152-миллиметровые намеки: Кремль меняет стратегию гибридной агрессии против Украины, - координатор ИС

152-миллиметровые намеки: Кремль меняет стратегию гибридной агрессии против Украины, - координатор ИС

Как сообщает пресс-секретарь Министерства обороны Украины по вопросам АТО полковник Андрей Лысенко, в первый день весны ситуация в районе проведения антитеррористической операции резко обострилась. В течение суток оккупационные вооруженные формирования российско-террористических войск 117 раз открывали огонь по позициям Вооруженных Сил Украины и населенным пунктам вблизи линии разграничения, находящимся под их контролем. Это является своеобразным рекордом текущего года, ведь почти в два раза превышает среднесуточный показатель количества обстрелов и вооруженных провокаций со стороны оккупационных формирований (60-62 раза в сутки). При этом оккупанты активно использовали тяжелое вооружение - артиллерию калибром 122 мм и 152 мм, бронетехнику, в том числе танки, а также другие средства поражения: 120-миллиметровые минометы, станковые гранатометы, зенитные установки.

Оживились оккупанты и с точки зрения ведения разведки переднего края украинских войск и их боевых порядков в ближайшем тактическом тылу с использованием технических средств разведки типа БПЛА, портативных радиолокационных станций, оптико-электронных средств. Такие случаи стали регулярными и фиксируются украинскими войсками почти каждый день.

Более того, после недавних массированных обстрелов и попыток прорвать оборону украинских войск в районе Авдеевки и ее окрестностей командование оккупационных формирований сознательно сорвало ранее достигнутые договоренности по отводу тяжелого вооружения от линии разграничения согласно нормам Минских соглашений. Отныне бронетехника врага (в том числе танки) и его тяжелая артиллерия фиксируются не только в районе Авдеевки, но и на других участках, например, в районе западных окраин Горловки, на южном участке приморского направления, в составе формирований Стахановской группировки оккупационных войск. И это не может не настораживать, ведь применение этих средств поражения врагом на указанных участках уже приобрело регулярный характер.

К тому же на оккупированных территориях украинской военной разведкой снова фиксируется наличие подразделений войск специального назначения ГРУ ГШ вооруженных сил Российской Федерации и наращивание объемов поставок материально-технических средств для потребностей оккупационных формирований из запасников путинского «военторга»: эшелоны с топливом, боеприпасами (для артиллерийских систем и танков), запасными частями для боевой техники, что было обнаружено на железнодорожных станциях Иловайска, Краснодона, Донецка и Дебальцева.

Исходя из вышеизложенного, у любого военного не вызывает сомнение тот факт, что оккупанты интенсивно и тщательно готовятся к дальнейшей эскалации вооруженной борьбы в районе конфликта. В связи с этим у многих наших граждан и вообще в украинском обществе возникает вполне обоснованный вопрос: зачем оккупантам очередное обострение на Донбассе? Они что, снова собрались «завоевать Киев и Львов» или даже отправиться в поход «на Берлин и Лондон», чем регулярно угрожают украинской власти нынешние не совсем адекватные «вожди» самопровозглашенных «молодых республик»?

Дело в том, что, судя по последним событиям, нынешний кремлевский режим существенно меняет свою стратегию в этом конфликте. В Кремле поняли, что воткнуть оккупированные территории назад в Украину на собственных условиях не только не прлучается сейчас, но и вряд ли получится в будущем. И затягивать с «решением вопроса» или «законсервировать» ситуацию нельзя: это становится еще более затратным (более 1 млрд долларов в год). Поэтому надо искать какой-то другой «выход» из неприятного положения, когда агрессия против Украины быстрыми темпами дорожает, а надежды на ослабление санкций со стороны мирового сообщества явно не оправдываются, несмотря на смену хозяина Белого дома в Вашингтоне.

Первым звонком, так сказать, маркером того, что путинский режим решил несколько изменить методы ведения игры на Донбассе, стал указ самого лидера страны-агрессора об официальном, на государственном уровне, признании тех ярких «корочек», которые «вожди молодых республик» начали выдавать местному населению в качестве новых паспортов, различных удостоверений и номеров на автотранспорт. И хотя Кремль пытался при этом избежать каких-либо обвинений из сферы международно-правовых отношений, вставив в текст соответствующего указа такие словосочетания, как «гражданам Украины» и «отдельные территории Украины», у него это, как всегда, получилось явно неуклюже. Даже российские ссылки на то, что это делается исключительно из гуманитарных соображений, никоим образом никого не ввели в заблуждение. Никто так и не поверил в искренность намерений агрессора. А международные эксперты почти единодушно заговорили о подготовке Кремля к принятию большого количества будущих пророссийских беженцев с Донбасса после обновления украинской юрисдикции над ныне оккупированными территориями или к собственной откровенной аннексии этих территорий...

Этот кремлевский демарш вынудил не только украинское военно-политическое руководство, но и международное сообщество сделать недвусмысленные заявления по этому поводу, которые наверняка не понравились в самом Кремле, над которым уже замаячили не просто санкции, но и полнокровная политико-экономическая изоляция.

Несмотря на все заявления Кремля о своей приверженности Минскому процессу, в последнее время он делает все наоборот: «национализирует» (а по сути отжимает) силами своих оккупационных марионеток украинские предприятия, расположенные на оккупированной территории; пытается наращивать боеготовность своих гибридных формирований, увеличивая интенсивность вооруженных провокаций и обстрелов украинских войск; опять вернулся к риторике угроз в сторону украинской власти, намекая на «полномасштабное принуждение к миру» (читай - осуществление вооруженной агрессии). Судя по всему, наконец в Кремле поняли, что «Минск» в том виде, как его видит путинское «политбюро», просто не работает. Наша страна не позволит превратить собственные оккупированые агрессором территории в некоего троянского коня под российским протекторатом, что бы там ни придумывали за кремлевской стеной.

Совсем недаром последние события во внутренней украинской политической жизни (различные «третьи майданы», «марши ветеранов-добровольцев» и ряд других событий и акций) на удивление удачно коррелируют с очередным обострением в районе АТО. Кремлевский режим руками своих сторонников в Украине или не совсем дальновидных украинских политических сил, которые Кремль использует в темную, явно пытается нарушить устойчивость нынешней украинской власти и стремится заменить ее более лояльной по отношению к российским желаниям.

Конечно, военным путем этого добиться Кремлю будет трудно. Сегодня на дворе весна 2017 года, а не апрель 2014-го. Силовой блок нашего государства и в частности Вооруженные Силы уже не те, что были в начале открытого этапа российской гибридной агрессии в 2014 году. Однако это не означает, что агрессор откажется от аргумента калибром 152 мм в процессе убеждения или даже свержения украинской власти, хотя и переносит основные усилия в этом направлении в политическую и финансово-экономическую сферы. Ведь в таком случае угрозы применения силы, подкрепленные реальным обострением в районе конфликта, весьма эффективно их дополняют, особенно на фоне торговой блокады оккупированных территорий самими же украинцами и связанных с ней «ультиматумов» от марионеточных российских оккупационных администраций.

Координатор ИС Константин МАШОВЕЦ, «Народная армия»