Деолигархизация: прыжки на месте

Деолигархизация: прыжки на месте

Президент Украины Петр Порошенко в рамках своей программы «Жить по-новому», публично инициировал процесс деолигархизации.

Собственно, о ком и о чем идет речь? Олигархия как явление представляет собой «власть немногих», представителей крупного монополизированного капитала, которые пытаются (чаще всего успешно) влиять не только на экономические, но и на политические процессы в стране.

Олигархический капитал на постсоветском пространстве – это капитал коррупционный, невозможный при нормально развивающихся рыночных отношениях. В Украине он начал формироваться в позднесоветский период и особенно после распада СССР. Молодые предприимчивые бывшие комсомольские лидеры, «красные директора» начали за бесценок скупать государственные предприятия. В результате такой приватизации сформировалась группа людей, владеющая огромными активами.

За пару десятилетий существования независимой Украины крупнейшими олигархами стали Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов, Дмитрий Фирташ, Виктор Пинчук, Александр Фельдман, Константин Жеваго, Александр Ярославский, Юрий Косюк и другие, в том числе действующий президент Петр Порошенко (который до президентства был секретарем СНБО, министром иностранных дел, министром экономического развития и торговли).

Некоторые из них вошли в рейтинг самых богатых людей мира по версии Forbes: Ринат Ахметов (металлургия, ТЭК, машиностроение, банковское дело); Константин Жеваго (металлургия, машиностроение, финансы); Игорь Коломойский (металлургия, финансы, нефтехимия, авиация); Виктор Пинчук (металлургия).

Неотъемлемой частью активов классического олигарха являются средства массовой информации. Так, Ринат Ахметов владеет каналом «Украина» и газетой «Сегодня»; Игорь Коломойский – холдингом «1+1»; в пуле Виктора Пинчука – «Новый канал», СТБ и ICTV; Дмитрий Фирташ – совладелец канала «Интер».

Кроме того, представители крупного бизнеса имеют свои группы в парламенте, на местном уровне влияют на принятие решений в городских и областных советах.

Скажем, народный депутат и очень богатый человек Виталий Хомутынник публично признал, что Коломойский имеет влияние на группу «Видродження» в парламенте. «Да, у нас есть люди, которые входят в «орбиту» Коломойского. Но присоединиться к партии был их собственный выбор. В целом – это депутаты из Днепропетровского региона. У нас в партии есть директора его предприятий, Никопольского ферросплавного, других заводов. Депутат Шипко близок к Игорю Валерьевичу. В общем, это люди, которые близки к нам идеологически, и которые не видели себя в Оппоблоке или партии «УКРОП», ‑ рассказал Хомутынник в интервью «Украинской правде». Сам Хомутынник является давним бизнес-партнером Коломойского по газовому бизнесу. Кроме того, в группе «Видродження» есть еще и группа влияния самого Хомутынника, в которую входят преимущественно харьковские депутаты. По информации одного из лидеров фракции БПП, при голосовании за те или иные решения группы Хомутынника и Коломойского примерно равны.

Олигархи также формируют свои силовые структуры, которые участвуют в акциях протеста, провокациях, рейдерских захватах предприятий, земли, переделе собственности.

В такой ситуации президент Петр Порошенко, представляя 30 мая 2015 года тогдашнего нового главу Одессой областной государственной администрации Михаила Саакашвили, заявил о том, что программа деолигархизации будет воплощаться в жизнь. Среди прочего, Порошенко выпустил на арену Саакашвили именно потому, что тот не принадлежал ни к одному из олигархических кланов. «Никаких олигархов в Украине больше не будет. Олигархи должны платить больше, чем средний класс, чем малый бизнес, который выполняет свои задачи уже тем, что создает новые рабочие места. Поэтому программа деолигархизации будет воплощаться в жизнь, независимо от фамилии того или иного олигарха», ‑ отметил тогда Порошенко.

Глава государства пообещал бороться с такими явлениями олигархии, как частные армии, проплаченные политические митинги, приватизация за бесценок государственного имущества. «Не будет у нас частных армий, которые маршируют по городам. Они будут тут же разоружены и привлечены к ответственности. Охранные компании будут лишены лицензий, организаторы окажутся за решеткой. Не будет проплаченных псевдошахтерских митингов, не будет «прихватизировано» бесплатно государственное имущество, которое должно работать на государство», ‑ сказал Порошенко. Президент заверил, что в Украине будет наведен порядок, а олигархи буду подчиняться тем же правилам, что и рядовые украинцы. «Если кто-либо из олигархов попытается работать против государства, государство найдет способ, как это прекратить», ‑ подчеркнул глава государства.

В рамках проекта деолигархизации 19 марта 2015 года Верховная Рада приняла в целом законопроект №2273 о внесении изменений в закон Украины «Об акционерных обществах». Документ предусматривает снижение кворума для проведения собрания акционеров и наблюдательного совета акционерных обществ до 50% плюс 1 акция, что позволит государству вернуть контроль над некоторыми госкомпаниями. Президент подчеркнул, что нововведения будут способствовать проведению открытых и прозрачных конкурсов по отбору руководителей госпредприятий. «В ближайшее время сможем прийти к тому, о чем мы говорили с начала создания коалиции: прозрачному режиму управления государственной собственностью», ‑ сказал глава государства.

Это также очень важно для привлечения иностранных инвестиций в страну, поскольку зарубежные инвесторы не заинтересованы были вкладывать средства в экономику Украины из-за тотальной коррупции и влияния олигархических групп. «Важно, чтобы такой подход применялся не только к отдельным предприятиям отраслей, но и ко всему топливно-энергетическому сектору. Когда мы говорим о деолигархизации, то это должно касаться всех», ‑ подчеркнул Петр Порошенко.

Советник президента и автор польской «шоковой терапии» в экономике Лешек Бальцерович обращал внимание на то, что в Украине необходимо провести демонополизацию. «Демонополизация — это и есть, собственно, деолигархизация. Для демонополизации нужны изменения в законодательстве и эффективная работа Антимонопольного комитета Украины», ‑ сказал он.

О необходимости борьбы с коррупцией и уменьшении влияния олигархов говорила и канцлер Германии Ангела Меркель. «Олигархи не должны играть доминирующую роль, людям необходимо предоставить прозрачные условия, с коррупцией надо бороться», – сказала канцлер Германии. Меркель подчеркнула, что немецкие предприятия готовы инвестировать в Украину, но только при создании конкурентных условий и низких финансовых рисках.

Одним из этапов деолигархизации было налаживание работы «Укрнафты». Комментируя ситуацию с акционерным обществом, Порошенко сказал: «Налажена работа ПАО «Укрнафта», чего не делалось десятки лет. Угольный сектор, прозрачное формирование тарифов, конкурсное назначение менеджмента государственных предприятий. Невозможным стало политическое влияние на эти процессы. Устранение олигархов от коррупционных схем должно обеспечиваться эффективной деятельностью антикоррупционных органов».

Олигархические группы сформировались не только в Украине, но и на всем постсоветском пространстве. В Грузии эту систему попытались сломать. Тогдашний президент Михаил Саакашвили осуществил «грузинскую мечту»: против большинства олигархов времен Эдуарда Шеварднадзе были возбуждены уголовные дела. В 2004-2012 годах, по данным грузинской прокуратуры, около 9500 объектов частной собственности были бесплатно переданы государству.

В соседней Польше (стране бывшего социалистического лагеря) удалось избежать формирования олигархического капитала. Безусловно, в стране есть значительные экономические игроки, которые пытаются влиять на экономическую и политическую ситуацию. В Польше насчитывается 25 миллиардеров и около 17 тысяч миллионеров. Однако свои интересы крупный бизнес отстаивает, объединяясь в отраслевые союзы или торгово-промышленные палаты. Полякам удалось избежать непрозрачных связей с Россией, как это было, например, в Латвии, во многих секторах экономики которой доминирует российский капитал. Отсутствие бизнес-групп, связанных коррупционными схемами с властью, позволяет Польше привлекать значительные иностранные инвестиции.

В процессе деолигархизации, отделении крупного бизнеса от власти, ключевая роль отводится Антимонопольному комитету Украины и Национальной комиссии по регулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг. Именно тотальный контроль над отдельными отраслями – Ахметова в энергетике, Фирташа в химии, Коломойского в авиации ‑ позволяет олигархам получать сверхприбыли.

Создается замкнутый круг: монополии устанавливаются благодаря коррупционным схемам, часть от сверхприбылей снова идет на подкупы нужных чиновников, которые будут принимать нужные олигархам решения. А олигархическая модель политического развития перманентно приводит к тупиковым ситуациям как в парламенте, правительстве, так и в обществе, провоцируя столкновения между гражданами.

Т.е., контуры проблемы ясны. Насколько удалось её решить? Пока можно говорить о том, что проблема влияния олигархов остаётся. Кто-то из них ослабил своё влияние и потерял часть активов, другие – тот же Ахметов – чувствуют себя весьма уверенно.

Важно, что все больше людей начинают осознавать – только разрушив монополию немногих, получится создать возможности для реализации потенциала тех, кто сейчас предпочитает уехать из страны.  Не остановив бегство наиболее активных, о светлом будущем Украины говорить не приходится.

ИС-Харьков