному относиться к владельцам химических предприятий, но они платят налоги в Украине. В том числе – военный сбор, из которого финансируются нужды украинской армии. Точно также из налогов российских «Уралхима» или «Еврохима» финансируется армия агрессора, убивающая украинцев на Донбассе. И совершенно непонятно, почему кое-кто в украинской власти об этом забыл. 

Алексей Бугайчук