Образ добровольца и проблема легализации

Образ добровольца и проблема легализации

Добровольцы всегда в цене. Недаром говорится, что мотивированный и обученный доброволец стоит десятка мобилизованных воинов. Именно на плечи добровольцев выпало принять первые удары агрессора, пока военная организация страны выходила из ступора.

Волна добровольцев 2014-2015 годов уже давно как вскипела и угасает по мере гибридных вызовов и ответов. Но остаются проблемы, часть которых не находит своего решения.

Доброволец, каков он есть

Добровольческие объединения обладают следующими важными признаками, которые во много являются определяющими:

  1. возникли как элемент самоорганизации;
  2. состоят из высокомотивированных граждан;
  3. нередко обладают слабой дисциплиной;
  4. присутствует формальный и/или неформальный лидер;
  5. высокий протестный потенциал;
  6. обостренное чувство социальной справедливости и патриотизма;
  7. нередко – повышенная конфликтность в отношении власти.

Понятие «доброволец» с подачи украинских медиа получило однозначный образ - это боец добробата. Все остальные добровольцы, которые пошли в ВСУ – это как бы не добровольцы. Как бы добровольцы, но не совсем настоящие.

Добровольцы в ВСУ «размыты» и не представляют собой отдельной касты, структуры, подразделения. Отдельные случаи – это батальоны ТрО, которые после мобилизации вошли в состав бригад и полностью растворились в общей массе.

В противоположность им – добровольческие батальоны, как самостоятельные структурированные подразделения, которые в ходе частичной легализации влились в структуры МВД или МО. Но есть и те, которые так и не легализовалась, хотя продолжают существовать и выполнять боевые задачи.  

С добровольцами и добробатами медиа сыграли злую шутку. С одной стороны, у публики складывалось впечатление, что оборону на Донбассе держали исключительно добробаты. С другой - на заре возникновения добровольческого движения, медиа смоделировали картинку «власть всех уровней абсолютно против добробатов».

Формы легализации

Когда впервые встали вопросы легализации, медиа все сводили к тому, что в такой ответственный момент, когда одни готовы жертвовать жизнью во имя Родины, другие переживают о формальностях. Те же медиа через некоторое время начали разносить скандалы о героях из числа непризнанных бойцов, которых государство отказывается считать защитниками Родины и отказывает в помощи.

Легализация - болезненный этап в жизни любого добробата. Немаловажную роль в «разгоне» зрады с легализацией сыграло и то, что она происходила на фоне шквала критики в адрес недолюстрированых чиновников (МО, МВД). Они автоматом стали врагами номер один для добробатов. В таком формате любая легализация, любой формализм со стороны военных чиновников воспринимались как посягательство на статус батальона з боку «злочинной влади». Кто знает, тот поймет – военная бюрократия, это еще та бюрократия.

Так как Украина – страна контрастов, это проявилось и в добровольческом движении.

Добровольческий батальон «Азов» - яркий пример успешной легализации внутри структуры МВД. Пройдя боевой путь, «Азов» из батальона был трансформирован в полк. Де-факто закреплен за определенной территорией, продолжает пополнять свои ряды за счет добровольцев – контрактников. Лидер – Андрей Билецкий - легализован в статусе народного депутата. Политическая легализация – гражданский корпус «Азова», а затем – партия «Национальный корпус», участвуют в политических и гражданских акциях правого и консервативного толка, проводит активную политику и информационную кампанию.

Абсолютно другой расклад - Добровольческий Украинский Корпус «Правый Сектор». Долгие переговоры по легализации, период конфронтации и разрядки. Лидер – Дмитрий Ярош - становится народным депутатом.

При этом в областях возникают своего рода «франшизы», которые ввязываются в регионально-феодальные расклады, активно участвуют в спорах и разборках, в рейдерских захватах, пытаются занять свое место в региональной системе криминала. В итоге вооруженное противостояние и кровопролитие в глубоком тылу.

При этом активное участие воинов ДУК ПС в боевых действиях на Востоке Украины. Наличие партийной политической надстройки, регулярная поддержка праворадикальных акций. Высокая протестная активность.

Раскол внутри организации, выход и формирование нового добровольческого образования – Украинской Добровольческой Армии во главе с Ярошем. Полное отсутствие легализации. Активное проведение совместных боевых операций с ВСУ против сепаратистов и оккупантов.

Батальон «Донбасс». Эпическая история, которая ярко демонстрирует очередной вариант развития событий в плохо регулируемой и слабо контролируемой среде. Легендарный батальон, легализованный в составе НГУ МВД. После череды скандалов внутри батальона, а также скандалов с комбатом, батальон деморализован.

После отвода с первой линии начинается деградация батальона как боевой единицы. Процесс ухода бойцов из батальона в другие подразделения, начавшийся еще осенью 2014, продолжался в 2015-16 годах. Бойцы расходятся: в ВСУ, в другие добровольческие подразделения, легализованные в составе бригад ВСУ, незначительная часть увольняется в запас. Но остается группа лиц – «ни при делах». И это характерно не только для «Донбасса».

Служить в «уставщине» они не хотят – опыт и неуставной формат добробата не вписываются в формат службы в ВСУ. В наличии боевой опыт, высокая готовность и желание воевать, в гражданском секторе – готовность действовать, протестовать, разоблачать. Кровь пролита, товарищи похоронены, вопрос – за что? За олигархов, которые наживаются, за народ, который нищает?

При наличии лидера-авантюриста и популистских лозунгов получается гремучая патриотическая смесь, которая конфликтует с властью, вызывает поддержку одной части народа и осуждение другой. В итоге – сомнительной легитимности мероприятия и акции, которые изначально носят провокативный характер. Аудитория раскалывается и не может воспринять однозначно. С одной стороны, они – заслуженные ветераны, которые спасли родину, с другой – преступают закон и наносят вред экономике страны в военное время, притягивают анвантюристов и откровенных бандитов.

Чтобы потенциал не угасал

Одна из главных задач сегодня – сохранить потенциал добровольцев, не дать ему угаснуть и направить на благое дело. Это вопрос, исчерпывающего ответа на который до сих пор не знает никто. Ибо в своей современной истории Украина еще не сталкивалась с таким количеством добровольцев и добровольческими организациями.

Для нас может бать полезен опыт других стран.

Свою эффективность доказал  эстонский «Кайтселийт», ставший одной из главных опор государственности в условиях постоянной российской угрозы.

Польский вариант – в русле объединений по территориальному принципу. Поляки изучили опыт гибридной войны и начали активно формировать добровольческие воинские объединения по единому формату с готовой законодательной базой.

Проблема украинских добробатов и всего потенциала добровольческого движения – отсутствие законов, которые могли бы четко урегулировать юридический статус, вопросы подчинения, отношения с властью и регулярными воинскими подразделениями.

В украинском парламенте уже были законодательные инициативы, направленные как на формирование обособленных добровольческих структур (в виде резервной армии ВСУ), но под единым командованием, так и на увязывание добровольцев с системой территориальной обороны в вертикали Национальной гвардии. 

По факту ситуация сегодня так и не сдвинулась с мертвой точки. Одна из причин – недостаточно взаимного доверия между властью и добровольцами. Обе стороны имеют претензии по вопросам подчинения, свободы действия и организации. Разнородность добровольческих объединений только усугубляет проблему.

Задачи, которые сегодня стоят – упорядочить сферу добровольческого движения и направить энергию в позитивное, созидательное русло.

Как это сделать наиболее эффективно, пока неясно. Очевидно также и то, что свято место пусто не бывает. Опыт с блокадой ОРДЛО ветеранами добробатов и примкнувшими к ним искателями лёгкой наживы очень наглядно показывает все плюсы и минусы отсутствия внятной политики со стороны государства.

Вопросы формулируются следующим образом:

  1. легализация воинских формирований, эффективно ведущих боевые действия наравне с ВСУ;
  2. разработка дорожной карты создания системы территориальной обороны, способной отвечать на различные вызовы гибридной войны;
  3. разработка законопроектов, регулирующих статус и функционал всех видов подразделений терробороны (от невооруженных до вооруженных);
  4. создание «предохранителей» от формирования феодальных армий, способных дестабилизировать регион.

Вызовы гибридного противостояния многоуровневы и не линейны. Не всегда органы власти успевают действовать в новых реалиях, неучтенных в уставах и законах. Часть функций могут на себя брать добровольческие формирования, действующие в рамках правового поля.

Для решения этих задач нужно преодолеть 1) страхи и предрассудки бюрократов, 2) личные амбиции и политиканство добровольческих вождей, 3) некритичный подход в СМИ.

ИС-Харьков