Диверсионная активность России: что противопоставить?

Диверсионная активность России: что противопоставить?

На прошлой неделе авторитетная международная организация - Всемирный экономический форум - опубликовала доклад о конкурентоспособности стран в сфере туризма и путешествий.

Доклад содержит анализ ситуации в 136 государствах. Как указано в документе, в 2017 г., наряду с Боснией и Герцеговиной, ДР Конго, Бенином и Сальвадором, впервые оценивали и Украину.

В общем рейтинге наша страна заняла 88 место, что в целом неблестяще, но и, учитывая все обстоятельства, не может рассматриваться как полный провал.

Данный рейтинг состоит из нескольких показателей. Среди них - показатель «safety & security», по которому наша страна оказалась на 127-м месте. Вследствие чего в отечественных СМИ покатилась волна «Украина – в десятке самых опасных стран мира».

Показатель безопасности рейтинга включает 5 составляющих:

  • стоимость для бизнеса преступности и насилия (114 место из 136),
  • надежность полиции (102);
  • стоимость терроризма для бизнеса (126);
  • индекс террористических инцидентов (126);
  • показатель убийств (83).

Как видно, главная причина неубедительных позиций в рейтинге – высокий, по мнению его составителей, уровень террористической угрозы.  

Хоть указанный рейтинг и касается лишь одной из сфер, он интересен тем, что затрагивает общую ситуацию, сложность которой в следующем.

На данный момент образовался своего рода порочный круг. Россия напрямую или с помощью своих подручных устраивает в Украине теракты и диверсии, а затем с помощью своих же агентов влиянии усиливает сигнал, в раскрутку которого вовлекаются независимые структуры. В целом это формирует нашей стране имидж опасного места, которого следует избегать.

Естественно, это прямо влияет на инвестиционную привлекательность и деловую активность. Тем более, что по показателю «среда для бизнеса» Украина на 124 месте и целый ряд проблем выглядит более острым, чем собственно безопасность:

  • влияние налогообложения на стимулы к инвестированию – 131 место,
  • отношение к праву собственности – 129 место,
  • «стоимость» получения разрешений на строительство – 129 место;
  • бизнес-влияние правил в отношении прямых иностранных инвестиций – 128 место…

О том, что без притока серьёзных инвестиций нам можно забыть об экономическом росте, написано немало. Поэтом Кремль, устраивая диверсии, пытается решить, среди прочего, и задачу отсечения Украины от внешних ресурсов. Логика здесь очень прозрачная – без сильной экономики Украина не сможет сопротивляться агрессору. А сильная экономика невозможна без притока ресурсов, отними кредитами МВФ тут не обойдёшься.

Как должна действовать Украина в сложившейся обстановке? Следует выделить несколько направлений.

Первое – совершенствование работы спецслужб.

В этом плане сделано немало, хотя полностью исключить угрозу не удаётся. Недавний инцидент в Балаклее – яркий тому пример. На данный момент СБУ отрабатывает версию диверсии, которую могли устроить гражданские лица с помощью беспилотников.

В копилку опасных инцидентов также попали убийства в Киеве экс-депутата Госдумы России Дениса Вороненкова и сотрудника украинской контрразведки Александра Хараберюша в Мариуполе.

Надо принять, что СБУ ведёт войну, в которой есть успехи, но есть и локальные поражения. К успехам можно отнести ликвидацию диверсионной сети, которую Россия выстраивала в южных регионах Украины.

В этой свези вполне разумно предпринимать меры, которые помогут украинским силовикам более эффективно решать свои задачи. Например, необходимо изменить порядок пересечения административной границы с Крымом, распространить на этот участок процедуры, существующие в зоне АТО. Это поможет легче фильтровать и отслеживать враждебные элементы.

Второе – совершенствование коммуникации.

Украина находится на переднем крае гибридной войны. Против нашей страны применяется широкий арсенал средств, и ни у кого в мире нет противоядия. Это подтверждают запоздалые решения европейских органов, которые спустя два года войны на Донбассе начали разворачивать инфраструктуру противостояния Российской агрессии, в частности – в информационной сфере.

Минимум, что мы должны делать – качественно доносить информацию о наших успехах. Например, ситуация в Балаклее доказала, что власть в Харьковской области работает достаточно эффективно. Плюс в регионе действуют зрелые и эффективные гражданские структуры, которые могут подставить плечо там, где власть не справляется. Не нужно стесняться об этом говорить западным партнерам.

Помимо этого нужно чётко доносить гражданам мысль о том, что атаки России преследуют цель уничтожить украинскую экономику и нанести ущерб каждой семье. Это поможет снизить число симпатиков Путина, которые привыкли всё валить на «Киев».

Чем больше людей будет адекватно оценивать роль Кремля, тем меньше граждан будет создавать массовку для антиукраинских сетей и маскировать подрывную деятельность. Тем проще будет работать на упреждение и получать помощь от союзников.

И тем легче будет аргументировать тезис, что корень проблем – в Москве. И решать эти проблемы нужно не с помощью давления на Украину, а с помощью приведения в чувство кремлёвских карликов. Ведь ни для кого не секрет: если Россия выведет войска с Донбасса, остановит поток боевиков и оружия – ЛДНР закончатся за пару недель. Точно также – если Россия перестанет финансировать террористические сети – в Украине не будет взрывов, можно будет (тем же европейцам) спокойно зарабатывать.

Поэтому третье направление – усиление международного давления. Даже путинские дипломаты в СБ ООН призывают «не отводить глаза», чтобы увидеть суть кремлёвского режима.

Очевидно, что полностью исключить террористические угрозы в нашем случае крайне сложно. Однако описанный выше комплекс мер увеличит для России издержки. Главное – не терять время и делать как минимум то, что в силах украинской власти. Потому что многие прикладные меры блокируются по политическим мотивам.

ИС-Харьков

Теги: