Поставки летального оружия в Украину: между войной и политикой

Поставки летального оружия в Украину: между войной и политикой

"Мы за эти 2,5 года доказали, что на нас можно положиться и нам можно доверять. Мы продемонстрировали, что Украина никогда не вела и не будет вести захватнических войн. От Украины никогда не поступало угрозы. И абсолютно безопасно передать нам летальное оружие. За свою землю мы будем бороться до последней капли крови". Эти слова президент Петр Порошенко произнес 19 сентября 2016 г. во время встречи с украинской диаспорой в США.

В рамках этого же визита на встрече с журналистами глава государства несколько по-другому расставил акценты. Порошенко заявил, что вопрос поставок летального оружия будет поднят «во время следующих переговоров». «Мы на сегодняшний день не ставили вопрос о летальном оружии, у нас на сегодняшний день в повестке дня стоит вопрос реализации тех договоренностей о помощи в пакете, который составляет 600 млн. долларов, которые США выделили на поддержку нашего сектора обороны и безопасности" – процитировал президента «Интерфакс». 

Так или иначе, но 22 сентября Палата представителей Конгресса США единогласно одобрила Закон H.R. 5094 "О поддержке стабильности и демократии в Украине". Ранее этот документ поддержал Комитет по иностранным делам. В нем заложено предоставление Украине летальных и оборонных систем вооружений, а также сохранение режима санкций против России.

Согласно процедуре, теперь данный законопроект должен одобрить Сенат, а затем подписать президент США. Экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант запаса Игорь Романенко отметил, что в самом лучшем случае поставки чего-либо могут начаться не ранее февраля 2017 г. Поскольку новый закон, скорее всего, оставят для подписания новому президенту, выборы которого состоятся 8 ноября, а инаугурация – в конце января 2017 г.

Несмотря на то, что процедура еще не окончена, сам факт готовности США предоставить Украине помощь в виде оружия вызвала традиционную истерику в России. Многочисленные «эксперты» и официальные лица наперебой заговорили о том, что возможные поставки пойдут вразрез с Минскими соглашениями и поспособствуют новой эскалации.

Эту песню российские и пророссийские деятели затягивают всяких раз, когда заходит речь о существенной поддержке Украины со стороны США. Если отбросить словесную шелуху, то канва темы с летальным оружием выглядит так.

Поставки в неизвестность

Украинская сторона неоднократно поднимала вопрос об ответственности государств, подписавших Будапештский меморандум. От США, как одного из подписантов, ожидали активных действий для защиты Украины. В том числе – путём предоставления современного оружия.

В 2014 г. эта тема звучала насколько регулярно, настолько же и безрезультатно. С одной стороны, Запад был шокирован наглыми действиями Путина. С другой – никто не понимал, чем может закончиться российская интервенция. Поэтому вопрос передачи вооружений в непонятную ситуацию сдерживал даже тех, кто симпатизировал нашей стране.

Когда Украина выстояла под натиском, ситуация с поставками могла выйти на новый уровень. Но этому мешали, в том числе – и невоенные факторы. Например, широко тиражировалось мнение, что руководство военного ведомства, Генштаба, спецслужб нашпиговано российскими агентами. И любое американское оружие тот час же будет украдено и передано россиянам.

Об этом прямым текстом говорил во время визита в США один из комбатов, впоследствии ставший народным депутатом. Он предложил поставлять оружие от Петагона в обход Минобороны и Генштаба напрямую добровольческим батальонам. Чем изрядно удивил американцев и в очередной раз доказал неутешительную вещь: значительную часть вреда украинцы наносят себе сами.

Внутренние дрязги смущали потенциальных партнеров. Когда в сентябре 2014 г. Юрий Луценко радостно сообщил, что целых 5 государств НАТО согласились поставлять Украине оружие, все эти 5 стран немедленно информацию опровергли. Очевидно, Юрий Витальевич получил изрядную взбучку, поскольку оперативно и публично раскаялся за болтливость.

Несуразности возникали и гораздо позже. Например, летом 2016 года, когда в США полным ходом шла подготовка законопроекта о предоставлении летального оружия Украине, когда все официальные делегации начинали и заканчивали беседы просьбами о поставках вооружений, народный депутат Надежда Савченко делала синхронные заявления с Кремлем и публично сомневалась в необходимости таких поставок.

В общем, 2014 г. во многом был потерян, поскольку Запад еще не в полной мере мог оценить надежность украинских контрагентов. Только в конце года в Украину начались поставки контрбатарейных радаров. А уже в 2016 г. командующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав прямым текстом говорил, что надо вооружать Украину.

Немаловажным фактором, влияющим на поведение стран, способных предоставить Украине оружие, были опасения по поводу возможной реакции России.

Например, Германия очень долго блокировала поставки в Украину двигателей Deutz, которыми наши ремонтники хотели заменить российские двигатели, установленные на БТРах. Полноценное сотрудничество было налажено только в 2016 г.

Неприятный эпизод случился и с Израилем. Украина уже внесла предоплату за партию БПЛА, но контракт был сорван израильской стороной.

Это еще раз подчеркивает тот факт, что рынок вооружений – чрезвычайно прагматичная среда. Исключительно из любви к Украине в ущерб себе ни одна из стран действовать не будет.

Поэтому, как не устает подчеркивать тот же министр обороны Степан Полторак, опора должны быть на свои силы. А все остальное – приятные бонусы.

Вопросы применения

Кроме политической составляющей, есть сугубо прикладные вещи.

Главный вопрос – какое летальное оружие нужно Украине в первую очередь? Очевидно, что не пулеметы /автоматы. Необходимы современные средства, дающие преимущество над врагом.

Министр обороны делает упор на то, что нужны вооружения, снижающие атакующий потенциал российско-террористических войск. Поэтому необходимы противотанковые средства и средства ПВО.

В частности, СМИ растиражирована потребность в американском ПТРК «Javelin». В июле 2015 г. президент Порошенко в интервью The Wall Street Journal заявил, что Украине нужно 1200 «джавелинов» - как минимум по числу ядерных боеголовок, от которых наша страна отказалась в 1990-е годы. Но здесь есть нюансы.

«Javelin» - недешевое удовольствие, хоть и относится к ПТРК третьего поколения. В Украине есть свои ПТРК – «Стугна-П», «Корсар» - производства КБ «Луч». Вокруг их достоинств и недостатков идут жаркие дискуссии. При этом происходят необъяснимые вещи. Например, при всей потребности в ПТРК в 2015 г. Минобороны «забыло» включить «Стугну» в гособоронзаказ. Ситуацию исправили народные депутаты, но ведь эту «забывчивость» чиновников кто-то «мотивировал».

Народный депутат Андрей Тетерук отмечает, что неплохо было бы получить несколько кораблей для ВМСУ. Ведь те же США консервируют часть устаревающих моделей, их можно передать Украине.  Снова встает вопрос о вооружении, обучении персонала, боеприпасах.

«Критически важным получить летальное оружие от Запада было два года назад, когда стоял вопрос выживания государства Украина. Не получили. Справились сами» - пишет народный депутат Дмитрий Тымчук.

«Сейчас, думается, надо быть мудрее и смотреть в перспективу. Что означает получение западного оружия? Это, прежде всего, создание базы подготовки личного состава для обращения с ним. Бог с ним, эту базу тоже можем попытаться выпросить в счет военной помощи. Далее – обслуживание, ремонт, в чуть более отдаленном будущем – модернизация. А это уже деньги из бюджета Украины, которые пойдут в карман западному производителю» - отмечает народный депутат.

И делает вывод: «Думается, сегодня, говоря о военно-технической помощи Запада, мы должны, прежде всего, ставить вопрос о создании совместных производств с участием украинского ОПК. А это доступ к столь необходимым технологиям, развитие своей «оборонки», создание рабочих мест для украинцев, пополнение бюджета. То есть - не сиюминутные решения, а стратегия».

Украина пытается самостоятельно закрыть основные бреши. Например, как отметил секретарь РНБО Александр Турчинов, в нашей стране восстановлен полный цикл производства ракет. Однако в сжатые сроки, на отсталых производствах и при отсутствии денег радикального прорыва на ключевых направлениях добиться сложно. Зарубежная помощь, при всех нюансах, будет не лишней.

Как подчеркнул народный депутат Тымчук, необходимо получить хоть 10 единиц ПТРК. Важен сам прецедент подобного участия в поддержке Украины. Это поможет сдвинуть проблемы с мертвой точки.

ИС-Харьков