Энергетическая безопасность Украины: страсти по транзиту

Энергетическая безопасность Украины: страсти по транзиту

Фото: "Газпром"

В конце мая 2017 г. из Швеции пришли хорошие новости – Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма вынес отдельное решение по иску НАК «Нафтогаз Украины» к РАО «Газпром». Сумма взаимных претензий сторон перевалила за $65 млрд. В своем решении Арбитраж, в частности, поддержал позицию украинской компании об отмене требования «бери или плати». Окончательное решение ожидается к 30 июня.

Параллельно набирает обороты ещё один процесс. 16 мая 2017 г. Высший хозяйственный суд Украины отклонил кассацию "Газпрома" на решение о взыскании штрафа и пени на 172 миллиарда гривен за нарушение антимонопольного законодательства. Штраф был наложен Антимонопольным комитетом Украины в январе 2016 г. Полтора года судов – и российский монополист оказался под серьёзным давлением. Вместе с суммой исполнительного сбора общий объем исполнительного производства составляет 189,1 млрд. грн. (более $7,1 млрд.).

Министр юстиции Павел Петренко уже заявил, что Украина будет обращаться к другим странам с просьбой об аресте имущества российского монополиста для выплаты штрафа.

Чтобы завершить формирование контекста, следует добавить, что Украина вот уже 570 дней официально не покупает топливо напрямую у «Газпрома».

Несмотря на всё указанное за 5 месяцев 2017 г. транзит газа через украинскую ГТС составил 38,26 млрд. куб. м. Это рекордный объем транзита за последние 5 лет, он на 6,9 млрд. куб. м (на 21,8%) превышает объем прокачки за январь-май 2016 г.

Всего за 2016 г. «Газпром» прокачал через территорию Украины 82,2 млрд. куб.м «голубого топлива», на чем наша страна заработала порядка $2,1 млрд.

По данным компании «Укртрансгаз», к 20 июня в украинские ПХГ закачали 11 млрд. куб.м газа, что на 15% больше, чем в прошлом году.

Таким образом, в тактическом плане украинская сторона чувствует себя достаточно уверенно и активизирует попытки решить стратегическую задачу: сохранить транзит.

Обходные манёвры

Одной из стратегий Путина в последнее десятилетие было строительство обходных маршрутов транспортировки газа в Европу.

С 2012 г. в коммерческом режиме работает газопровод «Северный поток» мощностью 55 млрд. куб. м в год, обеспечивающий транзит газа из России в Германию через Балтийское море. В прошлом году по официальным данным по этому маршруту прокачано 44 млрд. куб.м газа.

Карта: "Газпром"

Чтобы увеличить объем транспортировки по северному маршруту, «Газпром» добился от ЕС разрешения (Украина и Польша его активно оспаривают) на расширение использования газопровода OPAL по территории Германии.

В данный момент развернулась горячая дискуссия по поводу строительства газопровода «Северный поток-2», мощность которого также предполагается 55 млрд. куб. м в год.

24 апреля дочерняя компания «Газпрома» «Nord Stream 2 AG» подписала с компаниями ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall соглашения о финансировании проекта газопровода «Северный поток — 2». Европейские компании обязуются предоставить долгосрочное финансирование в объеме 50% от общей стоимости проекта, которая на данный момент оценивается в 9,5 млрд. евро. Вклад каждой из компаний составит до 950 млн. евро. Единственным акционером проектной компании «Nord Stream 2 AG» останется «Газпром».

Между тем новый пакет санкций США ставит под угрозу этот проект Кремля, поскольку может затронуть иностранных участников. Действия американцев вызвали критику в Европе, прежде всего – в Германии и Австрии. Категорически против СП-2 выступает Польша. Если строительство СП-2 всё же начнется, Россия обещает пустить газ по трубе уже в 2019 г.

Одновременно на Черном море ведутся работы по строительству газопровода «Турецкий поток», который будет транспортировать газ через европейскую часть Турции на Балканы и в Южную Европу. На данный момент речь идёт о строительстве двух ниток, пропускной способностью 31,5 млрд. куб. м в год (по 15,75 млрд. куб. м каждая). Первую Россия собирается запустить в 2018 г., вторую – в 2019 г.

Трубоукладочное судно Pioneering Spirit, которое строит "Турецкий поток", крупнешее в своем роде. Фото: "Газпром"

Таким образом, если все намерения Кремля осуществятся (что маловероятно, но возможно), то к 2020 г., когда закончится действие контракта с «Нафтогазом», Москва увеличит мощность обходных маршрутов на 85 млрд. куб м. Что сопоставимо с объемами транзита через украинскую ГТС.

Как заявил глава «Газпрома» Алексей Миллер, с 2020 г. транзит через Украину будет составлять порядка 15 млрд. куб. м для государств, граничащих с нашей страной. Соответственно это снизит доходы бюджета от транзита в 6 раз, потери составят около $1,9 млрд. Что сопоставимо с бюджетом Министерства обороны…

Юридический кнут и ценовой пряник

В какой мере будут воплощены задумки россиян, предсказать сложно, обстановка может поменяться кардинально. Однако Украина должна исходить из худшего сценария.

Что делается в данный момент, чтобы купировать риски?

Во-первых, как уже отмечалось, Украина вместе с Польшей будут пытаться заблокировать или как минимум затянуть строительство СП-2, ссылаясь на нормы Третьего энергетического пакета и указывая на повышение энергетической зависимости Европы от России.

Карта: НАК "Нафтогаз"

Во-вторых, коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко в одном из интервью отметил, что с 2020 г. тарифы на транзит могут быть снижены на порядок при условии, что Россия будет гарантированно прокачивать 110 млрд. куб м. газа. Это сделает СП-2 убыточным. Т.е., позиции сторон обозначены, начнется переговорный процесс.

Возникает вопрос: насколько вообще уместно говорить о сотрудничестве с Россией в условиях войны? Ответ очень простой – чтобы иметь выбор, надо избавиться от критической зависимости.

Меняй баланс

Согласно данным Минэнергоугля, за 2016 г. в Украине было добыто 20 млрд. куб. м природного газа. При этом потребление составляет 32,4 млрд. куб. м. Задача минимум – «выйти в ноль», т.е., нарастить добычу на 6-7 млрд. куб м. и на такой же объем уменьшить потребление. Тогда удастся сэкономить на закупках газа сумму, сопоставимую с потерями в связи с сокращением транзита.

Насколько это реально?

Согласно той же статистике, потребление газа в 2016 г. сократилось на 1,6 млрд. куб м. (на 4,1%). Но при этом добыча выросла только на 0,1 млрд. куб. м (0,5%). За 5 месяцев 2017 г. добыча составила 8,6 млрд. куб. м., что на 2,5% или 0,21 млрд. куб.м. больше, чем за аналогичный период прошлого года. Т.е., рост в рамках статистической погрешности.

Данные: Минэнергоуголь.

Если, как мы надеемся, активизируется работа промышленности, то затраты газа также вырастут, что «съест» часть экономии за счет мер по энергоэффективности.

Таким образом, до 2020 г. задача избавления от импорта газа пока выглядит трудновыполнимой. Однако это направление остаётся приоритетным. Для наращивания добычи нужны инвестиции в разведку, что требует повышения цены на газ либо законодательных преференций для добывающих компаний (снижение ренты, освобождение части платежей, гарантии закупок и т.д.).

Для Харьковской области это крайне важный вопрос, поскольку в нашем регионе и сейчас добывается 40% украинского газа. Перераспределение части ренты с 2018 г. в пользу территорий добычи пополнит местные бюджеты на 700 млн. грн. Развитие добычи – это залог стабильности в области.

Независимо от того, как будут продвигаться планы Кремля, Украина должна прилагать все усилия, дабы стать как можно менее уязвимой от действий РФ.

Поле битвы

Еще один аспект касательно транзита, о котором всё громче говорят на разных площадках – это рост прямой военной угрозы со стороны России для стран Балтии и Восточной Европы в связи с развитием обходных маршрутов.

Понижая значение этих территорий для транзита энергоресурсов, Кремль стремится понизить вовлеченность Западной Европы в поддержание мира и стабильности на Востоке. Если в домах европейцев будет тепло, они будут меньше обращать внимание на то, что творят россияне в Украине и других сопредельных  государствах.

Например, как ранее указывала группа ИС, Россия может пойти на локальную эскалацию с целью захвата газовой инфраструктуры на севере Луганской области, чтобы гарантировать стабильную работу южных маршрутов транспортировки газа.

Об этом также следует прямо говорить. Потому что «умиротворяющий агрессор» посредством пропаганды и «шрёдеризации» европейского истеблишмента старается притупить бдительность.

В общем, ближайшие годы должны стать для Украины периодом интенсивной «домашней работы». Чем меньше уязвимостей – тем выше шансы закончить войну, заставив агрессора отступить.

ИС-Харьков