Американцы осознают горькую правду, или Новый этап мировой гибридной войны? Аналитика ИС

Американцы осознают горькую правду, или Новый этап мировой гибридной войны? Аналитика ИС

В США зазвонили тревожные колокола. Похоже, нация начинает осознавать очень неприятный и неожиданный факт: великая Америка атакована. Злой карлик – повелитель восточной Империи – осмелел настолько, что решился подло напасть на святая святых – демократические ценности. Современная история начинает все больше напоминать сюжет блокбастера «Звездные войны». Вечная сага о противоборстве светлой и темной сторон мирового порядка. Может быть, Республика на этот раз очнется от сладкого сна на вершине экономического могущества, и поверит в то, о чем эксперты говорят уже не первый месяц?

В структуре гибридной войны есть загадка, связанная с началом войны или крупной стратегической операции (в терминах прошлых военных кампаний). Такие даты, как 1 сентября 1939 г., 22 июня 1941 г., 7 декабря 1941 г. (нападение на базу морского военного флота США в Перл-Харборе) или 6 июня 1944 г. (начало операции «Оверлорд») и аналогичные памятные числа, говорят сами за себя, и не нуждаются в особых комментариях. Противник до последнего часа тщательно скрывает и маскирует свои намерения, т.е. день «Д», но с момента первых залпов или бомбовых ударов все становится на свои места; и впоследствии историкам не приходится спорить об истинной дате начала операции. В гибридных войнах, во всяком случае, в тех инвазиях, рецепт которых состряпан на путинской кухне, все совершается не так. Агрессия начинается срыто, используются завуалированные средства и анонимные субъекты – третьи лица, от имени которых могут совершаться подрывные действия. И только в дальнейшем приходит осознание того, что нация атакована, и фактически уже идет война. Естественно, агрессор получает серьезное временное преимущество. Так было в случае российско-украинской войны, где дата 20 февраля 2014 г. является весьма условной и возникшей, скорее, «по наводке» агрессора. Существуют, кстати, и другие версии, отодвигающие день «Д» на полгода назад или даже на 10 лет в прошлое.

Нечто подобное мы теперь наблюдаем на примере западной цивилизации (Западная Европа и США), атакованной Империей.  Возникает законный вопрос: день «Д» уже состоялся или он еще впереди? Кто взял в свой прицел наиболее развитые страны мира? В эпохальном докладе американских спецслужб (ФБР, ЦРУ, АНБ от 6 января) «Оценка российских действий и намерений в ходе недавних выборов в США», с которым на днях знакомился Дональд Трамп, содержится важный вывод: «Российские попытки повлиять на президентские выборы 2016 года в США представляют собой свежую версию многолетнего стремления Москвы помешать прогрессивному демократическому развитию во главе с США, однако, в сравнении с действиями России в прошлом, ее нынешние попытки продемонстрировали значительный рост в уровне прямолинейности, активности и масштаба действий». Если исходить из доклада, это уже война или только «увертюра к опере»? «Значительный рост» – это только количественный показатель? Или количество согласно закону диалектики уже перешло в новое качество? Прямолинейность, активность, масштаб – индикаторы агрессии или показатели банального недружелюбия? Где та красная линия, которая разделяет состояния мира и войны в нашу эпоху?

С точки зрения войн предыдущих поколений такое беспрецедентное оживление разведки и подрывных действий можно было бы отнести к событиям, которые предшествуют дню «Д». Но в контексте гибридной войны факты нетрадиционной инвазии можно истолковывать по-другому: «красная линия» уже перейдена, и западная цивилизация подвергается ударам с использованием широкого арсенала средств. Субъект агрессии предпочитает до поры до времени держаться в тени. Опыт российско-украинской войны свидетельствует о том, что такая позиция для агрессора весьма удобна, и никакие объективные доказательства не толкают его к саморазоблачению. Вот она главная прелесть гибридных войн, по замыслу Путина: это настоящий квест для страны-мишени! Чем дольше нация раздумывает, а политики, как у нас говорят, «чешут репу», тем больший урон можно нанести противнику исподтишка, поставив его в нелепую позицию – сражаться с противником-невидимкой.

В чем смысл любой войны? Очевидно, в стремлении одной нации-государства подчинить себе волю другого субъекта международных отношений. И если гибридные инвазии способствовали нужному результату на судьбоносном референдуме или в момент выборов главы далекого государства, то это означает одно: цель тайной войны достигнута. Жириновский может пить свое шампанское перед телекамерами! А истинные герои блокбастера выпьют дорогой коньяк из граненных хрустальных стопок за массивными дверями служебных кабинетов по известным всем адресам. Оружие в гибридной войне нужно применять лишь в крайних случаях, кратковременно и еще желательно под флагом иррегулярных формирований. Иначе сработает обратный эффект: нация чего доброго сплотится и ожесточится (как в Украине), и упадут шансы управлять ситуацией, дергая за разноцветные нити.

Но на каждого мудреца довольно простоты, и рано или поздно происходит осознание факта нападения. Схема «прозрения» и реакции на инвазию выглядит, по нашему мнению, следующим образом:

1)      Латентная фаза. Зля воля лидера недемократической страны (в демократиях такое в принципе невозможно) тайно приводит в действие государственные механизмы для агрессии против суверенной страны или блока стран. Под «злой волей» в классической школе криминального права понималось извращенное сознание преступника. Этот концепт можно вполне применить к Путину и его сотоварищам, как внутри России, так и за рубежом. (Ранее мы обосновывали гипотезу о фактическом начале мировой гибридной войны, где Кремль собирает коалицию из представителей не-западных цивилизаций для разрушения существующего мирового порядка). Агрессор на первом этапе может одновременно использовать ряд острых средств. В Условиях Украины – это экономические и газовые войны, подрывная пропаганда, формирование «пятой колонны», политический и военный шантаж, политическая коррупция, распространение идей сепаратизма и т.п. В отношении западной цивилизации мы наблюдаем серии терактов, развертывание пропагандистских сетей, политическую коррупцию, специфические операции цивильного сектора (организация потоков беженцев, инциденты с мигрантами). Но слово «война» – это все еще табу, все боятся его произносить, как когда-то туземцы отказывались напрямую называть табуированные вещи. Никто не хочет поверить в то, что в условиях якобы мира и действия норм международного права можно вероломно тайно и безнаказанно развязать войну в гибридном формате. А к немногочисленным экспертам, сигнализирующим о системной агрессии, как правило, еще не прислушиваются. Этим обстоятельством умело пользуется нападающая сторона. Признание факта войны – как удар током – сразу отрезвит нацию и заставит сопротивляться. А продолжение иллюзии мира оставляет противника расслабленным и дезинтегрированным, как раз то, что и нужно для проведения тайных операций.

2)       Фаза осознания. Судя по последним сообщениям новостных лент, в США реально запущен процесс осознания неудобной и горькой правды – их больше не боятся и скрытая война перенесена на территорию противника, т.е. американский социум превратился в мишень. Это то, что мы проходили, когда в Крыму появились «зеленые человечки», и на достопамятном заседании СНБО обсуждалась дилемма: «быть или не быть». С похожей проблемой, похоже, столкнулась сегодня Америка. Правда шокирует гордое сознание американцев. Океаны больше не преграда для вторжения на суверенную территорию. С кибератаками и российской пропагандой федеральные спецслужбы как будто бы разобрались. В этом вопросе (не простом для имиджа Трампа) стороны уже на пути к консенсусу. Но за скобками остались террористические атаки на территории США, состоявшиеся в канун президентских выборов, к которым мы пытались в свое время приковать внимание, как далеко не случайным событиям. Конечно, по терроризму труднее собрать доказательную базу, тем более, оценить факты, как элементы системы, а не действия фанатиков-одиночек (тем более, большинство из них гибнет в момент совершения теракта). Но вопрос остается открытым… А как насчет «пятой колонны», агентов влияния, инсайдеров, завербованных и засланных казачков? В Европе больше ясности. Журналисты уже составили списки партий и политиков, которые откровенно заняли пропутинскую позицию и, очевидно, не чураются финансовой помощи Кремля. А как обстоит с этим в США? Вести подрывную работу в американском социуме намного сложнее, и денег нужно больше. Но мы помним, что даже в суровые годы Холодной войны КГБ имел большие успехи в вербовке агентов и получении сверхсекретной информации. Можно предположить, что американцам еще предстоит осознать полный масштаб скрытой атаки, которая предпринималась в последние годы против нации. 11 января на своей пресс-конференции Трамп публично отрекся от каких-либо связей с Россией, в чем его заподозрили оппоненты. Процесс пошел, но приведет ли он к следующей фазе?

3)      Принятие факта. Этот этап означает консенсус основных политических сил и гражданского общества в вопросе, что происходит. С диагнозом соглашаются все, за исключением политических маргиналов и представителей «пятой колонны». Становится понятным источник опасности, масштаб и характер гибридных угроз. Слово «война», как не прискорбно, приходится произносить уже без кавычек. В Украине руководство завуалировало его понятием «АТО», но все украинские политики приходят в неописуемый восторг, когда зарубежные институции упоминают в своих документах об агрессии Российской Федерации против Украины. Европейцы, прежде всего, страны восточной Европы, Франция и Германия, где грядут выборы в 2017 г., уже приводятся в состояние «готовности». Состояние «stand by» выражается в крахе иллюзий, что «все обойдется»; правительства срочно укрепляют кибербезопасность своих стран; создаются центры противодействия российской пропаганде; полиция начинает более решительно действовать на улицах, прежде всего, в отношении мигрантов и маргиналов (объекты манипуляций для создания хаоса). НАТО на восточных рубежах блока предпринимает меры по развертыванию дополнительных сил и средств военного назначения. В США, несмотря на первоначальное сопротивление Д.Трампа, события, очевидно, развиваются в этом же направлении. Новому президенту придется принять тот факт, что его страна попала в прорезь прицела. Возможно, это произойдет в течение нескольких ближайших недель. Как следствие – внутренняя мобилизация и сплоченность нации, а американцы (надо отдать им должное) это умеют делать. Кстати, лично для Трампа – весьма выгодная диспозиция быть вождем нации в момент угрозы со стороны мировых «темных сил». Это поможет, во-первых, сплотить вокруг него нацию, во-вторых, заметно поднять персональный рейтинг, который выглядит после победы абсурдно низким. В настоящий момент действия Трампа одобряют 37% американцев. На конец ноября 2016 этот показатель составлял 44%. Большинство населения страны (51%) недовольно избранным президентом. Для сравнения: в 2008 г. в аналогичной ситуации у Барака Обамы были 68% народной поддержки!

4)      «Тропа войны». Каким будет военный ответ США и Западной Европы? Об этом можно только гадать. Бездействие или оборонительная позиция – означают заведомый проигрыш. Этот урок извлекла Украина. Только активное сопротивление и наращивание собственной силы могут остановить агрессора, который не понимает значения слов «компромисс», «право», «обязательство», «гуманизм» и т.п. «либеральный сленг». Тут у Путина серьезное преимущество, он свободен в своих действиях, Империя мобилизована на войну, его личного приказа достаточно для любой подлости. Путин не испытывает ни малейшего сострадания к жертвам агрессии, даже если это мирное население и случайные люди. История разрушения Алеппо – города, который был на карте Ближнего Востока еще в эпоху расцвета Древнего Египта, – должна быть предостережением западной цивилизации. Этот эпизод, очевидно, доступнее для понимания европейцами, нежели судьба, например, далекого Грозного или украинского Дебальцева. Никакие соображения гуманности и гуманитарного права в войне цивилизаций агрессором приниматься в расчет не будут. А Запад, похоже, тонет по инерции в дискуссиях и электоральных процессах. Но не все потеряно. Тем более, есть исторические прецедент, когда великие республиканцы и консерваторы обрушили куда более страшную и жестокую империю зла. Западная цивилизация может нанести сокрушительный удар по Империи в том же гибридном формате. Но для этого нужно объединиться, и иметь общую волю к победе и мировому порядку.

И в заключении вернемся к стилистике «Звездных войн», понятной американцам и многочисленным почитателям космической саги. У Путина, как у героев знаменитого фильма, «пребывает темная сила», это происходит на протяжении всей его криминальной карьеры. Каждый раз, когда ему удаются очередные преступления и авантюры, растет и «темная сторона силы». Сначала это было в подворотнях Ленинграда, потом в рядах КГБ, затем на службе у Собчака, и, наконец, в Кремле, где он достиг могущества, как злодей планетарного масштаба. Не пора ли, как иногда говорит на местном сленге известный мер крупного украинского города, «помножить императора на нуль»? У Д.Трампа объективно и потенциально появилась всемирно-историческая миссия освобождения мира от империи зла. Сумеет ли он ее осознать и выполнить предначертанное, как сделал в свое время Рональд Рейган? Или войдет в историю как президент-неудачник, не справившийся с вызовом времени, и превративший США в региональную державу?

Специально для «ИС», доктор социологических наук, профессор И.П. Рущенко