Нормандский формат и кризис ОБСЕ: «просто перестань стрелять!»

Нормандский формат и кризис ОБСЕ: «просто перестань стрелять!»

19 октября в Берлине состоялась очередная встреча лидеров Украины, Германии, Франции и России в рамках «Нормандского формата» урегулирования кризиса на Донбассе. Накануне Петр Порошенко, Ангела Меркель и Франсуа Олланд говорили по телефону. Даже за сутки до проведения встречи не было ясно, состоится ли она, потому что лидер РФ Владимир Путин не выказывал желания участвовать в переговорах, которые ничего позитивного для Москвы не несли.

Дополнительный дискомфорт Путину создало то обстоятельство, что несколькими днями ранее обычно достаточно лояльный к Кремлю Олланд примерил на себя маску «плохого парня». То назвал бомбардировки Алеппо преступлением, а то и вовсе отказался от встречи с президентом РФ в Париже, что лишь усилило давление на Кремль.

Впрочем, для Украины встречи «нормандской четверки» также не являются легкой прогулкой. Как уже неоднократно отмечалось, лидеры ФРГ и Франции находятся под очень сильным прессингом внутри своих стран. Европейский бизнес недополучает прибыли от антироссийских санкций. Часть политикума, активно стимулируемая из Москвы, формирует мнение, что с Кремлём надо сотрудничать, дабы решить проблему Сирии и беженцев.

В общем, Франция и Германия с удовольствием бы избавились от издержек, которые несет агрессия России на Донбассе, полностью переложив их на Киев.

И, тем не менее, даже ритуальные посиделки в Берлине давали бы слабую надежду, что дипломатические меры еще не окончательно исчерпали себя.

Следует отметить, что сам «нормандский формат» стал результатом неспособности международных гарантов безопасности Украины поставить агрессора на место в рамках «будапештского формата». Этот инструмент даже не возник, несмотря на попытки Украины поднимать данный вопрос. В этом случае за столом переговоров сидели бы лидеры США, Великобритании, Франции, Китая и России. Но Запад не захотел выполнять свои обещания, пользуясь отсутствием четкого механизма. Поэтому переговоры по Донбассу идут в более комфортном для Москвы режиме, за неимением других реальных альтернатив.

Так случилось, что все существующие международные площадки оказались беспомощными в ситуации с Украиной. Реальные инструменты ООН заблокированы Россией. Второй «профильный» инструмент – ОБСЕ – также во многом оказался лишь статистом.

"Последние годы ОБСЕ находится в глубоком кризисе. Эффективно работающие структуры ОБСЕ – Бюро по демократическим институтам и правам человека и Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств – Москва постоянно подвергает критике, их значение уменьшает, а бюджеты стремится сократить. Эффективная ОБСЕ современной России не нужна. Ей не нужна эффективная мониторинговая миссия в Украине. Ей не нужна полицейская миссия возле своей границы. Ей не нужен доступ международных наблюдателей к оккупированному Крыму" – еще летом 2016 г. написал министр иностранных дел Украины Павел Климкин в статье для Frankfurter Allgemeine Zeitung.

По мнению Климкина, если ОБСЕ хочет доказать свою жизнеспособность в современном мире, организация должна показать, что все выше перечисленное ей, в отличие от России, нужно.

Климкин обрисовал две альтернативы. "Согласно первой – мы возвращаемся к "духу" ОБСЕ и уже не просто говорим о доверии, а строим структуру доверия, основанную на правилах как на основе общеевропейской безопасности. И это нужно делать быстро. Согласно второй альтернативы, все скоро поймут, что обеспечение безопасности – это дело отдельных стран... И как только это станет реальностью, они прибегнут к любым средствам, далеко не всегда рациональным. Тогда нас ждет война всех против всех" - считает министр.

Так уж получилось, что одним из стрежневых моментов «нормандского формата» является согласование применения инструментария ОБСЕ. Т.е., в далеко неоптимальном режиме переговоров обсуждается задействование еще менее оптимального ресурса.

Группа ИС неоднократно обращала внимание на противоречащий здравому смыслу факт: страна-агрессор комплектует своими офицерами и спецслужбистами специальную мониторинговую миссию ОБСЕ, которая в упор не видит преступления российско-террористических войск. Более того, профильный департамент ОБСЕ, отвечающий за трансграничные угрозы, в момент, когда Россия со своей территории обстреливала украинских солдат и мирных жителей, возглавляет выходец из КГБ-ФСБ-МИДа РФ. Т.е., получается эдакий мониторинг «с широко закрытыми глазами».

Периодически в деятельности СММ возникали просветления, и она фиксировала обстрелы боевиков, перемещения техники и живой силы. Нередко такое случалось, когда наблюдатели ОБСЕ попадали под обстрел террористов.

Одним словом, контекст всего процесса урегулирования – неблагоприятный для Украины. По итогам встречи в Берлине ситуация осталась прежней.

Наилучшей квинтэссенцией всего происходящего можно назвать растиражированную украинскими СМИ фразу, якобы сказанную на повышенных тонах президентом Украины Порошенко Путину: «просто перестань стрелять!».

Минский процесс, который находится в эпицентре критики, позволил снизить интенсивность военных действий, однако он не остановил подготовительные мероприятия боевиков на оккупированной части Донбасса. Россия фактически создала там два армейских корпуса, находящихся под прямым управлением из Ростова-на-Дону.

При этом боевики регулярно обстреливают позиции украинских войск, которые выполняют соглашение о прекращении огня.

Сейчас Германия и Франция с подачи Москвы давят на Украину с целью проведения на Донбассе выборов. Киев не отступает от своих требований – сначала безопасность, вывод иностранных войск и наёмников, разоружение, контроль над границей, а потом – политическая часть. После Берлина в СМИ зазвучали несколько иные нотки. Украинские официальные лица начали высказываться чуть мягче – контроль над границей на следующий день после выборов.

В любом случае движение в этом направлении снова зависит от того, смогут ли в «нормандском формате» найти практический механизм задействования всё той же ОБСЕ, но уже для вооруженной миссии.

Специальный представитель Федерального правительства Германии по вопросам председательства в ОБСЕ 2016 г. и координатор межобщественного сотрудничества с Россией, Центральной Азией и странами «Восточного партнерства» Гернот Эрлер отметил, что Петр Порошенко после встречи лидеров "нормандской четверки" в Берлине "высказался по этой полицейской миссии, но это не было на переднем плане переговоров в Берлине".

"Вы знаете, наверное, тоже, подтекст - такая полицейская миссия должна обезопасить местные выборы и обеспечить безопасность. Вопрос в том, кто должен получить такое поручение или мандат, и каким образом можно достичь консенсуса, по-другому невозможно. Если нет консенсуса между украинской и российской сторонами, а также руководителями сепаратистов, то это не сработает, тогда, так сказать, местные выборы не смогут состояться", - подчеркнул Эрлер.

В этой связи он сказал, что, к сожалению, мнения расходятся слишком сильно. "Что интересно, Украина уже длительное время выступает за полицейскую миссию в рамках ОБСЕ, но это не так просто. Никогда еще не было такой вооруженной миссии ОБСЕ, и все 57 стран-участниц ОБСЕ должны согласиться с таким предложением. Украина исходит от 18 до 20 тысяч людей в этой вооруженной миссии", - заявил Эрлер.

При этом он сказал, что раньше было потрачено много времени, "пока мы смогли предоставить 700-800 наблюдателей от ОБСЕ (для Специальной мониторинговой миссии), и большим странам это дается нелегко, предложить квалифицированных людей". "Можем представить, насколько это будет трудно, если на самом деле дойдет до такого порядка количества, насколько это будет трудно найти людей, которые были бы соответственно подготовленными", - завил он.

Таким образом, ситуация близка к патовой. На Западе все понимают, что проводить выборы на Донбассе в нынешних условиях нельзя. Тем не менее, Европа заинтересована как можно быстрее забыть о проблемах Украины. Однако, для этого нужно соблюсти хоть какие-то приличия. Но «приличия» в форме вооруженной миссии ОБСЕ пока остаются нереализуемыми. На тот вариант, который предлагает России, Украина никогда не согласится.

Поэтому, хоть лидеры «нормандской четверки» и анонсировали создание «дорожной карты» урегулирования, очевидно, сейчас наступит некая пауза в дипломатии на высшем уровне. На сколько она затянется – сказать сложно, потому что в Германии и Франции близятся выборы. Главное – чем эта пауза будет заполнена. Путин может решиться на локальную эскалацию, поскольку санкции ЕС продлит в любом случае.

Украине остается только одно – укреплять армию, гасить внутренние источники дестабилизации и активно продвигать свою позицию на Западе. Наша стойкость может стать ключевым аргументом для срыва планов российского агрессора, у которого тает запас прочности.

ИС-Харьков